ЛитМир - Электронная Библиотека

Снова полыхнула молния. Краем глаза Пар заметил какие-то фигуры на склонах лощины. Их было около дюжины, сутулых, скрюченных и кривобоких, глаза их светились странным мрачным блеском. Затем они снова исчезли, растаяв во тьме грозовой ночи. Совсем сбитый с толку, Пар сощурился, пытаясь через плечо Колла разглядеть хоть что-нибудь сквозь завесу дождя и мрака. Или все это ему привиделось? Вновь сверкнула молния, но как раз в этот момент Колл рванулся, бросив Пара навзничь на мокрую траву. Так что Пар ничего не сумел разглядеть. Судорожно ловя ртом воздух, он валялся на земле, а Колл с воем бросался на него. Но наконец, перекинув противника через голову, юноша освободился от его хватки.

Пар поднялся на ноги, изумленно озираясь по сторонам. Кругом стояла такая кромешная тьма, что он с трудом мог различить даже старый дуб. Склоны лощины были скрыты во мраке.

Колл снова напал на него, но на этот раз Пар был настороже. Увернувшись, он с силой ударил Колла по голове рукоятью Меча Шаннары.

Оглушенный, Колл упал на колени. Он пытался ухватиться за воздух перед собой, словно цепляясь за кого-то, видимого лишь ему одному.

Алая струйка потекла по его лицу — рукоять рассекла кожу. Смешиваясь с потоками дождевой воды, кровь светлела. Черты Колла стали преображаться, утрачивая сходство с порождениями Тьмы, становясь человеческими. Трепеща от ужаса и отчаяния, Пар уже занес руку для нового удара, но остановился, увидев глаза противника.

Глаза своего брата. Глаза Колла.

Пар упал на колени в грязь и мокрую траву, припал лицом к Коллу. Губы брата шевелились, но слова терялись в завывании ветра и шуме дождя. Он весь дрожал от холода и от чего-то еще, тряс головой, словно пытался скинуть с себя мерцающий покров Зыбучего Савана. Но как раз это ему никак не удавалось сделать — в бесплодных стараниях он бился всем телом, извиваясь под черной тканью.

— Колл… — выдохнул Пар имя брата. — Колл!

Руки Колла вцепились в складки плаща, яростно встряхнули его, а потом бессильно упали.

Понимая, что может опоздать, Пар вонзил Меч Шаннары в землю перед собой и схватил Колла за руки. Тот не сопротивлялся, глаза его были пусты и тусклы. Пар положил руки Колла на рукоять меча и обвил ледяные трясущиеся пальцы вокруг рукояти, удерживая их там. «Пожалуйста, Колл, — мысленно молил он, — пожалуйста, останься со мной». Глаза брата смотрели в его сторону, но не видели, не замечали Пара.

Меч Шаннары накрепко соединил их, связал неразрывными узами. Пальцы братьев переплелись, прижимаясь к воздетому факелу, вырезанному на рукояти.

Залитая дождем поверхность клинка искаженно отразила лицо Пара.

— Колл! — прохрипел он. Проснется ли когда-нибудь волшебная сила? Проснется или нет?

Глаза Колла, словно ища чего-то, остановились на нем.

— Колл, послушай меня! Я — Пар! Я твой брат!

Колл моргнул. В глазах мелькнул свет. Это был уже проблеск надежды. Пар ощутил, как руки Колла крепче сжали рукоять меча.

Колл.

Вниз по блестящему лезвию пробежала вспышка, быстрая и ослепительная, белое сияние, в мгновение ока охватившее все вокруг. Огонь, яркий и холодный, разливался по всему мечу и по телу Пара. Юноша чувствовал, как пламя подхватило и понесло его, втягивая в талисман навстречу Коллу, чтобы слить с ним воедино. Он чувствовал, что его переплавляют и уносят в неизвестность волшебные силы. Мир, покинутый им, исчез — исчезли сырость и грязь, непроглядная тьма и шум дождя.

Там, где он пребывал теперь, царили свет и безмолвие. И никого не было.

Только Колл и он. Только они двое.

Пар посмотрел на сияющую черную ткань Зыбучего Савана, окутывающего голову и тело брата. Плащ извивался, как змея. Он был живым, метался из стороны в сторону и яростно уворачивался от нападения чего-то незримого, старающегося разорвать его.

Пар слышал шипение Савана.

Меч Шаннары! Магия меча!

Пар мысленно взывал: "Слушай меня, Колл.

Внемли истине. Будь тем, что ты есть на самом деле!" Забыв обо всем, кроме необходимости освободить брата, Пар не обращал внимания на собственную безопасность. Сила меча поддерживала его. «Слушай меня…» Зов его звучал в сознании брата повелительно, словно удар бича. Правда о том, кем был и чем стал Колл, хлынула неудержимым потоком, который нельзя было повернуть вспять. Взгляд Колла начал проясняться, он стал понемногу осознавать случившееся с ним. Он увидел, что сделал с ним плащ, увидел, что перед ним брат. Ему открылось наконец все, что было так тщательно скрываемо порождениями Тьмы.

И тогда ему открылся путь освобождения.

Ему сделалось больно. Пар почувствовал, что и ему тоже больно. Обретенное знание причинило Коллу страдание. Но Колл нуждался в таком лекарстве. Пар слышал и понимал переживания брата, но не отступал. Правда — очистительный белый пламень Меча Шаннары — вот их единственная надежда.

Колл откинулся назад и застонал. Этот звук перенес их из царства белого безмолвия назад, во мрак бушующей и завывающей ночи. Они снова стояли на коленях под старым дубом, в грязи и мокрой траве под черными клубками туч. Вокруг клокотала мгла, последние клочки дневного света были развеяны и унесены жестоким ветром. В лица братьям, застилая зрение, хлестали струи дождя. Пар и Колл не видели ничего, кроме друг друга. Руки их были крепко сомкнуты на рукояти сверкающего Меча Шаннары. Ударила молния, опалив все вокруг, за ней рокочущим эхом прокатился гром.

Руки Колла Омсворда внезапно сорвались с Меча, Колл вскочил на ноги. Лицо его исказилось. Но Пар видел, что это было его лицо, лицо брата, в котором ничто не напоминало об отвратительных чертах порождений Тьмы, пытавшихся завладеть им. В исступлении Колл сорвал с себя Саван, разорвал пополам и швырнул на землю. Саван, прошелестев, тряпкой упал в грязь, и из него столбом повалил дым. Ткань корчилась, извивалась, пузырилась. Из блестящих складок вырвались зеленые языки пламени.

Вспыхнул огонь, мигом охвативший весь плащ, и в считанные секунды Саван превратился в пепел.

Пар устало встал и повернулся к брату, видя в глазах Колла именно то, что ему хотелось увидеть. Колл вернулся к нему. Меч Шаннары поведал брату правду о Зыбучем Саване: он соткан порождениями Тьмы для порабощения, и единственный способ обрести свободу — покончить с плащом. Колл сделал это. Меч Шаннары дал ему силы.

Но даже в миг ликования, когда борьба наконец-то завершилась победой, а Колл вернулся к нему, Пар ощущал смутное беспокойство.

«Должно произойти что-то еще, — шептал ему внутренний голос. — Магия должна была сделать не только это. Помнишь предания о давно минувших событиях? Помнишь предков Омсвордов? Помнишь Шиа?» Когда Шиа впервые призвал чудесную силу, она пришла к нему иначе, не так, как к Пару. Она сказала правду ему о нем самом, она бросила ему в лицо то, что он хотел утаить, навеки вычеркнуть из памяти, словно этого никогда не существовало. Она открыла Шиа Омсворду правду о нем самом, зато позже он мог вынести тяжесть любой истины. :

Почему же ничего не было открыто ему, Пару?

Снова сверкнула молния, и Пар вспомнил о черных фигурах на склонах долины, явственно увиденных им, — здесь не могло быть ошибки. Пар обернулся: они толпились неподалеку от братьев, черные и согнутые в три погибели, с мрачно сверкающими взорами. Он почувствовал, как Колл придвинулся к нему, ощутил напряжение брата, приготовившись защищаться до последнего. Теперь Колл тоже увидел их.

Пара Омсворда охватило смешанное чувство отчаяния и ярости. Порождения Тьмы нашли их.

Из вражеских рядов выступил Риммер Дэлл.

Его холодное жестокое лицо было обращено вверх, к струям дождя. Взгляд Первого Ищейки был тверд, белки глаз воспалены. Он остановился в нескольких шагах от жителей Дола, не говоря ни слова, поднял руку и кивнул. Этим жестом было сказано все. Братья должны пойти с порождениями Тьмы. Они принадлежат им. Они в их власти.

Пар прекрасно понял приказ Первого Ищейки, понял так ясно, как будто тот говорил вслух.

43
{"b":"4807","o":1}