A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
72

– А ты докажи! – завопил Джонатан, вскочив на ноги. Опершись руками о стол Александра, он наклонился, с яростью глядя в лицо кузена. – Тебе это не удастся. Ты не найдешь ни единого подтверждения своим нелепым обвинениям.

– Ты глубоко заблуждаешься. У меня есть все необходимые доказательства, – спокойно ответил Александр, но в его голосе звучал металл, а глаза смотрели с осуждением. Он похлопал по груде папок, на самом деле не имевших ни малейшего отношения к «Стоунуолл пропертиз», и с тонкой улыбкой добавил:

– Здесь все, Джонатан. И конечно, у тебя еще есть партнер в твоем… – Александр передернул плечами. – ..За отсутствием более точного определения назовем его преступлением. Да, вот она сидит, не в силах произнести ни звука… Сара Лаудер.

– А теперь ты еще хочешь впутать в свой заговор бедняжку Сару, – вскричал Джонатан. – Да, я не оговорился – заговор с целью опорочить нас обоих. Ты всегда ненавидел меня, Александр Баркстоун, с самого детства. И Сару тоже. Но у тебя ничего не выйдет. Черта с два! Я буду бороться за свои права и за права Сары тоже. Так что берегись.

Александр откинулся на спинку стула, и его голубые глаза, такие холодные и жестокие лишь секунду назад, вдруг потеплели, когда он с жалостью посмотрел на Сару.

– Да, действительно бедняжка Сара, – мягко заметил он. – Боюсь, тебя обвели вокруг пальца. Твои деньги безвозвратно потеряны. Мне тебя искренне жаль, но теперь уже ничего не поделаешь.

– А… А… Александр, – заикаясь, пробормотала Сара. – Я н… не…

– Помолчи, дорогая. Позволь мне говорить. Он – коварный тип и может заманить тебя в ловушку. Джонатан с ненавистью посмотрел на кузена.

– Ты просто ублюдок!

– Довольно! – Александр резко встал со стула. – Не смей называть меня ублюдком!

– Что, заело? – злорадно хохотнул Джонатан. – Правда глаза колет? И к твоей сестрице это тоже относится. Не забывай, что не чья-нибудь, а именно ваша матушка спит с кем ни попадя.

– Ты уволен! – вскричал Александр в ярости.

– Ты не можешь уволить меня. – Джонатан откинул голову и залился смехом. – Я держатель акций и…

– Количество твоих акций за последнее время значительно сократилось, – перебил его Александр уже гораздо более спокойным тоном, полностью овладев собой. – Ровно на семь процентов. – Он открыл верхнюю папку, вытащил оттуда акции и помахал ими перед носом Джонатана. – Я их только недавно выкупил, в прошлую пятницу. Ровно четыре миллиона – во столько обошлось «Харт энтерпрайзиз» выкупить твой заклад у финансовой компании, которая кредитовала тебя. Но тем не менее я рад, что мне удалось вернуть наши акции назад.

Джонатан побледнел как полотно. Он непонимающе уставился на Александра. Впервые в жизни он не находил слов для ответа. На какой-то миг ему показалось, что всему пришел конец, а затем с презрительной усмешкой он воскликнул:

– Я по-прежнему владею девятью процентами этой компании. Следовательно, ты не имеешь права уволить меня. По существующим правилам нельзя выставить за дверь держателя акций.

– Бабушка установила такой порядок в 1968 году, когда она написала завещание и разделила свои сто процентов между нами четырьмя. Однако до дня своей смерти она оставалась единственной владелицей всего пакета и, следовательно, всей компании. В качестве полновластной хозяйки «Харт энтерпрайзиз» Эмма Харт могла поступать по своему усмотрению, как тебе хорошо известно. И поэтому перед отъездом в Австралию бабушка изменила все наши внутренние законы. Фактически она произвела структурную перестройку и велела подготовить новый Устав. Согласно ему я в качестве управляющего, председателя правления и держателя основного пакета акций могу делать практически все, что захочу. Я обладаю почти неограниченными полномочиями. Я могу выкупить акции у акционера, если он согласен. Я могу принимать людей на работу. И увольнять их. – Александр облокотился руками на стол и обжег Джонатана взглядом. – И поэтому я увольняю тебя. – Он обратил взор мимо Джонатана, на Сару. – Ты тоже уволена. Ты вела себя столь же бесчестно, как и Джонатан.

Сара не могла вымолвить ни слова. Казалось, она окаменела на своем стуле.

– Чушь собачья. Мы еще во всем разберемся, – взревел Джонатан. – Отсюда я сразу же направлюсь к Джону Кроуфорду. И Сара тоже пойдет со мной. Есть еще…

– Всенепременно повидайся с ним, – отрезал Александр и бросил стопку акций на стол. Он засунул руки в карманы брюк и принялся раскачиваться на каблуках. – Он с готовностью подтвердит мои слова. Кстати, он так и так хотел с тобой побеседовать. Джон присутствовал на моих двух встречах с руководством «Вкладов и Займов», и его несколько обеспокоил вопрос о процентах, которые ты им должен. Они – подозрительные типы, Джонатан. Лучше тебе им заплатить, и побыстрее.

Джонатан открыл было рот, но ничего не сказал, лишь в бессильной ярости смотрел на кузена.

Сара немного отошла от потрясения и бросилась к столу.

– Но я же ничего не сделала со своими акциями, – со слезами на глазах взмолилась она. – Я не сделала ничего плохого. Почему ты увольняешь меня?

– Потому что ты совершила дурной поступок. Ты вкладывала деньги в компанию – непосредственного конкурента отдела недвижимости «Харт энтерпрайзиз». Ты вела себя нелояльно. Ты такая же предательница, как Джонатан. Прости, но, как я уже сказал, я не могу простить такого.

– Но я люблю мою «Леди Гамильтон», – всхлипнула она и затряслась в рыданиях.

– Тебе следовало подумать об этом, когда ты вступала в сговор со своим безответственным кузеном, – ровным голосом ответил Александр, нимало не смягчившись при виде ее слез. – И одному Создателю известно, зачем ты так поступила.

Внезапно Джонатан потерял контроль над собой и зашелся в истерике.

– Ты у меня еще попляшешь, негодяй! – Он развернулся на каблуках и погрозил кулаком Поле. – И ты тоже, сука!

– Пошел вон! – Александр сделал шаг по направлению к Джонатану. – Не дожидайся, пока я сам не схвачу тебя за шкирку и не вышвырну за дверь.

Пола вскочила на ноги и, подбежав к Александру, успокаивающим жестом положила руку ему на плечо.

Она смотрела на Джонатана и Сару, стараясь подавить охватившие все ее существо презрение и возмущение. Спокойным голосом она произнесла:

– Как вы могли? Как вы только могли так поступить по отношению к ней? К той, кто столько вам всего дал, кто всегда проявлял к вам щедрость и доброту? Задолго до смерти она начала подозревать тебя, Джонатан. А в последнее время и тебя тоже, Сара. Однако, не имея твердых доказательств, не стала ничего против вас предпринимать. Она не отняла у вас ваши фонды, не потребовала назад акции «Харт энтерпрайзиз», столь великодушно подаренные вам. – Пола осуждающе покачала головой. – Вы оба олицетворяете все то, что бабушка ненавидела и презирала… Вы предатели, хитрецы, бесчестные люди, обманщики и лжецы.

Никто не произнес ни звука. Дикая ненависть исказила черты Джонатана, а Сара, казалось, вот-вот упадет в обморок.

Пола продолжала, и в ее голосе появились новые нотки спокойной, но твердой решимости:

– Боюсь, я не так великодушна, как Эмма Харт. Она терпеливо отнеслась к предательству ваших отцов. Но я вас терпеть не собираюсь. Мне осталось сказать только одно… отныне вас никто не ждет на наших семейных собраниях. Запомните раз и навсегда.

Услышав слова отлучения, бледная и дрожащая Сара забилась в истерике. Она повернулась к Джонатану и закричала:

– Ты, ты во всем виноват! Мне не следовало тебя слушать. Я потеряла не только деньги, но еще и отдел «Леди Гамильтон», и даже семью. – Продолжать она не смогла из-за рыданий.

Джонатан не обратил на нее ни малейшего внимания. Он шагнул по направлению к Поле. Глаза его метали молнии, на лице застыла маска ненависти.

– Ты мне за все заплатишь. Пола Фарли. Мы с Себастьяном отомстим тебе!

Наконец Александр потерял терпение. Он ринулся вперед, мимо Полы, грубо схватил Джонатана за руку и поволок к двери.

– Убери от меня свои грязные лапы, мерзавец. И не думай, что тебе нечего бояться. Не забывай, что я тебе сказал. Я отомщу и тебе тоже, Баркстоун. Даже если для этого потребуется вся моя жизнь.

57
{"b":"4945","o":1}