ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Двойная жизнь Алисы
Дори и чёрный барашек
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки
Девушка Online. В турне
М*даки под контролем
Оружейная Машина
Как заполучить принцессу
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
О чем весь город говорит
A
A

Злыдень рассмеялся, глядя на властелина вод:

— Ну что, хозяин, хочешь, чтобы она сама, во плоти, появилась перед тобой?

— Да! — прошептал зачарованный Владыка Озерного края. — Вызови ее! Я хочу видеть, как она танцует! Это мечта всей моей жизни!

Злыдень исчез, словно растаяв в ночном воздухе. Владыка остался один. Он вновь услышал дивную танцевальную музыку, и во взгляде его вспыхнул свет надежды. Неужели он сейчас снова увидит ее, пусть ненадолго!..

И снова перед ним появился Злыдень, так же внезапно, как и исчез. Он словно выплыл на поляну из-за сосен, визгливо хихикая. В руках злой дух держал нити, сотканные из огня, причем огонь этот никого не обжигал.

За Злыднем, словно собака за хозяином, шла нимфа — мать Ивицы. Огненные нити обвязывали ее запястья и щиколотки, и она дрожала, словно от холода. Это эфемерное создание показалось Владыке Озерного края гораздо прекраснее того образа, который сохранился в его памяти. При каждом ее движении длинные серебристые волосы мерцали в лунном свете. Как и у Ивицы, у ее матери были нежно-зеленая кожа и детское личико. Одета она была в белое прозрачное платье, подпоясанное серебряным пояском. Лесная нимфа испуганно смотрела на Владыку Озерного края.

Но сам он не заметил ее страха, поглощенный созерцанием своей воплотившейся мечты.

— Пусть она потанцует передо мной, — умоляюще прошептал Владыка Озерного края.

Злыдень зашипел и дернул за огненные нити, но нимфа вскрикнула, словно раненая птица, и упала на землю, закрыв лицо руками.

— Нет, нет! — в гневе взревел Владыка. — Я же тебя просил, чтобы она танцевала, а не кричала, словно от боли!

— Конечно, хозяин! — ответил Злыдень. — Ей нужна песнь любви!

Злой дух снова зашипел — и вдруг начал петь, если это можно назвать пением. Голос его был резким, словно скрежет железа, так что Владыка Озерного края вздрогнул, а мать Ивицы дернулась, словно ее ударили. Она вскочила, и огненные нити спали с ее рук и ног. Нимфа освободилась от пут, но это не было настоящей свободой: голос Злыдня сковывал ее, не давая воли. Он заставил ее двигаться под музыку, словно нимфа была марионеткой. Она плясала на поляне, как будто неживая. Ее танец вовсе не был прекрасным, как прежде. Она двигалась, как если бы ее дергали за веревочку. И пока нимфа «танцевала», по щекам ее катились слезы.

Владыка Озерного края пришел в ужас.

— Пусть танцует свободно! — закричал он в ярости. — Чем ты ее донимаешь?

Злыдень бросил на хозяина злобный взгляд и вдруг изменил свой напев. Теперь этот звук стал столь резким и зловещим, что Владыка невольно упал на колени. Мать Ивицы стала танцевать гораздо быстрее, но так, словно ее тело вышло у нее из повиновения. Она кружилась по поляне как безумная, не в силах остановить свою «пляску».

И вдруг Владыка Озерного края понял, что этот «танец» убивает ее!

Но мать Ивицы продолжала свою пляску смерти, и Владыка смотрел на нее, бессильный что-либо предпринять. Он вдруг почувствовал какое-то жуткое упоение от этого зрелища. Даже появилось желание, чтобы пляска продолжалась!

Вдруг, не понимая сам, что с ним произошло, Владыка Озерного края завопил:

— Довольно! Довольно!

Злыдень тут же прекратил «песню», и мать Ивицы как подкошенная повалилась на землю. Бросив бутылку, Владыка Озерного края подбежал к нимфе, осторожно приподнял ее и вздрогнул, увидев ее тусклые глаза. Она была вовсе не похожа на ту, кого он некогда знал. Силы ее были на исходе.

Владыка Озерного края повернулся к Злыдню.

— Ты говорил о «песни любви», злой дух! — воскликнул он в гневе.

Злыдень одним прыжком добрался до брошенной бутылки и уселся на ее горлышке.

— Я пел любовную песнь, которая звучала в твоей душе, хозяин, — ответил он.

Владыка застыл на месте. Он понял: эти слова были правдой. Злыдень пел «песню», рожденную темными желаниями своего хозяина, песню, далекую от любви, словно один полюс от другого. Владыка Озерного края почувствовал боль и раскаяние. Он отвернулся, чтобы не показывать своих чувств.

Мать Ивицы зашевелилась и взглянула ему в глаза. Теперь в ее взгляде снова выражался страх.

— Не бойся, — сказал ей ласково Владыка Озерного края. — Это больше не повторится. Никто не обидит тебя. Скоро ты сможешь уйти. — Он обнял нимфу и прошептал:

— Прости меня.

Речному духу так хотелось побыть с нею, что он едва заставил себя сказать, что она свободна. Иначе не мог: он ужасался тому, что совершил по отношению к ней. На глазах у нимфы выступили слезы. Властелин водных просторов ласково погладил ее по голове, подождал, пока к ней вернутся силы, и помог подняться. Она еще раз посмотрела на него, потом бросила взгляд на тварь, сидевшую на горлышке бутылки, и лицо нимфы исказилось, словно от боли. Она повернулась и побежала в лес, как испуганная лань. Владыка Озерного края долго смотрел ей вслед, остро чувствуя пустоту и одиночество. Он понял, что на этот раз потерял ее навсегда.

Повернувшись к Злыдню, Владыка тихо сказал, сам почти обессилевший:

— Возвращайся в бутылку.

Злыдень повиновался, и Владыка Озерного края еле закрыл бутылку пробкой. Он заметил, что у него дрожат руки. Засунув бутылку обратно в мешок, он поплелся через лес к поселению. Снова впереди послышались звуки музыки и веселые голоса, но теперь они не доставляли ему радости. Сумка с бутылкой казалась тяжелой, как бремя его собственной вины.

Когда Владыка Озерного края наконец вернулся в сад, призрачная тварь все так же лежала на траве, уставившись в пустоту. Полупризрак вскочил, ожидая решения своей участи. «Бедняга», — подумал Владыка Озерного края и вдруг понял, что пожалел он не только призрачную тварь.

Вернув полупризраку мешок с бутылкой. Владыка Озерного края сказал тихо:

— Я не могу помочь тебе. Я не могу пустить в ход это колдовство.

— Не можешь?

— Нет. Это слишком опасно для меня самого и для всех в округе.

— О Владыка Озерного края, пожалуйста, прошу… — захныкал полупризрак.

— Послушай меня, — перебил его Владыка. — Возьми эту сумку и брось ее в самую вязкую болотную трясину, туда, где никто не найдет ее. А как выполнишь это, возвращайся, и я сделаю для тебя все, что смогу, все, что позволяют целительные силы народа Озерного края.

— Но сможешь ли ты сделать меня снова таким, как я был? — взвизгнула тварь. — Позволяет ли это твоя власть?

Владыка Озерного края покачал головой:

— Боюсь, что сделать все, как было прежде, не удастся. Боюсь, что точно таким, каким ты был, не сможет сделать тебя никто.

Полупризрак издал вопль, словно от сильной боли, схватил сумку с бутылкой и бросился бежать.

В первое мгновение Владыка Озерного края хотел вернуть его, но передумал. В конце концов призрачная тварь пришла сюда по доброй воле и должна так же свободно уйти отсюда. Помочь ей не согласится никто. Всем остальным созданиям помешает это сделать чувство ужаса. Самому же полупризраку эта бутылка бесполезна. Поэтому он, может, согласится на предложение Владыки и скорее всего утопит бутылку в болоте. Значит, можно не опасаться, что бутылка попадет в руки более опрометчивого хозяина.

Владыка Озерного края был слишком занят воспоминаниями о том, что случилось на поляне с матерью Ивицы, поэтому он отогнал от себя мысли о дальнейшей судьбе призрачной твари.

Если бы он знал, что выйдет из этого, то пожалел бы о своем легкомыслии.

***

Призрачная тварь бежала всю ночь. Покинув болота, окружающие Озерный край, она добралась до лесистых холмов, а минуя замок Чистейшего Серебра, направилась в горы. Сначала полупризрак бежал наугад в полном отчаянии, но потом вдруг понял, что может добраться туда, где была надежда на помощь и спасение.

Перед рассветом полупризрак достиг Бездонной Пропасти.

— Ночная Мгла поможет мне, — прошептал он.

Полупризрак стал осторожно спускаться вниз, прижав к себе одной «рукой» сумку с драгоценной бутылкой. Наверху, в горах, уже начало светать, и призрачной твари пришлось поторопиться. Когда полупризрак наконец достиг болотистого, поросшего кустарником и травой дна пропасти, Ночная Мгла уже ждала его. Она возникла перед ним как из-под земли, высокая и грозная черные одежды и иссиня-черные волосы оттеняли белизну ее кожи.

36
{"b":"4808","o":1}