ЛитМир - Электронная Библиотека

Пар улыбнулся и взял ее за руку.

— Я люблю тебя, Дамсон Ри, — произнес он так тихо, что слова эти скрыло шуршание одежды.

Потом он поднялся. — Мы уходим из города. Поищем помощь. У Моргана, или у свободнорожденных, или у кого-нибудь еще. Мы не можем продолжать борьбу в одиночку. — Он взглянул вниз на Крота, — Крот, ты поможешь нам выбраться?

Тот посмотрел на Дамсон:

— Под городом есть туннели, которые выведут нас на равнину. Я покажу их.

Пар обернулся к Дамсон. Несколько минут она молчала, зеленые глаза ее были полны невысказанных мыслей.

— Ты прав, Пар, я пойду с тобой, — произнесла она наконец. — Я знаю, нам нельзя оставаться. Наше время здесь, в Тирзисе, кончилось, удача отвернулась от нас. — Она шагнула к нему. — Но ты должен дать мне зарок, как дал Падишару. Обещай, что мы вернемся за ним, что мы не оставим его умирать.

«Она ни на миг не допускает возможности, что он уже мертв. Она верит в его силу. И я, кажется, тоже».

— Обещаю, — прошептал он.

Она качнулась к нему и решительно поцеловала в губы.

— Я тоже люблю тебя, Пар Омсворд, — сказала она. — И буду любить до конца.

***

Остаток ночи они потратили на то, чтобы выбраться из лабиринта под Тирзисом. Древние коридоры, сооруженные в незапамятные времена для вылазок защитников города, теперь помогали беглецам скрыться из него. Туннели пересекались, расходились и сплетались вновь, временами достаточно широкие для того, чтобы по ним могли проехать целые повозки, временами такие узкие, что сквозь них едва могли пробраться Крот и его подопечные. Иногда скалы были сухие, пыльные и пахли старой землей и запустением; иногда с каменных сводов капала вода, пропитанная вонью нечистот. Потревоженные крысы с писком разбегались во все стороны и, завидев людей, исчезали в щелях. С камней, словно сдутые ветром сухие листья, взлетали насекомые. Шаги путников и звук их дыхания, многократно усиленные эхом, отдавались в пустых переходах; казалось, невозможно пройти, не привлекая к себе внимания. Но Крот, руководствуясь одному ему ведомыми признаками и приметами, часто выбирал окольные пути, сворачивая с прямой куда-то в сторону. Он не заговаривал с Паром и Дамсон; словно беспокойный призрак, вел он их сквозь свой безмолвный подземный мир. Время от времени Крот на миг останавливался, чтобы взглянуть назад либо рассмотреть что-нибудь подобранное с земли. А порой просто стоял, рассеянно и невнятно бормоча что-то себе под нос, словно советуясь с окружающей их тьмой. Пар и Дамсон останавливались вместе с ним и ждали, наблюдая и гадая, о чем он думает. Они не задавали вопросов, хотя и не терпелось спросить о многом. Но Дамсон хранила молчание, и Пар счел за благо поступать так же.

Наконец сквозь тьму засиял серебристый свет.

Спотыкаясь, путники заспешили к нему сквозь завесу пыльной паутины, поползли вверх по тайному лазу среди скал. Ход постепенно сужался, так что ближе к концу Пару и Дамсон приходилось сгибаться в три погибели. Потом путь им преградили кусты, разросшиеся так густо, что Крот был вынужден расчищать дорогу с помощью длинного ножа, который он каким-то образом умудрился спрятать в своей шерсти. Откидывая в сторону срезанные ветки, трое беглецов пробрались через остатки скрывающей отверстие листвы и вышли на свет.

Встав на ноги, они огляделись. Горы, у подножия которых на могучем утесе располагался Тирзис, зубчатой грядой чернели на фоне занимающегося рассвета, тень их вершин тянулась через долину к северу и западу, сливаясь с тенью дальних лесов. Теплый воздух благоухал разнотравьем, подсушенным летним солнцем. Из листвы раздавалось пение птиц, стрекозы вихрем носились над поросшими заводями речушки, стекавшей со скал позади путников.

Пар поглядел на Дамсон и улыбнулся.

— Мы выбрались, — тихо произнес он, и она улыбнулась ему в ответ.

Юноша повернулся к Кроту, неуверенно щурившемуся от непривычного ему яркого солнца.

Подчиняясь неожиданному порыву, Пар потянулся к нему.

— Спасибо, Крот, — сказал он. — Спасибо тебе за все.

Мордочка Крота нахмурилась, он заморгал еще чаще. Рука его нерешительно потянулась навстречу руке Пара и пожала ее.

— Я всегда буду рад помочь тебе, — сказал он.

Дамсон опустилась перед Кротом на колени и обняла его.

— Сейчас нам пора расстаться, до свидания, — прошептала она. — Найди себе убежище ненадежнее, Крот. Держись подальше от всех этих черных тварей. Спрячься получше до нашего возвращения.

Крот поднял руки, его обветренные ладони легли на гладкие плечи девушки.

— Я буду ждать тебя, крошка Дамсон. Я всегда буду ждать тебя.

Она отпустила его, и Крот нежно провел пальцами по ее лицу. Пару показалось, что в уголках глаз маленького существа блеснули слезы. Потом Крот повернулся к ним спиной и снова исчез в темноте.

Некоторое время они провожали его взглядами, а потом посмотрели друг на друга.

— Куда теперь? — спросил Пар. Дамсон засмеялась.

— Правильно. Ты ведь не знаешь, где находится Источник Огненной Крови, да? Я настолько привыкла к тебе, что порой забываю, что ты не один из нас.

Пар улыбнулся в ответ:

— Тебе всегда приходилось присматривать за мной, верно?

Она бросила на него вопросительный взгляд.

— Я не жалуюсь. А ты?

Шагнув к девушке, Пар обнял ее. Несколько мгновений он просто стоял, обвив ее руками, уткнувшись лицом в ее волосы и прикрыв глаза.

Через какие испытания они прошли, пришло ему на ум, сколько раз их жизни подвергались смертельной опасности, как трудна была их дорога, как много открылось им за столь короткий срок.

Еще удерживая ее, он чуть-чуть отодвинулся и произнес:

— Я должен тебе кое в чем признаться. Иногда мне кажется, что мне все время грозит опасность. С тех пор как мы с Коллом много недель тому назад впервые покинули Варфлит, я все время боюсь. За все приходится платить слишком дорогой ценой. Я не знаю, что я потеряю в следующий раз, и ненавижу это ожидание. Но что больше всего пугает меня, Дамсон Ри, это возможность потерять тебя. — Он крепче сжал ее, притянув к себе. — А тебе как кажется? — шепнул он.

Вместо ответа она тоже обняла его.

Все это раннее утро они тихо, почти не разговаривая, брели по равнине на север, прочь от Тирзиса, к покрытому лесом подножию Зубов Дракона. С разгаром дня становилось все жарче и жарче, капли ночной росы высохли под палящими лучами солнца, намокшая за ночь земля вновь исторгала из себя облачка пыли. Долгое время им никто не встречался, да и потом лишь изредка попадались разносчики и мелкие торговцы, спешившие со своих ферм на городской базар. Пар поймал себя на том, что снова думает об отчем доме, о родителях и Колле, но ему казалось, что все эти воспоминания относятся к каким-то баснословно далеким временам, хотелось, чтобы все шло по-прежнему и чтобы ничего из того, что произошло после его встречи с Коглином, не случилось. Но он знал, что с таким же успехом мог пожелать дню стать ночью, а солнцу луной. Он взглянул на идущую рядом Дамсон, на нежные и в то же время строгие черты ее лица, грациозные движения тела, и сожаление о прошлом сразу покинуло его.

Примерно в полдень они пересекли Мермидон и остановились поесть в прибрежном лесу, удовольствовавшись па завтрак свежей водой, ягодами и съедобными травами и кореньями. Хотя дневная жара тяжкой пеленой лежала на окрестных землях, под пологом леса было прохладно и тихо. После еды путники, усталые от тревог и трудов этой ночи, решили немного поспать, доверившись спокойствию убежища. Отсюда, как сказала Дамсон, было несколько часов ходьбы до ущелья Кеннон, где можно перейти через Зубы Дракона в долину, где некогда находился Паранор. Оттуда дорога шла на север или на восток к ущелью Дженниссон и к Источнику Огненной Крови. Через два дня, обещала девушка, они должны выйти к свободнорожденным.

Но Пар и Дамсон, убаюканные прохладой и тихим шелестом листьев, проспали дольше, чем собирались. Когда они проснулись, солнце уже приблизилось к закату. Они сразу же встали и пустились в путь, собираясь пройти как можно больше. Если выглянет луна, они смогут идти даже ночью. Иначе им придется ждать до утра.

14
{"b":"4807","o":1}