ЛитМир - Электронная Библиотека

Джина зло посмотрела на Беллза:

– Ты больной, ты знаешь это?

– Знаю. – Беллз ухмыльнулся. Он не отрывал глаз от раскачивающейся в его руке цепи, но пистолет, который он держал в другой руке, был направлен на Тоцци и Джину. – Знаешь, Джина, я забыл сказать тебе. Всех, кого я привозил сюда, я кончал в основном одинаково, расчленял, засовывал в пакеты и так далее. Во всех случаях, кроме одного.

– Можешь не стараться. Мне это не интересно.

– А может, тебе стоило бы этим поинтересоваться? – Беллз поднял глаза и ухмыльнулся ей в лицо. – Это была единственная женщина, которую я кончил.

Внезапно Джину охватила тревога: Грудь ее вздымалась, лицо исказилось, она изо всех сил пыталась справиться с эмоциями.

Беллз указал пистолетом на окна:

– Иди посмотри. Выгляни во двор.

Джина не могла удержаться. Она встала и направилась к окнам, не отрывая глаз от лица Беллза. Тоцци тоже поднялся прежде, чем наручник врезался ему в руку. Рука и так уже болела.

Беллз подошел и стал сзади, раскачивая цепь. Они стояли у окна и глядели вниз, на захламленный задний двор.

– Видишь спрессованную машину у забора? Ту, ржавую. Видишь? Размером с холодильник.

Тоцци сразу заметил ее, несмотря на то что она была почти скрыта в высокой траве.

– Видишь, Джина?

– Вижу.

– Марджи, – произнес он.

Джина прикусила костяшки пальцев. Она пыталась удержать слезы, но ей это не удалось.

– Я засунул ее в багажник старого «шевроле» и сплющил его.

Тоцци почувствовал тошноту.

– Ты хоть сначала убил ее?

– Нет.

Беллз явно гордился собой. Тоцци представил, как кричала бедная женщина, когда пресс расплющивал радиатор, крылья и крышу, прежде чем добрался до багажника. Но кто такая Марджи? Почему он ее убил?

– Я совсем не хотел этого делать, – продолжал Беллз. – Богом клянусь. Но ты вынудила меня. Джина. Вы обе вынудили. Я предупреждал ее, чтобы она перестала играть со мной, но она не слушалась. А ты ее подзуживала.

Слезы текли по щекам Джины. Несмотря на то что она была сегодня совершенно невыносима, Тоцци стало ее жалко. Он хотел что-нибудь сказать ей, но боялся, что от него она не примет никаких утешений.

Беллз перестал раскручивать цепь. Он подошел к Джине и вытер ее щеку дулом пистолета.

– Я много раз давал тебе шанс, Джина. Ты не можешь сказать, что это не так. Но ты продолжала играть со мной, даже когда исчезла Марджи-. А мне нужен был только ясный ответ. Вот и все. Но ты все посылала меня. Ну что ж, теперь моя очередь сказать тебе, куда ты можешь идти. И сделать так, чтобы ты именно туда и отправилась.

Тоцци был поражен:

– Что все это значит? Я не...

Ствол пистолета скользнул, как змея, и оказался во рту у Джины. Она отступила назад, но Беллз не отнимал пистолета. Он продолжал наступать на нее, пока она не оказалась на коленях. Она задыхалась.

– Подожди! Подожди! – закричал Тоцци. Он испытывал искушение наброситься на Беллза, который теперь стоял довольно близко от него, но не осмелился сделать это, пока ствол пистолета был у Джины во рту. – Неужели мы не можем спокойно все обсудить?

Глаза Беллза горели.

– Нам нечего обсуждать, малыш Майки. Вы оба хотели меня надуть. Что сделано, то сделано. Теперь вы умрете. Точка.

– Послушай, Беллз. Будь же благоразумен.

– Благоразумие – это для юнцов. А у меня правила. Я ил придерживаюсь и ожидаю того же от других.

С бьющимся сердцем Тоцци посмотрел на Джину. Ствол пистолета во рту мешал ей дышать; задыхаясь и давясь, она извивалась, пытаясь освободиться, но безуспешно.

– Беллз, Беллз, послушай. Я не знаю, что там у вас случилось. Я не о Джине. Кто эта Марджи? Какое она имеет ко всему этому отношение?

Внезапно Беллз захлестнул цепь вокруг закованного в наручники запястья Тоцци. Потом вытащил из кармана куртки висячий замок и потряс им перед лицом Тоцци.

– Подсунь цепь под батарею – вот под эту – и закрой ее на замок.

– Но, Беллз...

– Просунь цепь под батарею! -закричал Беллз и засунул ствол пистолета еще дальше в рот Джины.

Тоцци неловко ухватил цепь за концы, встал на колени и стал делать то, что приказал Беллз. Этот псих вполне может убить Джину. Он обернул цепь вокруг трубы отопления и соединил ее концы вокруг своей закованной в наручники руки, защелкнув на них замок. Потом подергал за цепь, чтобы показать Беллзу, что она надежно закрыта. Теперь он и Джина были прикованы к батарее.

Беллз вынул пистолет изо рта Джины, и она упала на пол, перевернувшись на живот. Тоцци тронул ее за плечо, но она стряхнула его руку. Прижавшись щекой к грязному деревянному полу, она тряслась от рыданий.

Беллз вернулся на кухню, вынул что-то из-под раковины и положил на середину комнаты. Засунув пистолет за пояс, он развернул большую клеенку цвета морской волны. Тоцци понял, для чего она нужна. Чтобы кровь не попала на пол.

– Так кто такая Марджи? – Прежде чем умереть, Тоцци решил хотя бы удовлетворить свое любопытство.

Беллз ногами разгладил клеенку, чтобы она не морщилась.

– Моя жена, – сказал он, не поднимая глаз.

Тоцци посмотрел на Джину, которая лежала отвернувшись, положив голову на вытянутую руку, прикованную к батарее. Он тоже лежал на полу, так же вытянув руку. Жена? – подумал он. В сговоре с Джиной? Но послание на автоответчике...

– Непонятно, да, малыш Майки?

– Да. – Вытянув шею, Тоцци взглянул на Беллза.

– Ну так спроси Джину. Она тебе все расскажет.

В этом Тоцци сомневался. Он снова вынул передатчик и, зажав его в кулаке, протянул Беллзу:

– Еще не поздно, Беллз. Возьми передатчик и уходи. Это твой единственный шанс.

– Слушай, убери эту поганую штуку. Передатчик... Рассказывай. Ты просто смеешься надо мной.

– Не дури, Беллз. Ты говоришь, что не стрелял в Петерсена. Хорошо, отлично, может, и так. Ну а Гиббонс?

– Кто?

– Мой напарник. Агент, которого ты застрелил в универмаге. Они тебя за него прищучат. – Если я раньше не доберусь до тебя, сукин ты сын.

А как они докажут, что это сделал я, Майки? Кто это видел? Кто будет свидетелем? Там был сумасшедший дом. Никто не сможет меня опознать. Кроме тебя и Джины.

– И Стенли, и Живчика.

– О Стенли я не беспокоюсь. А Живчик? Он дурак, но не настолько.

– Ну а что насчет нас? Ты действительно собираешься убить нас? Они знают, что ты нас захватил. Ясно, что ты и убил.

Беллз ухмыльнулся.

– Не думаю, что вы сможете свидетельствовать против меня. Ни ты, ни она.

Тоцци втянул воздух. Хоть бы сердце перестало так отчаянно стучать.

– Слушайте, вы двое. Я пойду принесу клейкую ленту и мешки. Кажется, у меня их не хватит, а мне не хотелось бы прерываться в середине работы, понимаете меня? Кроме того, это даст вам возможность собраться с мыслями, помолиться, что там еще? Я скоро вернусь. – Беллз направился к грузовому лифту.

– Но, Беллз, подожди.

Рука Беллза лежала на деревянном затворе лифта.

– «Подожди...»Ненавижу это слово. «Подожди...»Я никогда ничего не жду. Делать.Вот слово, которое мне нравится. Просто делать. Делать то, что нужно. – Беллз вошел в лифт, затвор опустился, стукнув об пол, как нож гильотины.

Беллз дернул за веревку, и разболтанный лифт поехал вниз.

– Пусть Джина расскажет тебе о себе и о Марджи. Тебе понравится.

Тоцци смотрел на него сквозь Деревянные планки решетки. Талия Беллза находилась на уровне пола.

– Можете покричать, позвать на помощь, если вам от этого станет легче, но вас никто не услышит. Можете мне поверить. Другие уже пытались. Скоро увидимся.

Голова Беллза скрылась в шахте лифта. Вампир удалился.

Тоцци уставился на затылок Джины. В этом свете ее волосы не казались такими светлыми и шелковистыми. Она неподвижно лежала на боку, отвернувшись от него, но он видел, как при дыхании поднималась и опускалась ее спина. Он ухватился за цепь и подергал ее, звякнув о трубу. Он знал, что это бесполезно, но надо же что-то делать.

37
{"b":"4814","o":1}