ЛитМир - Электронная Библиотека

Эльфы достигли расположения авангарда, проскакав несколько миль к северу, спешились и привязали лошадей. Все еще храня молчание, Рен отошла от других, взяла немного еды — она не была голодной, но понимала, что надо подкрепиться, — и уселась в одиночестве, любуясь деревьями. «Ответ лежит где-то на поверхности», — убеждала она себя. Рен казалось, что прошлое и настоящее тесно связаны между собой, что история повторяется, и по тому, что было прежде, можно узнать будущее. Перед ее мысленным взором пронеслись эпизоды Морроуиндла — лица погибших, фигуры тех, кто принес себя в жертву.

Так много жизней было отдано ради спасения эльфов из этой смертельной западни; не может быть, чтобы все это пошло прахом. Не может быть, что они избежали смерти там только ради того, чтобы умереть здесь.

Внезапно она почувствовала острую тоску по Гарту. Ей не хватало его ободряющего присутствия, его способности решить любую проблему.

Как бы плохо ни оборачивались события, Гарт всегда находил выход, ведя ее за собой, когда она была маленькой, и позволяя ей выходить вперед, когда подросла. Ей так одиноко без него.

На глаза девушки навернулись слезы, и она смущенно смахнула их. Нет, она не будет больше плакать по Гарту. Она же обещала.

Рен поставила пустую тарелку на стол, ища глазами Эрринга Рифта. Она решила, что надо снова слетать на юг, взглянуть на ползук. Должен же существовать способ остановить или хотя бы задержать их. Может, на месте ее осенит?

Слабая надежда, но больше рассчитывать не на что. Девушке хотелось бы полететь с Тигром Тэем: от него исходила почти такая же уверенность, как и от Гарта. Но Крылатый Всадник еще не вернулся — найти и привести свободнорожденных на помощь эльфам важнее, чем утешать королеву.

Найдя наконец Эрринга Рифта, девушка окликнула его.

— Мы снова отправляемся посмотреть на ползук, — объявила она, не сводя с него решительного взгляда. Бородатый эльф помрачнел. — Так надо. Не спорь со мной.

Рифт покачал головой:

— Я и не собирался, повелительница, — пробормотал он.

Рен взяла его за руку и повела через лагерь:

— Мы не задержимся? Просто взглянем, где они, ладно?

Черные глаза украдкой скользили по ней.

— Катастрофически близко, вот где они. Мы оба это знаем и без проверки. — Рифт взъерошил бороду. — Это ни для кого не тайна. Нужно остановить их. А как это сделать, ты не знаешь, не правда ли?

Она слабо улыбнулась собеседнику:

— Ты первым услышишь об этом.

Рен и Крылатый Всадник уже приближались к поляне, где размещались птицы роки, когда их догнал задыхающийся и раскрасневшийся Тиб Арне:

— Госпожа! Госпожа! Ты летишь на большущей птице? Возьми меня с собой хоть на этот раз, ну пожалуйста! Ты же обещала, госпожа.

Пожалуйста! Ты ведь говорила: в следующий раз, когда полетишь сама. Пожалуйста! Мне так надоело бездельничать в лагере.

Рен повернулась к нему:

— Тиб… — начала она.

— Пожалуйста, — взмолился мальчик, остановившись перед ней и рывком отбрасывая копну светлых волос. В голубых глазах сверкало нетерпение. — Я не помешаю.

Девушка покосилась на Рифта, он мрачно, предостерегающе смотрел на королеву, но в душе у нее словно что-то оборвалось, она чувствовала странную обособленность от всего окружающего и хотела снова обрести покой. «Почему бы и нет?» — решила она. Может, общество Тиба пойдет ей на пользу. Может, он развлечет ее.

Она кивнула:

— Хорошо. Пойдем с нами!

Тиб до ушей расплылся в улыбке. Его улыбка выдерживала сравнение разве что с недовольной гримасой Эрринга Рифта.

***

Разведчики — королева эльфов, предводитель Крылатых Всадников и мальчуган — летели на юг, держась в тени горного гребня, не поднимаясь слишком высоко. Миновав неутомимую армию Федерации, поднявшую над пустынной равниной огромное облако пыли, они устремились мимо однообразного массива Заплетенной Пущи к голубому Мермидону. Прохладный ветерок ласкал их лица, внизу раскинулись безбрежные луга, испещренные зеркалами и зеркальцами прудов и ручьев, отражающих солнечные лучи. Рен сидела за Эррингом Рифтом, а за ее спиной примостился Тиб Арне. Девушка чувствовала, как он то и дело возбужденно вытягивает шею, стараясь заглянуть через крылья Граяла, ерзает с боку на бок, пытаясь получше рассмотреть панораму внизу. С губ мальчика срывались тихие восторженные восклицания. Рен только улыбнулась, занятая своими воспоминаниями.

Лишь однажды мысли ее вернулись к настоящему. На этот раз, летя с Эррингом Рифтом, она не взяла Фаун с собой, как та ни просилась.

То ли Рен боялась за лесную скрипелочку, как бы она не упала со спины птицы рок, то ли дело было в чем-то еще — Рен и сама толком не разобралась. Но Фаун с ней не было.

Шло время. Разведчики добрались до Пикона, пролетели над бурным Мермидоном и взяли еще южнее. Пока никаких ползук. Рен вглядывалась в лежащие внизу земли, боясь, что чудовища забрались под деревья и их не удастся выследить. Но через несколько минут вдали вспыхнул блеск металла. Эрринг Рифт заставил Граяла сделать широкую петлю, и седоки унеслись от Мермидона в сторону западных гор. Под укрытием скалистой гряды они промчались над спешащими за армией Федерации ползуками. Рен снова наблюдала, как насекомоподобные твари неустанно движутся под безжалостным солнцем сквозь тучи пыли — чудовища, служащие хозяевам-нелюдям, способствующие достижению неблагих целей.

Она вспомнила о чудищах Морроуиндла и вдруг поняла, что для нее все это не кануло в прошлое.

Злобные создания, сотворенные силой волшебства, перенеслись сюда, изменив обличье. «История повторяется, — снова подумала Рен. — Так в чем же урок, который необходимо извлечь?»

Они дважды незаметно пролетели над ползуками, потом Рен попросила Эрринга Рифта опуститься на утес среди россыпи поросших лесом отрогов Каменной Шпоры. Оттуда можно было следить за продвижением ползук, неуклонно шагающих по равнине. Их членистые ноги поднимались и опускались в едином ритме.

Рен без слов опустилась на траву. Тиб Арне уселся рядом с ней, обхватив руками коленки и разглядывая ползук с напряженным выражением лица. Ползуки. Девушка не позволила этому слову сорваться с ее губ. Как остановить их?

Думая об этом, она машинально ковыряла землю мыском ботинка. Позади нее Эрринг Рифт проверял ремни упряжи Граяла. Сквозь листву лаская и обдувая прохладой кожу, веял ветерок.

Рен думала о вистероне, дальнем родиче ползук.

В конце концов это чудище потонуло в трясине неподалеку от собственного логова.

Рифт коснулся ее плеча, предлагая флягу с водой. Девушка отхлебнула и предложила Тибу Арне. Тот отказался. Поднявшись, она вместе с Рифтом подошла к краю утеса, внимательно рассматривая ползук. Как можно уязвить этих тварей? Интересно, они едят и спят так же, как звери? Нужна ли им вода? Дышат ли они?

Рен вытерла пот со лба.

— Пора отправляться назад, — тихо сказал Рифт.

Девушка кивнула, но не тронулась с места.

Внизу громыхали ползуки. На броне их играло солнце, тяжелая поступь выбивала из земли тучи пыли.

«Вистерон, — думала она, — ушел под землю…»

Рен прищурилась. «В этом что-то есть, — поняла она. — Что-то полезное…»

Неожиданно она услышала знакомый низкий свист и хотела было обернуться, но рядом с ней очутился Тиб Арне, белокурый и голубоглазый, радостно улыбающийся. Заливаясь восторженным смехом, он показывал на равнину:

— Смотрите!

Ничего не видя, девушка вглядывалась в знойную пелену.

Рядом с ней Эрринг Рифт что-то отрывисто буркнул и нагнулся вперед. Позади раздался глухой стук, словно падало подрубленное дерево, а следом — пронзительный, леденящий душу крик.

Рен обернулась, но что-то ударило ее по голове, и все кругом заволокла тьма.

***

Далеко на востоке уже росли в слабеющих лучах вечернего солнца тени Зубов Дракона. Крепкий ветер нес Тигра Тэя, восседавшего на спине Спирита, на север: через вершины самых высоких гор к выжженным, опаленным летним зноем равнинам. День Крылатого Всадника прошел бесплодно — как и все дни с тех пор, как он пустился на поиски свободнорожденных. От рассвета до заката он обшаривал этот край, надеясь высмотреть долгожданную армию, но ничего не видел.

76
{"b":"4807","o":1}