ЛитМир - Электронная Библиотека

Федор Иванович взял ведро, спустился к реке, зачерпнул воды. Петька собрал посуду в сумку. Потом они тщательно залили костер и пошли на баржу.

— Какую бочку он собирается искать в реке? — спросил Петька.

— Бочку с документами. Ее шпион сбросил. Тебе надо было самого Казимира расспросить. Он, бедняга, до сих пор боится, что бочку шпионы перехватят и завладеют документами.

— А зачем теперешним шпионам старинные документы?

— Как зачем? Во-первых, знать, где у нас будут мосты, туннели и всякие другие инженерные сооружения, которые можно потом взорвать. Во-вторых, украденные документы они наверняка предложат нам выкупить за миллионы рублей золотом. Такое уже было[1].

Стараясь не шуметь, капитан и младший матрос Жмыхин спустились в каюту. Внизу у трапа Федор Иванович нащупал пробковый узкий матрац, уложил Петьку, накрыл телогрейкой, прошел за ящик с посудой и лег сам.

Петька долго лежал с открытыми глазами. В квадратном окне каюты плавно покачивалось небо. Петька вспомнил мягкую улыбку врача Лариной, добрые слова бойца Уватова, всплыли в памяти лица друзей — Тимки Булахова и Шурки Подметкина.

Сон не приходил. Заснуть мешало непонятное волнение. Петька стал считать: один, два, три, четыре… Счет перевалил уже за триста, а волнение не проходило. Тогда Петька встал, тихо поднялся по трапу на палубу. В окне у Самоволина все еще горел огонек. Река курилась туманом. Петька прислушался к таежной тишине и понял: встревожила его история пропавшей экспедиции. Он на цыпочках прошел по палубе к борту, спустился на берег и помчался к избушке Казимира Самоволина, единственного живого свидетеля гибели экспедиции.

В каюту Петька вернулся перед рассветом. Увесистую картонную папку, полученную от деда Казимира, сунул в уватовский вещевой мешок, пробрался к своему месту, и лег.

В картонной толстой папке были: архивные справки и документы, собранные Казимиром Самоволиным, деловая переписка начальника погибшей экспедиции с Москвой и Петербургом. Телеграммы и письма вражеских пособников. Из писем видно, как тщательно продумывался путь внедрения шпиона в экспедицию. Были здесь и газетные материалы, рассказывающие о первых поисках утопленной бочки (в ней была упакована документация экспедиции и образцы горных пород).

Позднее появилось три мнения. Первое: бочки, о которой заявил органам ГПУ Самоволин, не существовало. Второе: за прошедшие годы ее (хотя она была загружена до потери плавучести) унесло, может, даже в океан. Или где-то в реке она попала в яму, и ее навечно затянуло толстым слоем ила. И третье мнение: в годы гражданской войны бочку выловили вражеские лазутчики.

Поиск бочки прекратили.

Казимир Самоволин все три мнения отвергал. В картонной папке были лично им составленные схемы изменения русла, таблицы скорости течения и глубины и материалы личного эксперимента. Самоволин соорудил примерно такую же бочку, загрузил ее и сбросил в том месте, где когда-то падала бочка с документами. Целый год бакенщик следил за рекой и по данным своего эксперимента определил примерно участок реки, где могла осесть бочка экспедиции. Но заниматься призрачной бочкой уже никто не хотел, в расчеты деда Казимира не верили. Он обижался.

Петька разжалобил старика, и тот под честное слово передал ему толстую папку.

Глава 4

Рейс «Таежницы» продолжался. Старый капитан отмечал в судовом журнале пройденные километры и расход горючего. Чувствовалось приближение холодных широт. В глубоких скальных трещинах еще виднелись прожилки тающего снега, а из распадков стекали в реку плоские струи мутной воды. С берегов доносило запахи первых цветов. В одном из таких мест баржа пришвартовалась на очередную ночевку. Петька с Таней остались сторожить судно, а Федор Иванович, тетя Нина и Любка пошли за черемшой. Они знали какую-то свою тайную полянку, на которой черемша растет не по дням, а по часам.

О пропавшей экспедиции Петька давно рассказал Тане, и сейчас, оставшись, наконец, одни, они решили прочитать записи и документы Самоволина. Петька принес из кубрика старую картонную папку с наклеенным пожелтевшим ярлычком: «Копия пояснительной записки в Совнарком и карты, составленные К. Самоволиным». Все документы, схемы и карты были аккуратно проколоты и скреплены блестящей металлической полоской. Карты нарисованы цветными карандашами. За ними шли копии документов. Петька сел на крышку трюма рядом с Таней и стал читать.

Распоряжение по Русскому географическому обществу.

Без права снятия копии.

…Создать экспедицию для тщательного изучения северного района Восточной Сибири на предмет поиска трассы для железной дороги. Экспедиции присвоить имя «Багульник». Начальником означенной экспедиции «Багульник» назначить офицера горной службы Ельникова Петра Андреевича. Врачом и ответственным за неразглашение тайн назначить Гросса Эдуарда Ивановича, военного советника Императорской канцелярии.

Начальником группы гидрологических исследований назначить Шубина Алексея Назаровича.

…Технический состав экспедиция «Багульник» должна набрать на месте комплектации (Большереченск) в количестве 50 человек.

Экспедиция обязана работать ускоренным методом и через 21 месяц предоставить все изыскательно-топографические материалы.

…Назначение экспедиции держать в режиме особой секретности…

Дальше графитным мягким карандашом шла приписка, или, как сейчас принято называть, комментарии Самоволина.

Экспедицию «Багульник» создали ровно (день в день) за три года до начала первой мировой войны. Царскому правительству и в голову не приходило, что боевые действия развернутся уже через 780 дней. Военный пожар охватил 33 страны. Монарх дремал. И не приходило на ум, что почти во всех ведомствах давно внедрены шпионы. Они собирали военную информацию, экономическую, политическую. Интересно, что противники точно знали зерновой и продуктовый запас России на случай войны, а царское правительство о запасах своего провианта не имело никакого понятия. Германия, например, могла выдать любую точную справку о России. Количество паровозов, вагонов — пожалуйста; переправ, коней, пушек — это мог сказать любой штабной офицер Германии. Правда, у немцев был в руках важный козырь. «Бубновая дама» — агент номер один — российская царица. Она была германским резидентом, а по совместительству — женой царя и военным советником его. Все секретнейшие данные через час передавались «семейному боженьке», Григорию Распутину, а через него попадали в генеральный штаб немецкой армии.

Копия «Распоряжения по Русскому географическому обществу» со штампом «без права снятия копии» обнаружена мною в Иркутске в тайнике бывшего особняка купца Хаменова. Осуществить экспедицию «Багульник» в строгой секретности царскому правительству не удалось. Привожу текст японского письма, найденного мною в том же тайнике купца Хаменова в 1921 году.

«…Господин многоуважаемый Хаменов, фирма «Таранака» любезно просит вашей помощи. В город Иркутск прибывает руководство экспедиции «Багульник». Лично на вас возлагается обязанность в экспедицию включить Вогула — он работает у вас скупщиком пушнины. Его задание: после того, как экспедиция «Багульник» закончит работу, похитить любой ценой все документы и карты. Повторить подобную экспедицию времени у России больше не будет. Ваша любезная помощь будет большим вкладом в ту операцию, которая развернется в недалеком будущем. Для усыпления бдительности начальника экспедиции Ельникова оказывайте «Багульнику» всяческую помощь: лошади, продукты, лодки, одежда… Ваши расходы фирма «Таранака» оплатила вперед, как вы были оповещены Русско-Азиатским банком в Иркутске. Ответственность за секретность Вогула несете лично. Если Вогул внедрится благополучно, дайте в Петербург телеграмму нашему торговому представителю: «Закупка пушнины окончена». Подпись не ставьте…»

вернуться

1

Профессор Московского университета, физик Э. Е. Лейст на основании многолетних кропотливых вычислений составил впервые в мире карту Курской магнитной аномалии. Летом 1918 года он, поддавшись уговорам неизвестного «друга», выехал лечиться в Германию. «Неизвестный» уговорил профессора взять с собой материалы исследований, «чтоб на курорте можно было работать». А в августе пришло сообщение из Германии, что профессор «внезапно умер».

Позднее через подставное лицо Германия предложила Советскому правительству выкупить карты и документы за восемь миллионов рублей золотом. Советское правительство от такой сделки отказалось.

6
{"b":"4893","o":1}