ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гвардия, в огонь!
Темные воды
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
#Одноклассник (СИ)
Корабль приговоренных
Украйна. А была ли Украина?
Расправить крылья. Академия Магии Севера
Слишком далеко от правды
Моё собачье дело

Птицы опять сошлись в схватке, царапая и раздирая друг друга когтями и клювами. Черные тени на озаренном луной небосклоне, они метались из стороны в сторону, извивались и дергались, опускаясь вниз по спирали. Крылья их бешено молотили воздух. Рен спешила за ними с эльфийскими камнями в руке.

«Только бы подобраться поближе!» — думала она.

Наконец, казалось в самый последний момент, птицы оттолкнулись, вернее, как бы отшатнулись друг от друга — с их разодранных тел падали вниз перья, клочья кожи, лилась кровь. Рен в ярости застонала. Глун встряхнулся и пошел вверх медленными широкими витками, постепенно выравнивая полет. Спирит начал было подъем, но вдруг завалился, полетел к земле и исчез. Рен задохнулась от ужаса, но затем изумленно вздохнула: неожиданно Спирит показался вновь, в боевой форме, чудесным образом пришедший в себя. Это была уловка!

Оказавшись точно под Глуном, он, словно стрела, рванулся вверх сквозь ночную мглу и ударил в боевого сорокопута. Послышался резкий скрежет, будто скалы терлись друг о друга. Птицы завопили и разлетелись в разные стороны, хватая когтями воздух.

Один из всадников, выбитый из седла, камнем несся к земле, молотя по воздуху руками и ногами, крича от ужаса, не в силах изменить свою участь. Наверху же продолжалась схватка.

Птица рок и боевой сорокопут сражались так, будто потеря седока не имела для них никакого значения. Рен не поняла, кто упал. С бешено колотящимся сердцем она бежала по равнине. В горле пересохло от страха. Долгое время она ничего не видела, потом вдруг прямо перед ней возникла искалеченная фигура — окровавленная, оборванная, пытающаяся подняться, — упавший всадник, кем бы он ни был, подавал признаки жизни. Она замедлила бег, и разбитое, разодранное лицо повернулось к ней.

Когда глаза девушки встретились с глазами упавшего, она содрогнулась. Это был Тиб Арне.

Он пытался заговорить, издавая невнятное рычание, в котором слышалась ненависть. Несмотря на кровоточащие раны, у него все еще был вид мальчишки, но порождение Тьмы, заключенное в его оболочке, уже вырвалось на свободу и, превратившись в черный дым, устремилось к ней. Девушка мгновенно подняла эльфийские камни, голубой огонь пронзил гнусную тварь и поглотил ее.

Когда Рен снова взглянула на врага, голубые глаза Тиба Арне незряче смотрели сквозь нее.

Услышав сверху клич то ли боевого сорокопута, то ли птицы рок, она взглянула на небо и увидела, что Глун, преследуемый Спиритом, пикирует к земле. Сорокопут покинул поле битвы и устремился к ней. Она съежилась в тени его крыльев, теперь ей было негде спрятаться, ложбинка осталась слишком далеко — не добежишь.

Рен подняла эльфийские камни, но движение ее запоздало, и она поняла: ей не спастись.

Спирит последним усилием нагнал Глуна, ударил его грудью и сбил в сторону. Глун перевернулся, вцепившись в птицу рок, и в то же мгновение Рен послала молнию эльфийских камней.

По телу птицы пробежало пламя, обволокло его, испепеляя. Она яростно завизжала, извиваясь и пытаясь сбить голубой огонь. Рен ударила снова, и пламя охватило все тело Глуна. Он рухнул на землю, вздрогнул и затих.

В несколько секунд огонь сжег его дотла.

***

В наступившей вслед за этим тишине Спирит бесшумно опустился на равнину. Тигр Тэй вылез из седла и своей неуклюжей походкой зашагал к Рен. По его обветренному лицу струился пот. Девушка потянулась к нему.

— С тобой все в порядке, девочка? — тихо спросил он, и в глазах его она прочла глубокое сострадание.

Она улыбнулась:

— Благодаря тебе. За один день меня дважды спасли друзья, которых я считала навек потерянными. — И Рен рассказала Крылатому Всаднику о Моргане Ли и порождениях Тьмы из Южного Стража.

— Я нашел свободнорожденных у Зубов Дракона вчера утром. — Мускулистые руки держали ее так крепко, словно Тигр Тэй боялся, что она снова может исчезнуть. — Их предводитель сообщил мне, что не посылал никакого мальчика, послал кого-то другого. Я понял, что произошло. Предложив им следовать за мной, как только они смогут, сам я отправился на поиски.

«Слишком поздно, — думал я. — Рен уже пропала». Мы искали тебя весь день. Нашли Граяла и Рифта, но ни единого твоего следа. Я знал, что мальчишка захватил тебя. Но надеялся, если представится случай, ты убежишь. Когда все уснули, я взял Спирита и продолжал искать. Он сурово посмотрел на девушку. — И правильно сделал.

— Еще бы, — согласилась она.

— Какого черта! Я ведь тебя предупреждал, чтобы ты не летала ни с кем, кроме меня!

Рен наклонилась ближе к нему, чувства так переполняли ее, что она не могла говорить.

— Не заставляй меня говорить об этом, — прошептала она.

Вероятно, Тигр Тэй увидел боль в ее глазах.

Или услышал отзвук ее в голосе девушки. Он задержал на ней взгляд, потом выпустил ее руки и отступил на шаг.

— Больше никогда так не делай. Слишком много времени и сил ушло на то, чтобы вернуть тебя. — Он откашлялся. — Дай-ка взгляну на Спирита, не слишком ли он пострадал.

Несколько минут Тигр Тэй осматривал гигантскую птицу рок, осторожно прощупывая ее черное оперение. Спирит свирепыми глазами следил за ним. Когда Крылатый Всадник заговорил с птицей, она щелкнула клювом, расправила широкие крылья и встряхнулась.

Довольный Тигр Тэй подозвал Рен и бросил на птицу гордый взгляд.

— Спирит все равно победил бы, ты ведь знаешь, — сказал он.

Несколько секунд Рен молчала. Потом улыбнулась:

— Думаю, что да.

Тигр Тэй помог ей взобраться на птицу и привязал. Потом, ободряюще похлопав Спирита, присоединился к девушке. Рен глядела на раскинувшийся вокруг нее застывший ночной край, пустой и безмолвный — лишь останки Глуна еще потрескивали и дымились. Она чувствовала слабость и головокружение, но это не важно, главное, она все-таки жива. Сила эльфийской магии не угасла. Искорки ее еще пробегали по ее телу.

«Ну вот, я опять уцелела, — подумала она, — но долго ли мне будет так везти?»

— Они не победят, — вдруг сказала она. — Я этого не допущу.

Тигр Тэй не спросил, что она имеет в виду.

И ничего не сказал, только посмотрел на нее и кивнул. Потом свистнул, и, взмыв ввысь, гигантская птица быстро прорезала темноту.

Глава 29

Морган Ли провожал взглядом исчезающую в ночных сумерках Рен. Разочарование от того, что он не нашел Пара, смягчилось чувством удовлетворения — старания его оказались не напрасны. Представить только — спасти Рен, именно ее! Это навело его на мысль, что мир куда меньше, чем кажется, и потому дети Шаннары и их союзники, возможно, имеют все-таки шанс на победу над порождениями Тьмы.

Он снова повернулся к востоку, глядя, как светлеет небо и его серебристо-серые лучи медленным потоком льются сквозь листву деревьев. Наступал день. Растаяла защищающая горца темнота, и юноша снова подвергался риску, что вовсе не входило в его планы.

Бросив беглый взгляд на развалившийся фургон и темные фигуры лежавших рядом порождений Тьмы, он почувствовал гордость: «Это сделал я. Я выстоял против них всех».

Но куда же идти теперь? Порождениям Тьмы из Южного Стража не составит особого труда выследить его. Они догонят Моргана и заставят расплатиться за содеянное. Горец глубоко вздохнул и осмотрелся по сторонам, словно ища путь к спасению. Назад к утесу нельзя, туда они первым делом и направятся. Найдут следы Моргана и пройдут по ним, надеясь, что беглец достаточно глуп и вернулся туда, где скрывался не один день.

Морган слабо улыбнулся. Конечно, он не настолько глуп, но заставить их поверить в свою глупость — не такая уж плохая идея.

Горец зашагал по своим следам через заросли, не заботясь о том, чтобы скрыть их, а наоборот, оставляя как можно больше меток, чтобы нельзя было угадать, сколько раз он проходил здесь на самом деле. Потом повернул вспять и вернулся в лощину, теперь уже проявляя осмотрительность, поскольку в его отсутствие на месте боя могли появиться порождения Тьмы. Но их там не было; в лощине и на равнине, примыкающей к ней, лежали лишь мертвецы. Горец двинулся по следам фургона, придерживаясь колеи, чтобы не оставлять собственных следов. Пройдя несколько миль к холмам, он круто свернул в густую высокую траву, по которой осторожно пробрался до береговых скал. Если ему повезет, враги ни за что не догадаются, где он сошел с дороги, и будут вынуждены вслепую обшаривать окрестности. А это даст ему дополнительное время, столь необходимое для того, чтобы добраться туда, куда он решил идти.

84
{"b":"4807","o":1}