ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Черт возьми, ты не можешь погибнуть, Ивица, ты не можешь поступить так со мной! — Он укачивал ее, чувствуя, какой шероховатой стала кожа на ее лице. — Ивица, ответь мне!

И вдруг ему показалось, что он держит изломанное, окровавленное тело Энни, попавшей в автокатастрофу, унесшую ее жизнь. Он снова испытывал то жгучее чувство неминуемой утраты. Это чувство было таким острым, что Бен стал задыхаться. Он словно видел раздавленную плоть, сломанные кости и кровь; ощущал маленькую, хрупкую жизнь своего неродившегося ребенка.

— О Господи, нет! — простонал он.

Он поднял голову, и образ померк. Он снова держал Ивицу. Он склонился, поцеловал щеки и губы сильфиды, и его слезы побежали по ее лицу. Он потерял Энни и ребенка, которого она носила. Он не вынесет, если потеряет и Ивицу.

— Не умирай, — умолял он ее. — Я не хочу, чтобы ты умирала. Ивица, прошу тебя!

Ее хрупкое тело затрепетало, и вот каким-то чудом в ответ на его мольбы глаза девушки открылись. Бен заглянул в эти глаза, не видя искаженного лица и изуродованного тела, не видя кошмара полузавершенного превращения. Он видел только искру жизни, которая все еще трепетала внутри.

— Вернись ко мне, Ивица! — заклинал он ее. — Ты должна жить!

Ее глаза закрылись снова. Но теперь тело сильфиды затрепетало сильнее, и конвульсии превратились в попытки обрести власть над своим телом. В горле у девушки заклокотало.

— Бен… Помоги мне подняться… Держи меня…

Бен тотчас же поставил ее на ноги, и все отступили от них. Он чувствовал, как жизненные соки потекли по ее телу, как снова началось перерождение. Ее корни пронзили лесную почву, ветви вытянулись и стали густыми, ствол стал мощнее и тверже.

Потом все стихло. Бен поднял голову. Превращение было завершено. Ивица стала деревцем, давшим ей имя. Худшее было позади.

Бен крепко зажмурился.

— Спасибо, — прошептал он.

Демон появился на рассвете, вынырнув из тумана. Это была черная бесформенная уродливая тварь, закованная в доспехи. Он появился совершенно неожиданно: вдруг зашелестел ветер, заклубился туман — и возник демон.

Бен мгновенно проснулся. Он дремал, грезя об исцелении и начале новой жизни, прислонившись к стволу ивы. Страбон, вероятно, был на той поляне, где его оставили.

Демон приблизился, и Бен поднялся ему навстречу. Кобольды вскочили, чтобы преградить путь твари. Абернети пробудился и изо всех сил пнул советника. Колдун тоже проснулся и неловко, по-стариковски, поднялся. Спрятанная в шлеме голова демона медленно повернулась, красные горящие глаза осмотрели всех и вся с привычной осторожностью.

Потом тварь заговорила. Бен не разобрал всего, что она сказала, да и речь-то была недлинной. Советник поколебался, потом взглянул на Бена:

— Марк посылает вам вызов, Ваше Величество. Он объявляет, что встретится с вами на рассвете третьего дня в Сердце для смертельного поединка.

Бен смог только кивнуть. Вот оно то, что обещали ему с самого начала. Время вышло. Он проснулся только наполовину, не успев оправиться от потрясений предыдущих дней, но сразу же понял значение этого вызова.

Он надоел Марку. Демон был зол.

Но может быть.., может быть, демон боялся его? Советник как-то сказал, что демон всегда бросал вызов среди зимы, а до зимы было еще далеко. Демон торопил события.

Бен попытался здраво рассуждать об этом, потом безнадежно покачал головой. Все это ничего не значило. Он давно принял решение остаться, и теперь ничто не могло изменить его. Бена удивило, что его решимость была столь сильной.

Он кивнул посланцу:

— Я буду там.

Демон растворился в сгустке тумана. Мгновение Бен смотрел ему вслед, потом на небо, уже посветлевшее от первых лучей солнца.

— Давайте-ка на боковую, — тихо сказал он своим спутникам.

Бен снова уселся рядом с ивой, прижался щекой к ее коре и закрыл глаза.

День уже начался, когда Бен проснулся снова. Он вытянулся в полный рост на земле, в тени старых сосен.

Его голова покоилась у Ивицы на коленях, а ее руки обнимали его. Она снова превратилась в девушку.

— Бен! -, тихо воскликнула она.

Он посмотрел на ее тонкие руки, лицо и тело. Она была точно такой, как в первую ночь, когда он увидел ее на Иррилине. Все вернулось: красота, цвет и жизненная сила. Девушка была видением, которого он боялся и которого хотел найти. Но теперь его отношение к ней изменилось. Отвращение, страх и отчужденность, которые Бен испытывал раньше, куда-то исчезли. Они сменились надеждой.

Он улыбнулся.

— Ты нужна мне, — прошептал он, и это была чистая правда.

— Я знаю, Бен, — улыбаясь ответила сильфида. — Я всегда знала.

Она склонилась и поцеловала его, и он привлек ее к себе.

Глава 21. ЖЕЛЕЗНЫЙ МАРК

Первое, что сделал Бен утром, — это освободил Страбона от власти Звездной Пыльцы, которая заставляла дракона подчиняться ему. Он отпустил чудовище с тем условием, что тот не будет охотиться в Зеленом Доле и в любой другой населенной части долины и не будет нападать на жителей Заземелья, пока Бен будет королем.

— Продолжительность твоего правления, Холидей, все равно что всплеск волны в океане моей жизни, — холодно заявил дракон, задумчиво прикрыв глаза.

Они с Беном находились на той самой поляне, где Страбон провел ночь.

Бен пожал плечами:

— Тогда это условие легко выполнить.

— Нелегко выполнять условия, которые ставят люди, особенно такие лжецы, как ты.

— Что за наглость, Страбон? Думаешь, ложью можно многого добиться? Вряд ли. Лучше скажи — согласен ты или нет?

Пасть на заскорузлом рыле разинулась, обнажив сверкнувшие острые зубы.

— А ты не боишься, что мое слово не будет ничего значить, ведь оно вырвано под воздействием магии, Холидей?

Бен вздохнул:

— Так да или нет?

Страбон зашипел — этот звук словно шел из самой глубины его брюха.

— Да! — Он расправил свои кожистые крылья и вытянул длинную шею к небу. — Я исполню все, что хочешь, лишь бы освободиться от тебя! — Потом он поколебался и нагнулся к Бену. — Пойми, Холидей, мы еще не закончили разговор. Когда-нибудь мы встретимся снова, и тогда ты за все мне заплатишь!

Он взмыл вверх, громко хлопая крыльями. Оказавшись над верхушками деревьев, дракон повернул на восток и скрылся в лучах восходящего солнца. Бен с горечью смотрел ему вслед.

Советник Тьюс не мог понять его. Сначала он был просто потрясен, потом зол, а под конец — совершенно озадачен. И о чем только думает Его Величество? Почему он просто так освободил Страбона? Дракон был бы могучим союзником, оружием, которому никто не решился бы противостоять, рычагом, с помощью которого можно было бы нажать на всех сомневающихся, чтобы добиться столь необходимой ему присяги!

— Было бы огромной ошибкой относиться к нему подобным образом, — старался объяснить старцу Бен. — Я не хочу использовать его вместо дубины — ведь тогда жители Заземелья клялись бы мне в верности не по доброй воле, а из страха перед драконом. В этом нет ничего хорошего — мне не нужна верность, рожденная страхом!

Я хочу, чтобы мои подданные уважали меня! К тому же Страбон — это обоюдоострый клинок. Рано или поздно действие Звездной Пыльцы кончится, и что тогда? В ту же минуту дракон разделается со мной. Нет, советник, лучше отпустить его и попытаться добиться всего самому.

— Хорошо сказано, — огрызнулся колдун. — Посмотрим, как у вас это получится. Что с вами будет, когда вы встретитесь с Марком? Ведь Страбон мог бы защитить вас! Нужно было подержать его при себе хотя бы до поединка!

— Нет, советник, — тихо возразил Бен. — Это не драконье дело; эта битва — моя. Наверное, так и должно быть.

Он оборвал разговор, не желая ни с кем обсуждать эту тему. Он все тщательно обдумал. И принял решение. Он узнал несколько вещей, неизвестных ему ранее, и сделал несколько выводов. Теперь он отчетливо понимал, каким должен быть настоящий король Заземелья. Во многих отношениях он прошел полный круг, с тех пор как попал в долину. Бен хотел, чтобы друзья поняли его, но не желал объяснять им все. Понимание должно прийти другим путем.

75
{"b":"4805","o":1}