ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Мир внизу
Любовь без правил
Невеста
Клинок Богини, гость и раб
Охота на охотника
Зависимый мозг. От курения до соцсетей: почему мы заводим вредные привычки и как от них избавиться
A
A

— Верите, но все же знаете, что она не всегда работает, как должно, не правда ли? Вы хотите верить в нее, но она слишком часто разочаровывает вас. Ведь так?

Он замолчал.

— Яснее не скажешь, — согласился Бен.

— И вы полагаете, что точно так же может быть и с Заземельем. — Микс не спрашивал, он утверждал. Он подался вперед, все его морщинистое лицо было напряжено. — Ну так знайте — это не так. Заземелье представляет собой именно то, что описано в рекламном проспекте. Там есть все, что обещает каталог, и еще намного больше. Все, что в этом мире не более чем миф, то, что трудно представить, «все это есть в Заземелье, господин Холидей. И это правда!

— И драконы, господин Микс?

— Все мифические существа, господин Холидей — точно, как обещано.

Бен сложил руки на груди.

— Мне бы хотелось вам верить, господин Микс. Я приехал в Нью-Йорк для того, чтобы узнать об этом.., предложении каталога, потому что мне хочется надеяться, что оно существует. Можете ли вы показать мне хоть что-нибудь, что могло бы подтвердить ваши слова?

— Вы имеете в виду красочные проспекты, плакаты, справочники? — Лицо старика окаменело. — Их не существует, господин Холидей. Заземелье — надежно охраняемое сокровище. Подробности же относительно того, где оно расположено, на что похоже и что там есть, — это строго секретные сведения, которые могут быть раскрыты только покупателю, которого могу выбрать только я, доверенное лицо продавца. Я уверен, что вы, как юрист, поймете, какие ограничения накладывает на меня слово «секретность», господин Холидей.

— А личность продавца так же засекречена, господин Микс?

— Да.

— А причина, по которой эта загадочная личность продает такую «вещь»?

— Тоже.

— Но почему приходится продавать столь редкий товар, как волшебное королевство, господин Микс? Я постоянно задаю себе этот вопрос. Я все время думаю, не покупаю ли я кота в мешке или пресловутый Бруклинский мост? Откуда мне знать, имеет ли вообще ваш продавец право продавать Заземелье?

Микс улыбнулся, словно пытаясь успокоить Бена:

— Все это было тщательно проверено перед тем, как выставлять объект на продажу. Я сам проводил это расследование.

Бен кивнул:

— Значит, все сводится к вашему честному слову, не так ли?

Микс снова откинулся.

— Нет, господин Холидей. Это сводится к известной всему миру доброй репутации «Роузена», универсального магазина, который всегда выполняет то, что обещает в своих каталогах и рекламных проспектах. Это сводится к договору, который магазин заключает с покупателем, особенно при такой необычной сделке. Этот контракт предусматривает возврат всей суммы, за исключением небольшого процента за временное пользование, — в случае, если качество этого предмета окажется неудовлетворительным. Именно так мы делаем наше дело.

— Нельзя ли взглянуть на копию этого договора? Микс подпер подбородок пальцами руки, затянутой в черную перчатку, затем потер свое морщинистое лицо.

— Господин Холидей, я думаю, нам нужно слегка изменить направление нашего разговора, чтобы я смог рассказать вам о моих полномочиях. Вы пришли, чтобы решить, стоит покупать Заземелье или нет. Но вы здесь также и для того, чтобы я мог судить, подходите ли вы для того, чтобы купить его, или нет. Не сочтете ли вы за бестактность, если я задам вам несколько вопросов?

Бен покачал головой:

— Конечно, нет. Но я прерву вас, если вы перейдете допустимые границы.

Микс улыбнулся, как чеширский кот, и понимающе кивнул. Около получаса он задавал Бену вопросы. Словно опытный адвокат, расспрашивающий свидетеля под присягой на предварительном следствии, он ставил вопросы кратко, тактично и целенаправленно. Микс знал, что ищет, и делал свое дело с хирургической точностью. За годы своей практики Бен Холидей повидал немало юристов, многие из которых были еще более искушенными, чем он сам. Но никогда ему не попадался такой въедливый человек, как Микс.

Он перерыл все прошлое Бена. Пятнадцать лет назад Бен закончил Юридическую школу Чикагского университета, получив диплом с самыми лучшими оценками — summa cum laude. Он сразу же получил приглашение от одной крупнейшей фирмы, а спустя пять лет ушел из нее, чтобы открыть собственное дело с Майлзом, специалистом по тяжбам. Он выиграл большое количество прогремевших по всей стране дел о нарушениях корпоративных законов, выступая адвокатом истца, а в решении нескольких из них добился полного согласия сторон. Коллеги уважали его как одного из лучших в своей деятельности. Он был президентом Чикагской ассоциации адвокатов и председателем нескольких комитетов Иллинойсской государственной адвокатуры. Поговаривали о том, чтобы назначить его президентом Американского объединения судебных юристов.

Бен родился в весьма состоятельной семье. Мать была богатой наследницей, а отец сам сколотил свое состояние. Оба уже были мертвы. У Бена не было ни братьев, ни сестер. Со смертью Энни он остался совершенно одиноким. У него имелось лишь несколько дальних родственников по материнской линии и дядя в Виргинии, но он не виделся с ними более пяти лет. У Бена было мало близких друзей, а по правде говоря, один только Майлз. Коллеги уважали его, но он держал их на расстоянии. В последние пять лет его жизнь вращалась почти исключительно вокруг работы.

— Есть ли у вас опыт административной работы, господин Холидей? — спрашивал Микс, так сверля его взглядом, словно этот вопрос подразумевал нечто большее.

— Нет.

— Увлечения, хобби?

— Никаких, — ответил Бен, думая о том, что это истинная правда — у него не было решительно никаких увлечений и развлечений, за исключением тренировок в Нортсайде. Хотел было сказать об этом, потом решил, что это все равно не важно.

Он дал Миксу справку о своем финансовом положении, подробно описав размещение капитала. Старик безмолвно изучил документы, удовлетворенно кивнул и положил их на стол перед собой.

— Вы идеальный кандидат, господин Холидей, — мягко произнес он; его шепчущий голос почти превратился в шипение. — Вы тот человек, который с легкостью оборвет свои корни, человек, которому не надо беспокоиться об оставленной семье или близких людях. Потому что, видите ли, в течение первого года пребывания там вы не сможете связаться ни с кем, кроме меня. Это одно из условий отбора кандидата. Для вас это не должно быть препятствием. Кроме того, у вас имеются средства для подобной покупки, и не на бумаге, а надежно обеспеченные. Вы понимаете разницу. Но конечно, важнее всего то, что вы — тот человек, который может кое-что дать Заземелью, став его королем. Ведь это много значит для лица, от имени которого я действую. Вы можете предложить нечто особенное. Он замолчал.

— Что же это? — спросил Бен.

— Вашу профессиональную подготовку, господин Холидей. Вы юрист. Подумайте о том, какую пользу вы можете принести не только как человек, который исполняет законы, но и как тот, кто пишет их. Королю требуется чувство справедливости для того, чтобы править. Ваше образование и рассудок должны хорошо послужить вам.

— Вы хотите сказать, что они пригодятся мне в Заземелье, господин Микс?

— Несомненно. — Лицо старика ничего не выражало. — Королю всегда нужны ум и образованность.

На мгновение Бену показалось, что он уловил в голосе Микса нечто такое, отчего это заявление стало похоже на неуместную шутку.

— А нам по личному опыту известно, какими качествами должен обладать король, господин Микс? Улыбка на мгновение исказила черты старика.

— Если вы хотите узнать, действительно ли мне известно, каким должен быть король Заземелья, то я отвечу: да. Мы должны знать все о таких клиентах, как вы, и вы обладаете всеми нужными качествами. Бен медленно кивнул:

— Это означает, что моя просьба будет удовлетворена? Старик откинулся на спинку кресла:

— А как насчет ваших вопросов, господин Холидей? Наверное, сначала я должен ответить на них. Бен пожал плечами:

— Я могу задать их в любое время. Почему бы и не сейчас? Почему бы нам не перейти прямо к договору, который, как вы утверждаете, гарантирует мне защиту от того, что большинство людей назвало бы дурацким вложением денег.

7
{"b":"4805","o":1}