A
A
1
2
3
...
27
28
29
...
56

— Ну хорошо, подождите минутку, сейчас открою.

Послышались шаги за дверью, потом дверь отворилась. На пороге стоял человек, которого Абернети видел в окно, — бородач с заспанными глазами. Он был в синих брюках (кажется, они называются джинсами), в расстегнутой рубашке и майке. Рядом с хозяином стоял маленький черный пудель.

— Вы мистер Витсел? — спросил Абернети. Бородач уставился на гостя раскрыв рот.

— Ах.., да, — вымолвил он наконец.

— Меня зовут Абернети, — сказал писец, беспокойно озираясь. — Вы, кажется, слышали…

Хозяин, видимо, окончательно проснулся и понял, о чем идет речь. Он слабо улыбнулся:

— Помню! Мне говорила девочка в школе имени Франклина! Она еще сказала, что вы сидели где-то взаперти, верно? Ну конечно, вы говорящая собака!

— Человек, превращенный в собаку, — уточнил Абернети не без раздражения.

— Конечно, конечно, она говорила то же самое. — Хозяин отошел в сторону.

— Ну что же, входите, э… Софи, назад! Позвольте повесить ваш плащ. О, кажется, он вам великоват! Шляпа тоже не по размеру. Проходите, садитесь.

— Кто там, Дэвис? — услышал Абернети женский голос.

— О, ничего особенного, Элис. Тут ко мне зашел приятель, — ответил Витсел. — Спи! — Наклонившись к гостю, заговорщицки прошептал:

— Это моя жена, Элис.

Он усадил Абернети на кушетку. Софи обнюхала писца, завиляла хвостом и стала радостно тявкать. Для Абернети это было совершенно некстати, и он отмахнулся от нее. Хозяин подошел к ящику на подставке, в котором гость узнал телевизор, и повернул какую-то ручку, после чего звук стал тихим. Потом Витсел уселся напротив Абернети, разглядывая его с острым любопытством.

— Сказать по правде, — продолжал Витсел вполголоса, — я тогда решил, что девочка хотела меня разыграть. Я думал, что она все это сочинила, но… — Он умолк, видимо, обдумывая свои слова. — Итак, вас превратили в собаку? В пшеничного терьера?

— Мягкошерстного, — добавил Абернети, осматривая комнату.

— Ну, понятно. — Витсел встал. — У вас очень усталый вид. Не хотите ли перекусить? Ну конечно, я говорю о настоящей еде — ведь вы человек, верно? Пойдемте на кухню, я что-нибудь приготовлю.

Из гостиной они прошли на кухню, окна которой выходили на задний двор. Хозяин открыл холодильник и достал оттуда ветчину, овощной салат и пакет с молоком. Угощая Абернети, Витсел все продолжал говорить об их замечательной встрече. «Боже всемогущий, действительно говорящая собака!» — эти слова он повторил, кажется, раз десять. Абернети было не по себе, но он предпочел держать раздражение внутри. Потом хозяин налил себе пива и сел рядом с гостем:

— Знаете, эта девочка.., как ее зовут?

— Элизабет.

— Да, Элизабет. Так вот она говорила, что вы хотите попасть в Виргинию. Это верно?

Абернети кивнул, продолжая жевать. Он действительно сильно проголодался.

— А зачем вам нужно в Виргинию? Абернети подумал, прежде чем ответить.

— У меня там друзья, — сказал он наконец.

— Но разве нельзя им просто позвонить? — спросил хозяин.

— Как это — позвонить? — не понял писец.

— Ну, по телефону.

— Ax, по телефону! — Абернети вспомнил, что это за штука. — Но у них нет телефона.

— Вот как?! — Дэвис Витсел улыбнулся. Он пил пиво и задумчиво смотрел на Абернети, который заканчивал свой ужин. Наконец хозяин осторожно сказал:

— Будет не так легко доставить вас туда.

Абернети помолчал немного, затем нерешительно заметил:

— У меня есть немного денег на дорогу… Витсел пожал плечами:

— Пусть так, но нельзя же вас просто посадить на самолет или поезд. Сейчас же возникнут всякие вопросы, кто вы такой и что все это значит. Простите, но вы должны понять: люди не привыкли видеть собак, которые одеваются, ходят на задних лапах да еще и разговаривают. — Он откашлялся и продолжил:

— К тому же эта школьница говорила мне, что вы были чьим-то пленником.

Абернети кивнул:

— Элизабет помогла мне бежать.

— Тогда, быть может, оказывать вам помощь небезопасно. Кому-то ваше исчезновение, очевидно, доставит неприятности, и за вами устроят погоню. А значит, мы должны быть предельно осторожными, правда же? Знаете, ведь не так много на свете собак.., простите, людей, вам подобных. Поэтому нам придется делать все побыстрее. А чтобы у нас не было лишних хлопот, вам лучше меня слушаться во всем, понимаете?

Абернети кивнул:

— Понимаю. — Он допил молоко. — Но сможете ли вы помочь?

— Конечно! Само собой! Но сейчас вам лучше всего немного поспать. А утром мы что-нибудь придумаем, хорошо? Тут рядом есть свободная комнатка. Вы можете ее занять. Конечно, Элис все это не понравится, она вообще не любит того, что ей непонятно. Но не беспокойтесь, это я беру на себя.

Хозяин проводил гостя в комнату, показал ему душевую, выдал пару чистых полотенец и пожелал доброй ночи. При этом Витсел все толковал о какой-то «неповторимой возможности», которую нельзя упустить, о том, что главное — найти правильное решение.

Абернети почему-то раздражало это бормотание, но он так устал, что думать сейчас был просто не в состоянии. Он улегся в постель и закрыл глаза. В доме наступила полнейшая тишина. Только ветви дерева, похожие на когтистые лапы, изредка постукивали в окно. Но Абернети уже ничего не слышал. Он спал как убитый.

Глава 12. ИЕРИХОН

Уже близилась ночь, когда советник Тьюс, кобольды и кыш-гномы добрались до Риндвейра. Серое небо почернело, туман повис над лугами Зеленого Дола, придав всему окружающему ореол таинственности. Дождь все не прекращался, и казалось, он будет идти вечно. В темноте трудно было понять, откуда доносились те или иные звуки. Как это нередко бывает в сумерках, особенно в ненастье, все окружающее стало словно полупрозрачным.

Сапожок, ведший маленький отряд, осторожно перешел мост через водное пространство, отделявшее луга от плоскогорья, на котором возвышался замок Каллендбора. Дальше путь Тьюса и его спутников лежал через небольшой городок в окрестностях замка. Они медленно ехали по дороге среди домиков и лавок. В тумане здания выглядели загадочно, видимо, из-за того, что изнутри освещались свечами. Дорога раскисла от дождя, и лошадям было нелегко продвигаться. Прохожие бросали любопытные взгляды на незнакомцев, но быстро отворачивались и шли своей дорогой.

— Я хочу есть! — захныкал Щелчок.

— А у меня нога болит, — заныл Пьянчужка. Но Сапожок зашипел на гномов, и они умолкли. И вот перед ними из тумана вырос замок Риндвейр, похожий благодаря своим стенам, башням, бойницам на огромное чудовище. Стены его были около ста футов высотой, а верхушки самых высоких башен нельзя было разглядеть из-за низких туч. Флаги на башнях обвисли, тускло освещаемые факелами. Десятки часовых, промокших до нитки, стояли на стенах замка. Огромные внешние ворота отворились, и путники оказались перед опущенной решеткой. Внутренние ворота оставались запертыми. Это был недобрый знак, и у волшебника и его спутников к чувству усталости добавилось еще чувство тревоги.

Стражи у ворот остановили путников, велели изложить суть дела, по которому явились сюда, только после этого разрешили укрыться в нише в стене и подождать, когда об их приходе доложат хозяину. Советник никак не мог обрадоваться такому приему: как же можно заставлять долго ждать посланца короля! Наконец прибыли сопровождающие с извинениями за задержку, но волшебник не замедлил выразить им свое недовольство. В конце концов он и его спутники были представителями короля, а не просителями. Вассалы небрежным тоном повторили свои извинения и пригласили гостей следовать за ними.

Гости спешились и, оставив верховых лошадей и вьючных животных в укрытии, прошли по галереям, соединявшим внутренние ворота с замком. Здесь люди Каллендбора открыли едва заметную дверь в стене, после чего началось шествие по бесчисленным коридорам, пока не пришли в огромный зал, обогреваемый большим камином.

Лорд Каллендбор стоял у камина так близко к огню, что волшебник даже испугался, как бы пламя не опалило хозяина. Это был высокий, могучий человек, чье огромное тело покрывали шрамы — память о многочисленных битвах, в которых ему довелось участвовать. Даже в домашней обстановке он был в кольчуге и при нескольких ножах и кинжалах. Огненно-рыжие волосы на голове и борода придавали лорду необычный вид, особенно при свете пылающего камина. Когда хозяин пошел навстречу гостям, то в первую минуту могло показаться, что он несет с собой пламя. Каллендбор кивнул вассалам, и они молча удалились.

28
{"b":"4808","o":1}