ЛитМир - Электронная Библиотека

– С удовольствием подожду вас, мистер Варга.

Варга холодно глядел на жалкого торговца наркотиками, пока тот не исчез в другой комнате, а затем захлопнул папку и опустил свой толстый зад в одно из капитанских кресел, высящихся в столовой. Нежно погладив себя по щеке, он бросил взгляд на двух спящих псов. Один лежал в нескольких футах от него на краю ковра, другой – в конце комнаты, блокируя дверь, выходящую в кухню. Это были большие псы, ротвейлеры, черные с бурыми пятнами на брюхе, морде и лапах. Их клички – Блиц и Криг – лихо сливались в одну.

– Блиц, – позвал Варга пса, лежащего на краю ковра.

Его голос был тонковат для такого крупного мужчины.

Пес не пошевелился.

Варга взял виноградную гроздь из вазы с фруктами, стоящей на столе, и вновь позвал пса. И снова никакой реакции.

Внезапно он швырнул гроздь в пса, попав ему в лоснящийся, черный бок. Ротвейлер поднял голову и зарычал.

Тем же спокойным тоном Варга произнес:

– Фу!

Пес замолчал, поднял огромную квадратную голову и с изумлением посмотрел на хозяина. А мгновение спустя вновь заснул.

Варга взял из вазы еще несколько гроздей и разложил их по краю стола, затем потянулся к алому телефону, стоящему на отдельном столике, и набрал номер.

До него донеслось четыре длинных гудка. А затем в трубке послышался детский голос.

– Алло?

– Отец дома?

– Подождите минутку.

Он услышал, как ребенок зовет отца, затем до него донесся стук тарелок и столового серебра, потом послышались шаги – да притом не одного человека. Что ж, никто не велел ублюдку заводить шестерых детей.

– Алло?

– Это я.

– Понятно. В чем дело?

– С Парамусом все в порядке?

– В полном порядке, можете не беспокоиться.

Варге не нравилось, когда люди принимались уверять его в том, что он может ни о чем не беспокоиться.

– А кто будет это делать?

– Жокей. Он просто превосходен.

Варга ничего не ответил. Он посмотрел на спящего пса и швырнул в него еще одной гроздью. На этот раз он попал по уху. Пес поднял голову и зарычал, теперь он вдобавок и оскалился:

– Фу, Блиц!

Пес в нерешительности помедлил, а затем уронил голову и закрыл глаза.

Человеку на другом конце провода не понадобилось ни о чем спрашивать. Он прекрасно представлял себе этих отвратительных псов – перекормленных доберманов, как он предпочитал их называть, – пребывающих в мрачной тени своего хозяина. Несчастные животные.

– Вы его перенапрягаете, – сказал наконец Варга. – А у вас есть в деле еще кто-нибудь, кроме этого жокея?

– Есть один парень, который раньше работал на людей мистера Л. Он большой пройдоха, но, к сожалению, слабовольный. Приходится его воспитывать. Со временем из него, я думаю, что-нибудь получится.

Варга взял еще одну гроздь и запулил ею псу прямо в морду. На этот раз ротвейлер поднялся на передние лапы, оскалился во весь зев и принялся попеременно рычать и скулить на хозяина.

– Фу, Блиц!

Блиц рявкнул еще раз, потом замолк.

– Меня вот что интересует, – внезапно начал Варга, и его писклявый голос зазвучал еще писклявее. – Не согласитесь ли вы провернуть для меня еще одно ресторанное дельце, а? Знаете, вроде того, что вы проделали в Бруклине.

– Нет, благодарю вас.

– Вы там чертовски хорошо поработали, Стив. Таким лакомством не грех побаловаться еще разок. Может, и не в точности таким, но тоже, как бы это сказать, впечатляющим.

Стив живо представил себе три человеческие головы с выколотыми глазами, разложенные на промокших от крови бумажных салфетках.

– Пожалуй, все-таки нет.

Варге было слышно, как возится на том конце провода кто-то из детишек Стива. Он взял со стола еще одну гроздь.

– Я ведь отблагодарю вас за хлопоты.

– Сколько?

– Тридцать тысяч.

– Надо подумать.

– Подумайте и дайте мне знать. Но время не ждет.

– Хорошо.

– И не обижайтесь.

– И вы тоже.

Варга повесил трубку и зажал в руке последнюю гроздь. Он посмотрел на Крига, спящего у двери, затем перевел взгляд на Блица, уже поскуливающего, разгадав хозяйские намерения.

Внезапно гроздь вылетела у Варги из руки и ударила пса по глазам. Тот вскочил на ноги, оскалившись, рыча и плюясь, готовый вот-вот броситься на хозяина. Но стоило тому тыльной стороной ладони шлепнуть пса по лбу, как он отпрянул.

– Фу, Блиц!

Внешне это выглядело как прикосновение руки целителя. Пес прильнул к его ногам и принялся тереться о них.

Варга с трудом сдержал улыбку.

– Эй, Винни, – позвал он. – Давай заходи.

* * *

Майк Тоцци плеснул холодной водой себе в лицо, а потом уставился на себя в зеркало, висевшее в ванной. Майк долго смотрел на собственное отражение, дивясь тому, какого дьявола он тут делает. Ему настолько надоело притворяться и лгать, что он уже опасался, не начинает ли лгать себе самому. Он привык думать о себе как о человеке, поставившем перед собой ясную жизненную цель, но теперь он уже далеко не был в этом уверен. Возможно, его жизнь больше не имела никакого смысла.

– Эй, что ты там возишься? – окликнула она из-за двери. Алиса. Тоцци приходилось напоминать себе, что ее зовут Алисой, потому что это имя ей не шло. Смазливая девка из Южного Джерси, приехавшая сюда на профсоюзную конференцию, – так она сказала о себе. Смазливая девка с отличными ляжками, решившая слегка развлечься во время конференции. На конференции для того и едут, сказала она. Наверняка имеет постоянного дружка у себя в Джерси. Но если она и впрямь такая славная, чего ради она забралась к нему в постель?

– Ты там не заснул, Майк?

– Нет!

Он вытер лицо полотенцем и, прежде чем открыть дверь, заставил себя улыбнуться.

Алиса валялась на постели. На ней ничего не было, кроме темно-синего лифчика с блестящей тесемкой. Ее темные волосы были коротко и модно подстрижены. Майк дал бы ей года двадцать три – двадцать четыре. Она выглядела соблазнительно, как натурщица из какого-нибудь горяченького журнала. Тип девицы, с которой хочется разок – и только разок – переспать. Тоцци, вздохнув, поглядел в окно. Через дорогу, в спортивном комплексе «Мидоулэндс», автотрек был освещен сильными прожекторами. В этом свете Майку удалось разглядеть даже парочку пешеходов.

Он сел на постель возле нее, поглядел в волнующе темные глаза, поцеловал ее, провел рукой по шелковистой коже на бедрах. Алиса захихикала. Она выглядела сейчас еще моложе, чем была на самом деле. Тоцци хотелось сейчас избавиться от неприятного чувства, будто он совершает что-то неправильное. Ему хотелось перестать думать о чем бы то ни было и просто получить удовольствие.

Она потерла рукой его голую спину, дойдя до поясного ремня.

– Скажи-ка мне честно. Ты ведь не торгуешь домашней утварью? – спросила она, расстегивая ему ремень.

– Что ты хочешь сказать?

– Ну, ты не выглядишь торговцем. Да и какой торговец явится в джинсах на серьезную конференцию?

– Я ведь сказал тебе. Почему ты мне не веришь?

Она с хитроватым видом ухмыльнулась.

– А кто такой Винни Кламс?

Тоцци уставился на нее в полутьме, но Алиса выдержала его взгляд.

– Выкладывай, – поддразнила она. – Ты ведь не торговец. Ты полицейский, или страховой агент, или что-нибудь в этом роде. Правда?

Тоцци промолчал. Но сердце у него в груди бешено заколотилось.

В конце концов, ей бросилось в глаза, что он чем-то страшно взволнован.

– Да брось, Майк, не принимай близко к сердцу. Я тут у тебя случайно наткнулась на этот клочок бумаги. Поглядела на снимок, прочла имя. И подумала, что все это странно.

Тоцци сел и потянулся к ночному столику. Взял сложенный листок бумаги. Развернул его и тупо уставился на фотографию толстяка в левом углу. Это была копия первого листа из досье ФБР на Винни Клементи.

– А почему это тебя так заинтересовало?

Мускулы его шеи напряглись.

– Я ведь тебе уже сказала, Майк. Я случайно наткнулась на это. Я за тобой не шпионю.

2
{"b":"4813","o":1}