A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
56

— Что?! — переспросил Бей, надеясь, что это ему только послышалось.

Советник Тьюс быстро спросил о чем-то кобольда, выслушал его ответ и сказал Бену:

— Они открыли бутылку. Ваше Величество. Они уже выпустили Злыдня.

— А он, значит, превращает дождь в драгоценные камни?

— Да, Ваше Величество, — ответил встревоженный волшебник. — И видно, что гномам это очень нравится.

— Еще бы такое не нравилось двум маленьким пройдохам! — ответил король. И почему всегда случаются какие-то неприятности? — Значит, беспокоиться о том, чтобы бутылка осталась неоткрытой, уже поздно. Что делать дальше, советник? Злыдень, я думаю, попытается помешать нам засадить его обратно в бутылку.

— Это будет зависеть от Щелчка и Пьянчужки, Ваше Величество, — ответил тот. — Хозяин бутылки может распоряжаться Злыднем.

— Выходит, все дело в том, согласятся ли сами гномы отдать нам бутылку?

— Но волшебные чары имеют огромную власть, Ваше Величество, — напомнил волшебник.

— Значит, мы должны что-то предпринять. План, который они придумали, был удивительно прост. Надо незаметно подъехать туда, где находились гномы. Потом Сельдерей останется с лошадьми, а Бей, советник и Ивица подойдут к гномам. В то же время Сапожок незаметно подкрадется к ним сзади. Если Бену не удастся уговорить Щелчка и Пьянчужку добром вернуть бутылку, то Сапожок должен будет вырвать ее, прежде чем они успеют очухаться.

— Помни, Сапожок, если я потрогаю подбородок — это сигнал к действию, — сказал король.

Кобольд осклабился.

Отряд повернул на запад. Сапожок показывал дорогу, Сельдерей шел сзади, сопровождая навьюченных животных. Они остановились в рощице позади гряды холмов. Спешились, оставили лошадей на попечение Сельдерея и направились к одному из холмов, скрывавших реку. На вершине они остановились как вкопанные.

Под большой старой ивой внизу сидели Щелчок и Пьянчужка и весело смеялись, вытянув вперед руки. Капли дождя, падавшие с ветвей старого дерева, прямо на их глазах превращались в сверкающие самоцветы. Гномы пытались поймать их, но большая часть красивых камней падала на землю немного в стороне, так что гномы не могли их достать. Груда самоцветов лежала под дождем, словно воплотившийся мираж.

Бутылка уже не интересовала гномов. Она валялась у их ног, а на ее горлышке вертелась и плясала какая-то паукообразная тварь, рассыпая вокруг себя зеленые искры. Каждая искра превращала очередную каплю дождя в драгоценный камень.

Бен был поражен открывшейся ему картиной. Что до Щелчка и Пьянчужки, то у них был такой вид, будто они лишились рассудка.

— Ну, с меня довольно! — закричал Бен. Оба гнома замерли и съежились. Злыдень по-кошачьи выгнул спину, и глаза его загорелись. Бен подождал немного, чтобы убедиться, что гномы заметили его, и стал спускаться вниз. Советник и Ивица последовали за ним. Бен подошел к раскидистой иве, в нескольких метрах от гномов, и остановился.

— Чем же это вы здесь занимаетесь, приятели? — спокойно спросил король.

У Щелчка и Пьянчужки был очень испуганный вид. Они даже вздрогнули.

— Оставь нас! Оставь нас в покое! — закричали они почти в унисон.

— Сначала надо решить один вопрос, — ответил Бен все так же спокойно. — Вы захватили с собой одну вещь, которая принадлежит мне.

— Нет, нет! — плачущим голосом ответил Щелчок. — У нас нет ничего.

— У нас ничего такого нет, — вдруг захныкал Пьянчужка.

— А как же бутылка? — спросил король. Едва он успел это сказать, как оба гнома разом схватились за бутылку, боясь, что Бен заберет ее. Злыдень по-прежнему сидел на бутылке, крепко вцепившись в нее лапками, словно приклеенный. Его красные глазки горели ненавистью, и Бен поспешно отвел взгляд. Он попытался урезонить гномов:

— Ну, друзья, вам придется вернуть мне бутылку. Она не ваша. Вы ее взяли без разрешения!

— Но ты сам говорил, что не хотел бы ее видеть, — выпалил Щелчок.

— Чтобы ее и вовсе не было, — добавил Пьянчужка. — Да пропади она пропадом!

— Она тебе была не нужна.

— Ты же от нее отказался.

— Ваша Светлость…

— Ваше Сиятельство…

Бен энергично замахал руками, чтобы заставить их замолчать.

— Вам придется отдать ее мне, ребятушки, и чем скорее, тем лучше, — спокойно повторил он. — Закройте ее и вручите мне.

Гномы крепче вцепились в свое сокровище. Их глаза заблестели, и король вдруг увидел в них как бы отблеск злобы обитателя бутылки. Щелчок оскалил зубы. Пьянчужка гладил Злыдня по кошачьей спине.

— Эта бутылка наша, — вдруг заорал Щелчок.

— Мы ее хозяева, — рыкнул Пьянчужка. По их глазам Бен видел, что их страх еще не прошел, но что касается природы этого страха, тут король ошибся. Они боялись вовсе не его, как ему казалось. Они боялись потерять бутылку.

— Сумасшедшие, — пробормотал он и поглядел на Тьюса.

Волшебник приосанился и выступил вперед.

— Щелчок и Пьянчужка, вы обвиняетесь в краже королевской собственности и бегстве с целью сокрытия последней, — объявил он. — Сейчас же верните указанную собственность, то есть бутылку, и с вас будут сняты все обвинения. В противном случае вы будете арестованы и заключены в темницу замка. — Он выжидающе помолчал и спросил:

— Вы ведь не хотите этого, не так ли?

Кыш-гномы съежились. Но вдруг они наклонились, чтобы расслышать бормотания Злыдня, который начал им что-то нашептывать. Когда они вновь подняли головы, вид у них был наглый и вызывающий.

— Ты оболгал нас, — закричал Щелчок.

— Ты желаешь нам зла! — заверещал во всю мощь Пьянчужка.

— Ты сам хочешь завладеть нашей бутылочкой!

— Ты хочешь захватить себе сокровища!

— Ты решил нас обмануть!

— Ты ведешь с нами нечестную игру! Они вскочили, держа бутылку с двух концов, и стали пятиться. Их мордочки пылали ненавистью.

Бен был поражен. Он никогда не видел гномов такими. Они готовы были драться насмерть!

— Что случилось с ними? — тихо спросил Бен советника.

— Это работа Злыдня. Он отравляет все, к чему прикасается, — ответил волшебник также шепотом.

Бен уже пожалел, что он вообще заговорил с гномами об этой проклятой бутылке. Следовало лучше послать Сапожка, чтобы он отобрал ее у них, да и дело с концом!

К Бену присоединилась Ивица.

— Послушайте, Щелчок и Пьянчужка, — заговорила сильфида, — прошу вас, не поступайте так с вашим королем. Вспомните, как он помогал вам, когда никто не желал вам добра. Он не раз выручал вас из беды, и вы в долгу перед ним. Отдайте ему бутылку. Она нужна ему, чтобы благополучно вернуть в наш мир Абернети. Не надо противиться. Прислушайтесь к голосу совести. Отдайте бутылку.

В первые мгновения Бену показалось, что слова Ивицы лучше подействовали на гномов, чем его собственные. Они присмирели, смутились и даже сделали два шага вперед, бормоча что-то невразумительное. Но тут Злыдень прыгнул на плечо сначала Щелчку, потом Пьянчужке, послышалось его злобное шипение, после чего он спрыгнул вниз и возобновил свою безумную пляску. Щелчок и Пьянчужка остановились, затем начали пятиться к Ивице. В их глазах снова появились страх и злоба.

Терпению Бена пришел конец. Пора было вызывать Сапожка. Король не спеша поднял руку и потер подбородок, словно в задумчивости. Кобольд вырос за спинами у гномов как из-под земли, так что ни Щелчок, ни Пьянчужка его сразу не заметили. Он набросился на них, прежде чем они успели сообразить, что происходит. Но когда Сапожок уже схватился за бутылку, какая-то невидимая сила вдруг отшвырнула его назад. Бен и его друзья не сразу заметили, что Злыдень сам вдруг взялся за дело. Он зашипел и направил на кобольда струю зеленого пламени. Удар огромной силы поднял кобольда в воздух, и вскоре он исчез из поля зрения, словно унесенный бурей.

Бен бросился вперед, но опоздал. Злыдень услышал вопль гномов и, повернувшись к Бену, щелкнул пальцами. Тут же капли дождя стали превращаться в ножи и полетели к Бену, неся неминуемую смерть. Увернуться от них не было никакой возможности.

13
{"b":"4808","o":1}