A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
81

Глава 9. ИВИЦА

Решение Бена так внезапно покинуть Риндвейр оказалось весьма опрометчивым. Стоило путникам выйти за околицу поселка, окружавшего замок, как пошел дождь. Сначала он был совсем небольшим — легкие, задорные капельки падали на их лица. Потом капельки превратились в настоящий душ, а душ — в водопад. Тучи скрыли все заземельские луны и далекие звезды, и все стало черным, словно деготь. Ветер завывал на пустых обширных полях и лугах Зеленого Дола, отбрасывая путников, словно дуновение какого-то великана. Через несколько мгновений Бен и его спутники поняли, что придется искать временное убежище, но к тому времени они уже успели промокнуть до нитки.

Они провели ночь в обветшалом пустом хлеву, в котором прежде держали скотину. Дождь протекал сквозь дыры в крыше, и сухого места почти не было. Стало холодно, и промокшая одежда леденила тело. Бен и его спутники сбились в кучку в темноте большого лошадиного стойла. Здесь было суше, чем в любом другом уголке хлева, и здесь лежала солома, на которой можно было устроиться. О костре речи быть не могло, так что все наспех переоделись и завернулись в одеяла. Советник предложил было попробовать волшебное, согревающее без видимого огня заклинание, которое ему якобы однажды удалось, но Бен не позволил. Магия придворного колдуна уже не раз доказывала свою пожароопасность, а этот хлев был единственным доступным убежищем. Кроме того, упрямо доказывал Бен, ночлег в таком убогом месте послужит вполне достойным наказанием за то, как он повел дела в Риндвейре.

— Я все испортил, — сказал он своим друзьям, когда они свернулись калачиком в темноте, слушая, как дождь барабанит по крыше старого хлева.

— М-м-м?

Внимание советника было поглощено промыванием многочисленных ран и ссадин, которые Бен получил в драке с Каллендбором.

— Я завалил все дело. Я все сделал не правильно. Я позволил Каллендбору провести меня и ухватился за его дурацкий вызов. Я потерял самообладание, потерял контроль над происходящим. — Он вздохнул и привалился к стенке стойла. — Я должен был найти более сильные доказательства! А еще адвокат! Король!

— Я считаю, что вы держались как нельзя лучше, Ваше Величество.

Бен скептически посмотрел на него:

— Неужели?

— Было совершенно очевидно, что лорды Зеленого Дола не принесут вам присягу, если только вы не примете их условия. Если бы вы согласились взять в жены дочь одного из них — присяга была бы дана. Вы приобрели бы жену и десяток новоиспеченных родичей, поддерживающих ваше правление — правление, которое кончилось бы намного раньше, чем вам бы того хотелось. — Колдун пожал плечами. — Но вы ведь разгадали их намерения, как и я, правда?

— Да.

— Значит, вы были правы, отклонив их предложение, и я уверен, что в сложившейся ситуации вы проявили недюжинное присутствие духа. Мне кажется, что, если бы этой игре позволили продолжаться, вы бы его победили.

Бен засмеялся.

— Ценю ваше доверие. Однако замечу, что вы не оставили мне выбора.

— Что вы имеете в виду?

— А то, что вы пропустили мимо ушей мой приказ не использовать магию и наколдовали образ Паладина, когда меня едва не отправили в нокдаун!

Совиная физиономия, едва заметная во мраке, приблизилась к Бену. Советник отложил окровавленную тряпицу.

— Я ничего подобного не делал, Ваше Величество. Это был Паладин. Повисло молчание.

— Значит, он появился в третий раз, — наконец прошептал Бен в замешательстве. — Он появился, когда Марк преследовал меня в тоннеле времени. Потом когда демоны заявились на коронацию. А теперь он пришел в Зеленый Дол. Но он казался таким, как вы говорили, — призрачным! Он выглядел так, будто соткан из света и теней! Что же он такое на самом деле?

Старец пожал плечами:

— Может быть, то, чем кажется, а может быть, нечто совсем другое.

Бен подтянул колени к груди, пытаясь согреться.

— Мне кажется, что он где-то рядом. Мне кажется, он пытается вернуться. — Он посмотрел на советника, ожидая его поддержки.

Старец покачал головой:

— Не знаю. Ваше Величество. Может, оно и так.

— Почему он появлялся раньше? Должны же вы что-то помнить о нем — о том, почему и как он являлся старому королю.

— Он являлся, когда его призывали, — ответил колдун. — Это мог сделать только тот, кто носил медальон. Медальон является частью этой магии, Ваше Величество. Есть какая-то связь между ним, королями Заземелья и Паладином. Но только короли Заземелья понимали полностью эту связь.

Бен вытащил медальон из-под рубахи и принялся рассматривать его.

— Может, надо потереть его, или обратиться к нему, или просто подержать в руках? Может, это вызовет Паладина? Как по-вашему?

Советник пожал плечами. Бен пытался так и этак, но ничего не произошло. Он попробовал пожелать, чтобы Паладин появился, сжав медальон так крепко в руке, что почувствовал линии, выгравированные на его поверхности. Ничего не случилось.

— Наверное, я должен был знать, что это будет не так легко.

Бен вздохнул и уронил медальон обратно за воротник. Он повис на цепочке, охватывавшей шею. Бен посмотрел вверх, в дыру в крыше, где ветер шелестел дранкой.

— Расскажите мне о драконе и лордах Зеленого Дола. Скрюченная фигура колдуна придвинулась ближе.

— Большую часть вы услышали от самого Каллендбора. Лорды Зеленого Дола всегда воевали с драконом. Страбон был их проклятием. Он грабил и терзал их почти двадцать лет — почти с тех самых пор, как умер старый король. Он сжигает их хлеб на корню, их дома, пожирает их скот, а иногда и подневольных. Ведет себя на их земле как у себя дома, и они бессильны против него.

— Потому что дракон — тоже часть магии, не так ли?

— Да, Ваше Величество. Страбон — последний из своего племени. Он был творением царства фей, пока не был изгнан оттуда тысячи лет назад. Его не может поразить оружие смертных, только магия, при помощи которой он создан. Вот почему Каллендбор был так уверен, что вы не сможете справиться с ним. Он думает, что вы мошенник. Настоящий король Заземелья, владеющий магией медальона, мог бы призвать Паладина и выполнить это условие.

Бен кивнул:

— Короче, все опять сводится к Паладину. Скажите-ка, советник, а почему дракону так полюбился Зеленый Дол?

Колдун улыбнулся:

— Он же дракон.

— Да, знаю. Но кажется, он не всегда так разбойничал, по крайней мере пока жив был старый король.

— Верно. Раньше он держался своих владений. Может быть, он боялся старого короля. Может быть. Паладин не выпускал его оттуда, пока жив был король. Я могу гадать так же, как и вы.

Бен досадливо фыркнул и вновь привалился к стене. Все его тело ныло.

— Почему, черт побери, вы ни на один вопрос не можете дать вразумительного ответа? Значится, что вы придворный колдун и мой личный помощник, но вы, похоже, ничего ни о ком не знаете!

Советник посмотрел в сторону:

— Я стараюсь, как могу, Ваше Величество.

Бен тут же пожалел о сказанном. Он коснулся плеча старца:

— Я знаю. Простите меня за эти слова.

— Меня не было при дворе, когда старый король был жив, и мы с моим сводным братом никогда не были близки. Если бы мы дружили, может быть, тогда я узнал бы ответы на ваши вопросы.

— Забудьте о том, что я сказал, советник. Мне жаль, что я не сдержался.

— Знаете, мне ведь тоже было нелегко.

— Знаю, знаю.

— Мне пришлось учиться волшебству чуть ли не в одиночку. У меня не было наставника, учителя, который вел бы меня. Я должен был сохранить престол Заземелья и ублажать толпу королей, которые пугались собственной тени и не желали никакой иной битвы, кроме той, которую могли наблюдать с безопасного расстояния! — Его голос поднялся до крика. — Я отдал все, что у меня было, чтобы не угасла монархия, даже осаждаемая всеми невзгодами, от которых давно сломался бы обычный…

Абернети бесцеремонно оборвал излияния старца. Он прорычал:

— Прошу тебя, колдун, избавь нас от своего красноречия! Нам уже до слез наскучило перечисление твоих страданий, больше мы не вынесем!

36
{"b":"4805","o":1}