1
2
3
...
36
37
38
...
59

Тоцци вконец надоела его болтовня. К черту Гиббонса. Теперь он сам возьмется за дело.

– Но почему...

– Извини, – прервал его Гиббонс. – Я боюсь сбиться с мысли.

Да обожрись ты своими дерьмовыми мыслями.

– Все эти махинации с прибылью и неуплатой долгов – кто еще знал о них?

– Кое-кто из сотрудников моего отдела... Думаю, больше никто.

– А партнеры?

Холмен покачал головой.

– Расс – единственный владелец отеля.

– А как насчет его жены? Она что-нибудь знала?

Холмен замолчал, глаза его потухли.

– Сидни? – Он постукал себя кулаком по подбородку. – Сидни, – повторил он и снова замолчал. – Если вы хотите убедиться в том, что Расс не вполне нормален, вам нужно познакомиться с Сидни.

Я уже это сделал, подумал Тоцци, уставившись на Холмена.

– Что вы имеете в виду? – спросил Гиббонс.

– Это самый безумный брак, какой я только видел.

– А в чем дело?

Холмен снова замолчал, глядя в никуда.

– Понимаете, – начал он, – их отношения строятся не на любви, это ясно. Они едва выносят друг друга.

– Так почему они не разводятся?

Холмен пожал плечами.

– Они оба со странностями. Постоянно играют в свою дурацкую игру – он не говорит ей ни слова о своих делах, а она шпионит за ним, чтобы узнать, чем он занимается. Если ей удается откопать какую-нибудь информацию – ну, понимаете, что-то такое, что может неприятно удивить его, – она принимается его шантажировать. В сущности, она только шантажом заставляет его сохранять этот брак. Они играют в очень изощренную игру. И очень извращенную.

– А как она добывает информацию?

Холмен опять замолчал, потом вяло ухмыльнулся, глаза его совсем потухли.

– Она спит со всеми подряд; Должно быть, ей неплохо удается выуживать секреты в постели. Безумно сексуальная стерва, если бы вы только видели ее...

– Откуда вы знаете, что она...

– А вот еще кое-что о ней, – оборвал его Холмен. – До меня доходили слухи, что всякий раз, когда ей посчастливится добыть важную информацию, которую она не может использовать против Нэша, но которая может оказаться ему полезной, она просто продает ее мужу. Вы слышали про ее лиловую яхту? Плата Нэша за какие-то действительно важные сведения. – Холмен снова покачал головой. – Вероятно, она сущая Мата Хари в постели.

Тоцци почувствовал, как кровь прилила к лицу. Вот сука! Он не мог поверить в это. Все время, пока он полагал, что доит ее, она бегала к Нэшу, сообщая ему о своих дневных удовольствиях и о тех вопросах, которые он задавал ей. Паскуда. Не исключено, что Нэш давно уже понял, что его телохранитель – агент ФБР. А поняв это, держал его на расстоянии, чтобы он не мог услышать ничего лишнего...

А что он вообще слышал за последние недели? Черт...

Тоцци почувствовал спазм в желудке. Но откуда Сэл пронюхал, что он фэбээровец? Неужели ему сказал Нэш? Чего ради? Неужели они оба замыслили такое крупное дело, что готовы рискнуть убить фэбээровца? Значит, дело того стоит. У Тоцци засвербело в заду. Он должен узнать, что там затевается. Ему плевать на эту суку Сидни. Он терпеть не мог, когда им манипулировали.

– Джентльмены, я был рад содействовать вам по мере возможности, но у меня мало времени, и если у вас больше нет вопросов...

Тоцци взорвался.

– Всего один, мистер Холмен, но я хотел бы получить конкретный ответ хотя бы напоследок. Вы увиливали от него с самого начала. За что Рассел Нэш вытурил вас из отеля?

Холмен даже не посмотрел на него. Он мрачно постукивал кулаком по подбородку.

– Ну, что скажете?

– Прежде чем удовлетворить ваше любопытство, я хотел бы знать, придется ли мне подтверждать под присягой то, что я скажу. Мне не хотелось бы, чтобы об этом узнала моя жена.

Теперь он был похож на жалкого зачуханного бухгалтера.

– Мистер Холмен, я же говорил, что вам не предъявлено никакого обвинения, – успокоил его Гиббонс. – Отвечайте на вопрос, пожалуйста.

Хватит, Гиб, довольно.

Холмен беспомощно воззрился на Тоцци.

– Он выгнал меня потому... потому что я... ну, понимаете, с его женой. Я рассказал ей кое-что про ведение дел в отеле; думаю, Расс не хотел бы, чтобы ей это было известно, а она швырнула эти сведения ему в морду. – Холмен немного помолчал. – Он сказал, что я ненадежен, что мне нельзя доверять... Понимаете, моя жена была тогда беременна, а... а Сидни очень привлекательная женщина. Не из тех, перед кем может устоять заурядный парень вроде меня.

Тоцци кожей почувствовал, что Гиббонс ухмыляется, глядя на него. Он не желал поднимать глаз на Гиббонса, ни к чему доставлять этому сукину сыну такое удовольствие. Это всего лишь версия Холмена. Тоцци хорошо знал Сидни. Она никогда не снизойдет до жалкого бухгалтера. Этот парень все выдумал. Потискал ее в лифте, урвал поцелуй в задней комнате, только и всего. А изображает это так, будто они с Сидни Антоний и Клеопатра.

– "Черный «мерседес», где же ты теперь?" – вдруг промурлыкал Холмен.

– Что такое?

Холмен поглядел на Тоцци.

– Да так, просто вспомнил... В постели Сидни обычно напевала какую-нибудь песенку из старых телешоу. Чаще всего "Черный «мерседес». – Холмен грустно хохотнул и покачал головой. – Странная дамочка.

Тоцци хотелось разбить что-нибудь, встать и уйти. Он посмотрел на часы. Еще не было одиннадцати. Все, пора уходить. У них еще было время, чтобы разобраться с этой мерзкой компашкой – с Нэшем, Иммордино... и Сидни.

– Мы на этом закончим?

– Что?

Гиббонс, разумеется, не упустил случая поплясать на нем.

– У тебя есть еще вопросы к мистеру Холмену?

– Нет.

Гиббонс повернулся к Холмену.

– Благодарю вас за информацию. Мы свяжемся с вами, если вы нам понадобитесь.

– Моя жена не узнает об этом? – с дешевым пафосом спросил тот.

– Не трясись, – ответил Тоцци. – Мы не скажем твоей жене, что, пока она была в роддоме, ты трахал другую сучку. Пошли, Гиб. Нам пора.

Он собрался выйти из кабинета, но Гиббонс продолжал сидеть в кресле, словно ничего не случилось.

– Прошу прощения за поведение моего напарника, – сказал он Холмену. – Понимаете, он итальянец.

Тоцци отшвырнул в сторону кресло и вышел. Чертов сукин сын.

Глава 16

Тоцци лежал на спине, подложив руку под голову, и глядел в треугольное окно на парящих в голубом небе чаек. Он проснулся в шесть утра, заснуть снова не удавалось – одолевали мрачные мысли. Он поглядел на Валери – она спала, натянув одеяло на лицо, спутанные волосы рассыпались по подушке. Тоцци тяжело вздохнул. Вэл очень славная, слишком славная, чтобы потерять ее.

Он протянул руку и взял с бронзовой прикроватной подставки серую шляпу с широкими полями. Положил себе на грудь и погладил шелковую ленту. Ему повезло, что он нашел ее вчера в баре, а Ленни Маковски дал ему ключи от этого дома. Неизвестно, что бы он еще выкинул, вернувшись вчера после обеда из Уайт-Плейнс.

Они с Гиббонсом начали препираться, как только сели в машину. Он хотел немедленно отправиться в «Плазу», отыскать кого-нибудь, кто работал вместе с Холменом, нарыть хоть немного информации, чтобы можно было продолжить расследование. Гиббонс, разумеется, выдал ему очередную порцию муры о том, что следует соблюдать осторожность, работать осмотрительно и методично – обычные наставления в духе прежнего Бюро. Мол, ничего путного не выйдет, если он вернется туда: если Нэш и Иммордино знали, кто он на самом деле, он должен залечь на дно, пока не нужно будет выходить на дежурство, и позаботиться о собственной безопасности – все равно никто не закроет дело раньше, чем через тридцать шесть часов. В общем, будь паинькой и не рыпайся. Как бы не так.

Гиббонс оставил его в квартирке в Хобокене, подразумевая, что Тоцци там и переночует, но планы у Майка были совсем иные. Как только Гиббонс удалился, он позвонил в агентство и арендовал машину. Потом доехал на такси до аэропорта Ньюарк, взял там машину и направился прямиком в Атлантик-Сити. Если даже он не сможет встретиться с Нэшем и Иммордино, он хотя бы потолкует кой о чем с этой сучкой Сидни.

37
{"b":"4811","o":1}