A
A
1
2
3
...
57
58
59
60

– Ну, вот и все, – сказал наконец папа.

– Мы сейчас пойдем искать эту женщину? – спросила я.

– Сперва немного холодного пива.

– Кстати, о кричащих женщинах, – вмешалась мама. – Чарли Несбитт вчера вечером вновь подрался с женой.

– Ничего удивительного, – хмыкнул папа. – Они всегда дерутся.

– Чарли – негодяй, – заметила мама, – Впрочем, она не лучше.

– Не знаю, но, мне кажется, она вполне порядочная женщина.

– Просто ты к ней хорошо относишься. Помнишь, как чуть было не женился?

– Опять ты за старое? В конце концов я был помолвлен с ней всего шесть недель.

– Ты проявил здравый смысл, разорвав помолвку.

– Хелен помешалась на сцене. А у меня не было времени на подобные развлечения. Это и привело к разрыву. Хотя она была очень мила. Мила и добра.

– И что ей это дало? Ужасного грубияна в мужья – Чарли.

– Я согласен с тобой. У Чарли ужасный характер. Помнишь, как Хелен играла в школьной пьесе? Она была хороша как картинка и сама написала несколько песен, а одну – именно для меня.

– Ха… – засмеялась мама.

– Не смейся. Это была хорошая песня.

– Ты мне не рассказывал.

– Это касается только нас с Хелен. Как же она начиналась?

– Па… – перебила его я.

– Ты бы лучше пошел с дочкой на пустырь, – заметила мама, – а то она в обморок упадет. Можешь и потом спеть эту прекрасную песню.

– Хорошо, пошли, – сказал папа, и я потащила его на улицу.

На пустыре никого не было. Солнце пекло. Битые бутылки отливали всеми цветами радуги.

– Ну, и где твоя кричащая женщина? – смеясь, спросил папа.

– Мы забыли лопаты! – воскликнула я.

– Возьмем потом, когда услышим солистку.

Я повела его к тому месту.

– Послушай.

Мы прислушались.

– Я ничего не слышу, – наконец произнеспапа.

– Шш… подождем. – Эй, кричащая женщина, где ты? – закричала я.

Мы слышали, как движется солнце по небу. Слышали очень спокойное дуновение ветра среди листвы. Слышали, как где-то вдали шел дождь. Слышали, как прошла какая-то машина. Но: только и всего.

– Маргарет, – сказал папа, – думаю, тебе нужно лечь в постель и положить на лоб мокрую тряпку.

– Но она была здесь. Она кричала, кричала и кричала! – воскликнула я. – Посмотрри, здесь копали. Ты стоишь прямо на этом месте!

– Маргарет, вчера именно здесь мистер Келли выкопал большую яму для всякого хлама.

– А ночью кто-то воспользовался его ямой и заживо похоронил женщину, а потом забросал ее землей.

– Ну: я иду домой.

– Ты не поможешь мне копать?

– Долго не стой, жарко. – Папа ушел, а я затопала ногами, проклиная все на свете.

И вдруг крик раздался снова. Она кричала и кричала, призывая меня. Я побежала к дому и с шумом хлопнула дверью.

– Па, она снова кричит!

– Да, конечно, кричит. Пошли, – Он повел меня по лестнице в спальню. – Ну вот. – Он заставил меня лечь и положил на голову влажное полотенце. – Успокойся.

– Па, мы не можем оставить ее там, – я заплакала. – Она закопана. Подумай, как ужасно кричать, когда никто не обращает внимания.

– Я запрещаю тебе выходить из дома, – встревоженно произнес папа. – Будешь лежать здесь весь день. – Он вышел и запер комнату на ключ. Я слышала, как он говорит с мамой. Через некоторое время я успокоилась, встала и на цыпочках подошла к окну. Привязав простыню к спинке кровати, я спустилась через окно на землю, взяла в сарае пару лопат и побежала на пустырь. Было еще жарче, чем прежде. Я стала копать, а женщина все кричала и кричала… Это была тяжелая работа. Ковырять лопатой, отбрасывая камни и стекло. Я знала, что мне придется копать весь день. Что я могла сделать? Побежать и рассказать другим людям? Но они, как папа и мама, не обратили бы на это никакого внимания. И я продолжала копать одна. Минут десять спустя на пустырь прибежал мой одноклассник Диппи Смит.

– Привет, Маргарет! – воскликнул он.

– Привет, Диппи, – с трудом ответила я.

– Что ты тут делаешь?

– Копаю.

– Зачем?

– В земле захоронена женщина, она кричит, а я хочу ее выкопать.

– Я не слышу никакого крика, – сказал Диппи. – А ты сядь, подожди немного и услышишь. А еще лучше, если ты мне поможешь.

– Я не буду копать, пока не услышу крик.

Он ждал.

– Слушай, – крикнула я.

– Слышишь? – Ей-богу! – Глаза его сияли. – Сделай еще раз.

– Сделать что? – Крикни.

– Нужно подождать, – в смущении проговорила я. – Ну, сделай, – настаивал он, тряся меня за руку. – Сделай. – Он вытащил из кармана коричневый камень. – Я отдам тебе этот кусок мрамора, если ты еще раз так сделаешь.

Из-под земли вновь раздался крик.

– Вот это да! – воскликнул Диппи. – Научи меня делать так же!

– Если ты поможешь копать, позднее я научу тебя этому.

– Прекрасно. Дай лопату.

Мы стали копать вместе. Время от времени женщина кричала.

– Можно подумать, – сказал Диппи, – что она у нас прямо под ногами. Ты удивительная девочка, Мэгти. А как ее зовут?

– Кого? – Женщину, которая кричит. Ты должна дать ей какое-нибудь имя.

– О да. – Я на мгновение задумалась. – Ее зовут Шарлотта Тутл. Это богатая старушка, 96 лет. Ее живьем закопал мужчина по имени Спайк. Он подделывал пятифунтовые банкноты.

– Вот это да! – Вместе с нею закопаны сокровища, а я… хочу вскрыть могилу и завладеть ими, – задыхаясь, произнесла я, продолжая энергично копать.

– А ты со мною поделишься? – таинственно произнес Диппи. – Давай будем считать ее, – подбросил он новую мысль, – принцессой Омманатрой, египетской королевой, тело которой покрыто бриллиантами!

«Мы спасем ее, – подумала я, – спасем, если только будем продолжать копать!»

– Слушай, у меня появилась идея! – воскликнул Диппи. Он куда-то убежал и вскоре вернулся с куском картона, на котором стал что-то писать мелом.

– Продолжай копать! Мы не должны останавливаться!

– Я делаю надпись. Видишь? КЛАДБИЩЕ СНА! Мы будем здесь в коробочках хоронить птичек и жучков. Я пойду и постараюсь найти бабочек.

– Нет, Диппи!

– Так интереснее. Возможно, найду и мертвую кошку.

– Диппи, берись за лопату! Пожалуйста!

– О, я устал, – произнес Диппи. – Думаю, надо сходить домой и отдохнуть.

– Ты не можешь этого сделать.

– Почему?

– Послушай, Диппи, я хочу кое-что тебе сказать.

– Что? – Он ударил ногой по лопате.

– Там действительно закопана живая женщина, – прошептала я ему на ухо.

– Ну, конечно. Ты это уже говорила, Мэгги.

– Но ты мне не поверил.

– Лучше объясни, как ты кричишь, не открывая рта. Тогда я буду продолжать копать.

– Не могу тебе ничего объяснить, потому что не я это делаю. Послушай, Диппи, я отойду в сторону, а ты стой здесь и слушай.

Вновь раздался крик женщины.

– Не может быть! – воскликнул Диппи. – Но там действительно женщина!

– Именно это я и пыталась тебе втолковать.

– Давай копать! – произнес Диппи.

Мы копали без перерыва 20 минут.

– Интересно, кто она?

– Не знаю.

– Может быть, это миссис Нельсон, миссис Тернер или миссис Брэдли. Интересно, она красивая? Какого цвета у нее волосы? Сколько ей лет – 30, 60 или 90?..

– Копай! – приказала я.

Насыпь становилась все выше.

– Как ты думаешь, она наградит нас за свое спасение?

– Думаю, что да.

– Наверняка даст шиллинг

– Больше. Может быть, и десять.

– Как-то я прочитал книгу о магии, – начал вспоминать Диппи, продолжая копать. – Один индус, совершенно голый, был похоронен заживо. Он проспал в могиле 60 дней и ничего не ел. Представляешь, 60 дней без сладостей, мороженого, пирожных, наконец, без воздуха – Вдруг лицо Диппи помрачнело. – А что, если эти звуки раздаются по радио, а мы так усердно работаем?

– Если это и радио, оно будет наше.

Вдруг на нас упала чья-то тень.

– Эй, ребята, что вы здесь делаете?

Мы обернулись. Перед нами стоял мистер Келли, которому принадлежал этот пустырь.

58
{"b":"4907","o":1}