ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ворвавшись в кухню с оружием наготове, я только тогда понял, что именно издавало этот звенящий звук. Дело в том, что я прихватил с собой переносной компьютер Пирса, когда уезжал из Принстона. Томас оставил его в гостиничном номере. Может быть, преднамеренно? Что означала его поспешность? И есть ли в этом вообще какой-то смысл, какая-то зацепка? Итак, источником звука был сигнал этого самого компьютера, сообщавший о поступлении электронной почты.

Может быть. Пирс решил переслать нам какое-то сообщение? Например, факс или даже голосовое? Или, наоборот, кто-то отчаянно пытался добраться до Пирса? В таком случае, кто же этот таинственный незнакомец?

Сначала я проверил голосовые сообщения и сразу же попал в точку.

Я услышал самого Пирса.

Голос его звучал твердо и ровно, почти успокаивающе. Так мог говорить только тот, кто считает себя уравновешенным и полностью владеет сложившейся ситуацией. Учитывая все обстоятельства на сегодняшний день, мне показалось даже жутковатым, что Томас продолжает сохранять полное спокойствие. Особенно странно звучал его голос здесь, в пустой квартире, где кроме меня не было ни единой живой души.

Доктор Кросс! (Во всяком случае, я очень рассчитываю, что попал именно на Вас.)

Примерно такого содержания я обычно получал сообщения, когда вовсю охотился за Смитом.

Разумеется, я отсылал их себе сам, чтобы ввести вас всех в заблуждение и полностью дезориентировать. Так я долгое время дурачил и ФБР, и полицию. Кто знает, может быть, мне это удается делать и до сих пор.

Так это или нет, в любом случае, вот Вам мое первое сообщение. Антоний Бруно, Бриэль, штат Нью-Джерси.

Почему бы Вам не приехать к морю и не присоединиться ко мне? Поплаваем вместе. Ну как. Вы уже пришли к какому-нибудь заключению относительно Изабеллы Калайс? Она играет весьма важную роль во всей этой истории. Вы правильно поступили, что навестили Кембридж.

Смит (Пирс).

Глава 112

В Бриэль я прилетел на вертолете, который мне любезно предоставило ФБР в международном аэропорту Логан.

Во время этого полета я постоянно думал о Пирсе, об Изабелле Калайс, о его квартире, вернее, об их квартире, о его увлечении биологией и современной философией и даже о лингвисте Ноэме Хомски. Мне бы раньше и в голову не пришло то, что совершалось сейчас помимо моей воли. Томас Пирс сумел затмить и превзойти и Гэри Сонеджи, и Саймона Конклина вместе взятых. Я ненавидел все то, что относилось к Пирсу или каким-то образом было с ним связано. Это произошло после того, как я насмотрелся фотографий с изображением Изабеллы Калайс.

На коленях у меня лежал походный блокнот, куда я заносил некоторые из своих мыслей и наблюдений. Сейчас я взглянул на страницу, где было написано: «Чужой»? Пришелец? Похоже, он сам стремится к тому, чтобы соответствовать характеристике, данной этим созданиям в наихудшей их форме.

Отчужденный? От чего? Пирс воспитан почти идеально. Не подходит ни под одно из типичных описаний психопата, принятых в мировой практике. Он настоящий оригинал. Кажется, ему это приходится по душе.

Никакой закономерности в выборе жертв, чтобы это было хоть как-то связано с психологическими мотивами убийств.

Похоже, жертвы выбираются случайно и бессистемно. При этом сам Пирс наслаждается своей неповторимостью!

Доктор Сант, Саймон Конклин и вот теперь Антоний Бруно. Почему он остановил свой выбор именно на них? Почему? И был ли в его списке жертв первоначально сам Конклин?

Похоже, предвидеть следующий шаг Томаса Пирса не представляется возможным. Определить его жертву просто нельзя.

И зачем ему понадобилось сейчас уезжать на южное побережье Нью-Джерси?

Почему-то мне сразу вспомнилось, что он родился в небольшом курортном городке в Южной Калифорнии и там же провел детство. Может быть, сейчас он, если можно так выразиться, решил «вернуться домой»? Что если побережье в Нью-Джерси было как раз самым близким к родному дому местом, куда он осмелился приехать?

Сейчас я располагал приличным количеством информации о жизни Пирса и о подробностях его биографии.

До того, как прибыть на восток, он некоторое время жил на ферме недалеко от знаменитых владений Ирвин Рэнч. Пирс мог бы стать врачом в третьем поколении. Все его родственники – добропорядочные люди, зарабатывающие на жизнь своим трудом. Его брат и сестра стали врачами и в настоящее время, можно сказать, процветали. Никто из них не мог поверить в то, что Томас способен наносить увечья и, тем более, убивать.

Следующая запись гласила: «По заключению ФБР, мистер Смит непредсказуем, действует хаотично, бессистемно».

А вдруг специалисты, ошиблись? Ведь сам Пирс участвовал в составлении психологического портрета Смита. Он сам создал это чудовище, а потом сам же и присваивал ему несуществующие черты характера.

Я мысленно еще раз прошелся по квартире, где Пирс жил вместе с Изабеллой. Все в том доме было расставлено аккуратно. Везде царил уют. Да, в доме чувствовалось присутствие организованного человека. Особенно это касалось Изабеллы: ее фотографий, одежды и даже флакончиков с духами, которые так и остались стоять на трюмо. Их терпкий запах навсегда пропитал воздух в спальне.

Да, Томас Пирс сильно любил ее, в этом можно было не сомневаться. Пирс испытывал страсти и эмоции. Здесь заключается еще одна ошибка ФБР. Пирс совершил первое убийство, потому что испугался, что теряет Изабеллу. Этого он не смог бы пережить. Может быть. Изабелла была единственной женщиной, которая любила Пирса?

И тут еще один кусочек мозаики неожиданно встал на свое место! Я был буквально сражен этим и даже произнес вслух:

– Ее сердце пронзено копьем!

Итак, он буквально пронзил ее сердце. О Господи! Ведь «Пирс» и означает по-английски «пронзить»! Таким образом, Томас Пирс сам признался в своем первом убийстве! Он признался в нем еще тогда, в квартире!

Он оставил зацепку, но полиция упустила ее из виду. Что же еще ускользнуло от нашего внимания? Что он замышляет теперь? Какую миссию выполняет мистер Смит? Может быть, символы играют для него главенствующую роль? Не исключено, что он каким-то образом пытается создать язык, чтобы передать нам некую информацию. Может быть, все гораздо проще: если Пирс «пронзил» ее сердце и таким образом выдал себя, значит, он хочет, чтобы мы его поймали. Схватили и наказали за все им содеянное.

Преступление и наказание.

Но почему нам до сих пор не удается арестовать его?

Я приземлился в Нью-Джерси в пять часов утра. Меня встречал Кайл Крейг. Я увидел его, сидящего на капоте темно-синего автомобиля, с бутылкой пива в руке.

– Вы уже нашли Антония Бруно? – издали закричал я, направляясь к машине. – Тело уже обнаружено?

Глава 113

Мистер Смит отправляется к морю. Это звучало как прозаический рассказ для детей, лишенных большого воображения.

Однако лунного света было предостаточно для того, чтобы Томас Пирс смог беспрепятственно проделать долгий путь по белым пескам пляжа курортного городка Пойнт Плэзант. Пирс нес с собой труп, вернее то, что от него осталось. На спине Томас тащил останки Антония Бруно.

Сейчас он направлялся на юг от знаменитого пирса Дженкинсона по направлению к не менее популярному Парку «Сиквариум». Сероватые здания, предоставляющие всевозможные развлечения отдыхающим в течение дня, выглядели уныло и заброшенно.

Как обычно, в голове Пирса зазвучала музыка. Сначала это была «Клубленд» Элвиса Костелло, затем 21-я соната Бетховена для фортепиано, которая сменилась песней Трейси Бонхэм «Мама-мама». Однако свирепый хищник, засевший у него в голове, никак не мог успокоиться. Правда, с ритмом музыки Томасу становилось легче выносить присутствие этого зверя.

Было очень рано: всего лишь без четверти четыре, и даже рыбаки, промышляющие во время отлива, не вышли в море. До сих пор на пути Томаса попалась всего одна патрульная машина. В любом случае, копы в крохотном курортном городке были настоящим посмешищем.

65
{"b":"4858","o":1}