1
2
3
...
48
49
50
...
59

Тоцци поглядел на корочку сыра поверх жареного мяса и лука. Ему это тоже не слишком полезно, но выглядит очень аппетитно. Он взял сандвич. Только откусит разок. Он пожевал и вытер рот.

– Знаешь, в чем проблема. Гиб? У них все поставлено на рельсы и катится по наезженной колее. Тут они не могут совершить ошибки. Должно произойти что-то неожиданное. И это можем устроить мы с тобой. Чтобы они запаниковали и дали нам шанс.

Гиббонс поставил на стол чашку и сердито поглядел на него.

– Ну, приехали. И как ты предлагаешь на этот раз нарушить Билль о правах?

– Нет, серьезно. Нэш и Иммордино считают, что руки у них развязаны. Мы должны как следует тряхнуть их, чтобы они решили...

Гиббонс укоризненно покачал головой, когда Тоцци вдруг заметил их. Они стояли, прислонившись к стойке рядом с кофеваркой, делая вид, что просто пьют кофе. Но они смотрели на него. Тоцци не сразу узнал их, но потом вспомнил прическу блондина: волосы выбриты вокруг ушей и стоят копной на макушке. Прямо как у парней из Гитлерюгенд. Его дружок был в том же пиджаке в елочку с длинными, не по росту, рукавами. Это те самые боевики Иммордино, которых он подослал припугнуть Тоцци после тренировочного боя Эппса. Наклонившись друг к другу, они о чем-то беседовали, время от времени поглядывая на него. Тоцци скрестил лодыжки, горько жалея, что при нем нет оружия. Черт. Закусочная забита людьми. Эти двое оказались тут неспроста. Пришли выполнить задание, которое провалили две недели назад, закончить работу, с которой не справился Сэл.

– Пошли, Гиб. Уходим отсюда, – сказал Тоцци, не сводя глаз с парней.

– Я еще не доел свой ленч...

– К черту ленч. Уходим. Немедленно.

Гиббонс вытер руки салфеткой.

– Кто они? – уже серьезно спросил он.

– Белобрысый в коричневой вельветовой куртке. Похож на немца. И второй в спортивном пиджаке в елочку, модных джинсах и черных ботинках – ты его узнаешь, мой соотечественник. Боевики Сэла Иммордино.

– Здесь слишком много народу. Надо выводить их отсюда.

Гиббонс встал, собрал со стола остатки ленча и понес их к мусорному бачку, шагая спокойно и уверенно.

Тоцци пошел вперед, думая, чем им лучше воспользоваться – лестницей или эскалатором. И то и другое никуда не годится. Слишком много кругом людей. Он обернулся к Гиббонсу и увидел боевиков, которые уже поставили чашки на стойку.

– Они идут за нами.

– Ступай к эскалатору, – сказал Гиббонс. – Когда выйдешь на улицу, поверни налево и иди до первой лестницы, ведущей вниз на берег.

Они ступили на эскалатор и стали спускаться вниз. С потолка, чуть покачиваясь, свисал огромный транспарант: «Битва на побережье». Отель «Плаза». Гигантские Уокер и Эппс, ростом футов двадцать, мрачно таращились друг на друга. Тоцци облокотился о поручень, поставил ногу на ступеньку повыше и увидел белобрысого и его дружка, входивших на эскалатор.

Между ними была стайка хихикающих китайчат и несколько пенсионеров. Когда они проезжали под транспарантом, Тоцци снова поглядел на боксеров и проводил их взглядом.

Они сошли с эскалатора и направились к выходу. Каждый шел своей дорогой, стараясь идти быстро, но без спешки, маневрируя в толпе. Гиббонс шагал чуть позади, расстегнув пиджак, готовый, если потребуется, выхватить оружие. Они прошли мимо маленькой кондитерской, торгующей ирисками. Сладковатый теплый запах напомнил Тоцци те давние времена, когда он мальчишкой часами мог глазеть в окна кондитерской в парке Эсбери. Там женщины в белых передниках и наколках крутили в руках огромные пирамидки сладкой массы, скармливая ее машинам, которые нарезали из нее палочки величиной с мизинец и заворачивали их в вощеную бумагу. Тоцци заглянул в кондитерскую. В ней никого не было, зато он увидел в витрине отражение белобрысого парня. Тот был совсем близко. Тоцци зашагал быстрее. Гиббонс следовал за ним.

– Все это мне очень не нравится, – сказал Тоцци, глядя прямо перед собой.

– А почему?

– Потому что у меня нет пушки. Вот почему.

– Зато у меня есть.

Тоцци скосил на него глаза.

– А ты кто, Рэмбо? Не выпендривайся. Ситуация хреновая.

– А что ты предлагаешь? Разбежаться?

– Да. Им нужен я, а не ты. Давай я пойду по берегу один, чтобы посмотреть, станут ли они меня преследовать. Помнишь колонны перед Дворцом согласия? Ступай прямо туда. Там у тебя будет более выгодная позиция, и ты сможешь легко достать их, если они не отвяжутся.

Гиббонс хмуро поглядел на него.

– Ничего себе «более выгодная позиция».

– У тебя есть другие предложения?

– В общем, нет.

– Ну так что?

– Ладно, иди.

Они одновременно вышли на улицу, Гиббонс почти сразу затерялся в толпе гуляющих. Тоцци помчался к лестнице, спускающейся на берег. Сбегая вниз по деревянным ступенькам, он заметил боевиков, которые ринулись за ним следом, раскидывая в разные стороны попадавшихся им на пути людей. Превосходно, подумал он.

Он спрыгнул на землю и побежал вдоль берега. Ноги увязали в сухом песке, замедляя бег точно так же, как вчера, когда он возвращался к дому Нэша, где была Валери. Никак не удавалось бежать быстрее. Один из парней Иммордино, пижон с золотым браслетом, выхватил пистолет и держал его наготове. Тоже неплохо. Гиббонс сможет арестовать его без соблюдения излишних формальностей.

Тоцци быстро взглянул наверх. Люди на набережной кричали и визжали, вероятно, они тоже заметили пистолет. Блондинчик, должно быть, тоже был при оружии. Тоцци снова взглянул на проносящуюся мимо толпу гуляющих. Если бы Гиббонс умел бегать быстро. Но тут он вспомнил огромный сандвич с мясом и сыром. Черт побери. Почему он не мог ограничиться, например, салатом? Почему Гиббонс никогда не слушает...

В нескольких футах впереди взметнулся фонтанчик песка. Затем он услышал звук выстрела. Он обернулся. Блондинчик уже выхватил свою пушку. Тоцци оглядел берег, он был почти пуст, только несколько безумцев терпеливо принимали солнечные ванны под порывом холодного весеннего ветра. Пожалуй, у людей наверху было больше шансов угодить под шальную пулю. Тоцци задыхался, хватая ртом воздух. Ноги словно налились свинцом, но он заставлял себя скакать по вязкому песку. В висках стучало, кружилась голова. Тоцци злился на себя за то, что так быстро выдохся. Он напряг глаза, пытаясь сфокусировать зрение. Только бы Гиббонс успел добежать туда.

И тут он увидел детей. Девочки лет девяти-десяти в розовых купальниках и белых спортивных тапочках маршировали с палочками в руках прямо перед колоннами. Тощие маленькие девочки с палочками в руках. Впереди шагала женщина в спортивном костюме. Инструктор. Не нашли другого места, черт бы их побрал.

– Ложитесь! Ложитесь! – задыхаясь, заорал он. Сердце бешено колотилось.

И тут же увидел еще один фонтанчик песка и услышал два выстрела, один за другим.

– Ложитесь!

Но они замерли на месте, удивленно таращась на него. Черт побери, что у этой бабы с головой? Ради Бога, уложи детей на землю. Глупые девчонки! Где же Гиббонс?

Они были в футах тридцати от него. Маленькие кретинки с вытаращенными глазами. Возле одной из колонн Тоцци заметил Гиббонса. Тот глядел на него, качая головой.

Тоже мне умник. Будто я сам не понимаю, что он не может стрелять, когда кругом дети. Чертова инструкторша. Такую дуру следовало бы пристрелить.

Тоцци хотел рвануть влево к воде, но потом передумал и нырнул под настил набережной. Там было темно и прохладно, слабые блики света пробивались в щели, над головой топот ног гуляющей толпы. Песок тут был влажный и идти было легче, но приходилось кружить среди бесчисленных мшистых свай.

Он остановился за одной из них, поджидая, когда глаза привыкнут к сумраку. Потом взглянул на залитый солнцем песок на берегу, и – дзинь! – пуля отломила щепку от сваи прямо у него над головой. Он упал на колени, быстро переполз к следующей свае и уставился на черный ряд вертикальных подпор. Возле одной из них он заметил темный силуэт. А где же второй ублюдок?

49
{"b":"4811","o":1}