ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как он? — быстро спросил Морган. — Кто-нибудь с ним разговаривал?

Дамсон нервно глотнула и покачала головой:

— Его никто не видел. Но среди солдат ходят слухи, будто он еще держится на ногах.

Мэтти Ро нахмурилась:

— Говорят все? — переспросила она, бросив на Дамсон задумчивый взгляд. — Я не очень-то доверяю тому, что известно всем и каждому.

Знаю по своему опыту: все общеизвестное, как правило, оказывается не чем иным, как ложными слухами, а то и преднамеренным обманом.

Дамсон заколебалась:

— Но все так уверены в этом. — Она осеклась. — Думаю, нам следует знать наверняка, правда?

Мэтти Ро наклонилась вперед, упершись локтями в колени, сжав щеки ладонями, мальчишеское лицо ее было напряжено.

— Ты говорила мне, будто они использовали тебя как приманку, чтобы изловить Падишара.

Морган остолбенел. Он впервые слышал об этом. Насколько больше Дамсон рассказала ей, чем знал он?

— Это сработало один раз, не исключено, что они попытаются проделать то же еще раз. Но теперь они изменят правила. И постараются устроить все так, чтобы никто не ушел. А вместо живца они используют.., общую уверенность.

Морган кивнул. Ему следовало бы и самому догадаться об этом.

— Западня. Они понимают, что Падишара попытаются освободить, и хотят направить нас по ложному пути. Они держат его где-то в другом месте.

Мэтти склонила голову.

— И мне так кажется.

Дамсон вскочила.

— Я оставила Кроту такие знаки, что он не сможет их не заметить. Если он придет, то нынешней ночью. А пока я пойду и попытаюсь выяснить, где Падишар на самом деле.

— Я тоже пойду. — Морган поднялся и потянулся за плащом.

— Нет. — Голос Мэтти прозвучал неожиданно резко и твердо. Девушка встала и шагнула между ними. — Никто из вас не пойдет. — Она схватила свой плащ. — Пойду я. — Она посмотрела на Моргана. — Тебя могут узнать, ты смыл маскировку, да и в любом случае тебе нельзя идти, это занятие не для тебя. Лучше оставайся тут. — Она повернулась к Дамсон. — Тебе тоже больше нельзя рисковать: тебя они хорошо знают. Сегодня утром нам просто повезло. Что бы ни случилось, ты должна оставаться невредимой, пока не встретишься с Кротом и не приведешь остальных. А ты не сможешь сделать этого, если обнаружишь себя и составишь компанию Падишару Крилу. И, кроме всего прочего, я больше вас смыслю в этом деле. Я научилась слушать и выведывать, потому что давно занимаюсь тем, что раскрываю тайны.

Мгновение они молча смотрели на нее. И когда Морган встрепенулся, чтобы возразить, Дамсон взглядом заставила его молчать.

— Она права, Падишар согласился бы с этим.

Морган снова попытался открыть рот, но Дамсон перебила его:

— Мы подождем тебя, Мэтти. Будь осторожна.

Мэтти кивнула и перекинула плащ через плечо. Лицо у нее было сосредоточенным, губы плот-то сомкнуты.

— Если я не вернусь до темноты, не ждите. — Девушка бросила Моргану быструю насмешливую улыбку. — Оберегай меня мысленно, горец.

Она пересекла двор и скрылась за дверью.

***

Весь день они ждали Мэтти Ро, съежившись под навесом, пытаясь использовать ту ничтожную защиту, что предоставляла его тень. Солнце медленно клонилось к западу, становилось все жарче, в пыльный дворик не проникало ни малейшего дуновения ветра.

Чтобы убить время, Морган принялся рассказывать Дамсон о том, как они с Падишаром сражались против федератов на Уступе. Но вопреки его ожиданиям, болтовня не развлекла их. Она принесла воспоминания о том, что он надеялся навсегда стереть в памяти, — не о Стеффе и Тил, не о ползуке и даже не о смертельной схватке в катакомбах, но об ужасном, пугающем чувстве неполноценности, которое охватило его, когда он расстался с магической силой меча Ли. Обнаружить силу клинка, протомившегося в бездействии в семействе Ли бог знает сколько веков, значило настежь распахнуть двери, которые, как подсказывало ему внутреннее чутье, лучше было бы оставить закрытыми. Магическая сила завладела им, пустила корни в глубины его существа, эликсир сатанинской власти предательски подчинял себе своего обладателя, стремясь полностью покорить его своей воле. Он вспомнил, как сковало его, как тяжело он переживал потом утрату сил, как эта потеря лишила его твердости именно тогда, когда он отчаянно нуждался в ней, — и даже теперь, когда он снова владеет собой, его страшило, какую цену за это придется платить. Опасения снова навели его на раздумья о Паре, проклятом, а не благословенном магией заклинаний. Эта магия в десятки раз превосходила по силе магию меча Ли, бороться с ней Пару приходилось с самого рождения, и теперь она развивалась самым пугающим образом, угрожая полностью уничтожить одного из братьев Омсворд. Морган подумал, что ему повезло больше, чем жителю Дола. Много людей помогало горцу — Стефф, Падишар, Уолкер, Оживляющая, Хорнер Диз. А теперь вот Дамсон и Мэтти Ро.

Все они помогали ему, каждый по-своему, не давая впасть в отчаяние, которое в иных обстоятельствах могло бы захлестнуть его. Некоторые из друзей теперь покинули его навсегда, некоторые были унесены вихрем событий. Но все оказывались рядом именно тогда, когда он нуждался в них. А на кого может опереться Пар? На Колла, одурманенного колдовством порождений Тьмы? На Падишара, угодившего в беду? На Уолкера или Рен, вместе с которыми он пустился в это бесконечное странствие? На Коглина?

На самого Моргана? Уж верно, не на него. Нет, у Пара были только Дамсон и Крот, а по большому счету — одна лишь Дамсон. Теперь ушла и она, и Пар остался один-одинешенек.

Эта мысль повлекла за собой другую, и, хотя Морган начал рассказывать о Падишаре и Уступе, он вдруг заметил, что в результате отклонился от темы и заговорил о том, что его больше всего занимало: о Паре, его друге, от которого, как ему казалось, он всегда отступался. Он пообещал Пару быть рядом: поклялся пойти на север в качестве его защитника и не сдержал своего обещания.

Дамсон тоже заговорила о жителе Дола, и дрожь в голосе свидетельствовала о ее чувствах лучше, чем любые слова. Она шептала о своей утрате и обманутых ожиданиях. Выбирая между Паром и Падишаром, она выбрала Падишара, и, хотя выбор был естествен, осознание его естественности не утешало ее.

— Я устала от необходимости выбирать, Морган Ли, — в какой-то миг призналась она.

Некоторое время они молчали, лежа в тени своего временного пристанища и потягивая тепловатую воду, чтобы не потерять слишком много влаги.

Девушка безнадежно махнула рукой.

— Я устала от того, что мне приходится выбирать и постоянно принимать решения, которые мне совсем не по вкусу, потому что от любого решения кому-то становится хуже. — Она яростно тряхнула головой, лицо ее сморщилось, выдавая душевную боль. — Я совершенно выдохлась и, кажется, больше ни на что не гожусь.

В глазах у нее показались слезы, вызванные мыслями и чувствами, утаенными от юноши. Он покачал головой:

— Годишься, потому что должна, Дамсон. Они надеются на тебя. Ты знаешь это. Сейчас Падишар. А потом Пар. — Морган Ли сел. — Не тревожься, мы найдем его — ты и я. Мы не остановимся, пока не добьемся своего. Нам нельзя уставать, прежде чем мы не справимся с этим, правда?

Он уловил в своем голосе оттенок снисходительности, и ему это страшно не понравилось.

Но девушка кивнула, вытерла слезы, и они вместе продолжали ждать Мэтти.

Сгущались сумерки, а Мэтти Ро все еще не возвращалась. Небо потемнело и засияло звездами.

С запада, хотя отсюда это и не было видно, медленно надвигалась гроза, и в преддверии ее прихода в стенах города стало немного прохладнее.

Дамсон поднялась:

— Я больше не могу ждать, горец. Если я хочу отыскать Крота и успеть провести в город свободнорожденных, мне пора. — Она закуталась в плащ. — Дождись Мэтти. Когда она появится, подумайте, что можно предпринять для успеха нашего плана.

— Когда она появится… — повторил Морган. — Ты думаешь, она все-таки придет?

60
{"b":"4807","o":1}