ЛитМир - Электронная Библиотека

За время обеда Дэвид и Пола обсудили много тем, представлявших взаимный интерес, но в конце концов Пола вновь вернулась к разговору о бизнесе. Не спеша, в своем обычном уверенном тоне, она начала излагать зародившуюся у нее идею относительно сети магазинов.

Дэвид собрался и принялся внимательно слушать, заинтригованный ее предложением, в основе которого лежало интуитивное понимание психологии покупателя. И, как большинство толковых идей, она отличалась простотой. Он удивился, как никто раньше не додумался до такого.

Пола продолжила рассказ и в завершение отметила:

– Но это должен быть совершенно самостоятельный магазин внутри супермаркета.

– Тебе потребуется целый этаж?

– Не обязательно. Пол-этажа вполне достаточно. Я полагаю, можно устроить три отдельных салона. В одном продавать костюмы плюс рубашки и блузки, во втором пальто и платья, а в третьем – туфли, ботинки и сумки. Главное тут, конечно, чтобы все салоны прилегали друг к другу, чтобы женщина могла подобрать полный комплект одежды легко и быстро, не носясь за отдельными предметами по разным этажам. Таким образом покупатель станет делать меньше ошибок, не говоря уж об экономии времени. А с хорошей рекламой мы легко сможем добиться успеха – Пола откинулась па спинку стула, внимательно глядя на отца.

– Замечательно. Ты придумала, как назвать свой комплексный магазин?

– Ну, есть несколько очень очевидных вариантов, папа – например, «Деловая женщина» или «Занятая женщина». Однако я уже отказалась от них как от чересчур банальных. Нам нужно такое название, которое точно выразило бы нашу цель. Требуется показать, что мы продаем одежду – хорошую, модную одежду – работающим женщинам, занятым в бизнесе или делающим карьеру, – и что предлагаем им нечто особое, значительно облегчая задачу подбора гардероба.

– А как насчет «Знака избранных»? – предложил Дэвид.

– Неплохо. – Пола наморщила лоб. – Но не перебор ли? Не слишком ли витиевато? Ну, в данный момент название не так уж и важно. Главное – запустить колеса. Итак… ты меня благословляешь?

– Естественно, хотя тебе вообще-то и не нужно этого, – с веселыми искорками в глазах напомнил ей Дэвид. – Клан Хартов принадлежит тебе, Пола, со всеми потрохами, и к тому же ты – генеральный директор.

– А ты – председатель правления, – парировала она. – И, следовательно, остаешься моим начальником.

– Последнее слово всегда должно оставаться за тобой, верно? – пробурчал Дэвид и невольно про себя добавил: «Как и за Эммой».

Без пяти минут три Пола вбежала в контору универмага в Найтсбридже.

– Как прошла встреча с Генри Россистером? – поинтересовалась Гэй Слоун, встав с места и сопровождая Полу в роскошный, отделанный в георгианском стиле кабинет, несущий на себе бесспорный отпечаток личности Эммы Харт.

– Никаких проблем. Большую часть времени мы провели, говоря о бабушкиной собственности. Ирландскую историю мы едва затронули, уделив ей всего лишь несколько минут нашей деловой встречи. За ленчем, если уж оставаться точной. Кстати, есть ли оттуда какие-нибудь новости? – Пола швырнула сумочку на кресло и уселась за огромный стол, некогда принадлежавший ее бабушке.

– Да. Снова звонила твоя мать. Она хотела передать тебе, что передумала оставаться там и решила после завтрашнего дознания немедленно вылететь в Лондон, – сообщила Гэй, сев по другую сторону стола.

– Я рада, что она изменила свое решение. После дознания мы все сможем вздохнуть посвободнее… я надеюсь.

– Поскольку полиция ничего не предприняла, я уверена, что слушание обернется пустой формальностью, – спокойно заявила Гэй.

– Хорошо бы, – попробовала улыбнуться Пола и только тут впервые заметила мрачное настроение собеседницы. – Ты какая-то грустная. Случилось что-нибудь за время моего отсутствия?

– Извини, что приходится с ходу наваливать на тебя проблемы, но, боюсь, сегодня у нас другого ничего нет.

– Не только сегодня, но и, похоже, всю нынешнюю неделю. Ну ладно, Гэй, выкладывай дурные новости.

– Начну с того, что мне кажется самым важным, – вскинула голову Гэй. – Минут двадцать назад звонил Дейл Стивенс. Но не из Техаса. Он в Нью-Йорке. В отеле «Пьере». Его голос звучал как-то странно, по-моему, он чем-то озабочен. И уж конечно, он был вовсе не так весел, как всегда.

«Какие-то проблемы в «Сайтекс», – подумала Пола. Поборов дурное предчувствие, она поинтересовалась:

– Он дал понять, о чем хотел со мной говорить?

Гэй покачала головой.

– Нет, но он спросил, когда ты собираешься навестить нью-йоркский филиал. Я ответила, что не раньше ноября, и, похоже, он огорчился. Он едва не выругался и спросил: уверена ли я, что ты не приедешь в Штаты пораньше. Я ответила, что нет, если только не возникнет каких-нибудь непредвиденных обстоятельств, которые потребуют твоего присутствия. Я специально так сказала, но он не клюнул на это и ничего не пояснил.

Пола потянулась за телефоном.

– Пожалуй, ему надо перезвонить.

– Его сейчас нет на месте, – предупредила Гэй. – Он с кем-то встречается и просил позвонить в шесть по нашему времени.

– И больше ничего не сказал?

– Ни единого слова. Наш мистер Стивенс вел себя очень сдержанно. По выражению твоего лица я вижу, что ты обеспокоена и думаешь о самом плохом. Боишься, что-то случилось в «Сайтекс Ойл»? Мне тоже так кажется – уж больно напряженный он был, даже злой.

– Действительно, это на него не похоже. Дейл всегда такой раскованный и жизнерадостный. Но не будем гадать. Что еще?

– Примерно в полдень звонил Уинстон из Ванкувера, и он тоже озабочен. У него возникли неожиданные проблемы с канадской бумажной фабрикой. Все началось вчера поздно вечером, уже после вашего с ним разговора. Переговоры зашли в тупик. Сегодня он откажется от сделки, согласно вашей договоренности на случай неприятностей. Он собирается дать им сутки на размышление и, если все не образуется, в пятницу вылетит в Нью-Йорк. Он не хочет, чтобы ты беспокоилась и звонила ему. Но он почти не надеется на благополучный исход. У него чувство, что сделка сорвалась.

– Проклятие! Вот досада! Для нас фабрика стала бы отличным приобретением. Остается только надеяться, что он сможет исправить ситуацию. Продолжай, Гэй.

– Исчезла Салли Харт, – пробормотала Гэй, сочувственно глядя на Полу.

– Дура! Идиотка! – воскликнула Пола, подскочив, как ужаленная. – Я же говорила ей не ездить в Ирландию, а у меня нет никаких сомнений – именно туда она и отправилась. Кто звонил? Дядя Рэндольф?

– Нет. Эмили. Твой дядя Рэндольф говорил с ней пару часов назад. Сейчас она едет в город. Как тебе известно, у нее завтра деловая встреча в лондонской конторе фирмы «Дженрет». Очевидно, твой дядя вне себя от ярости, хотя, по словам Эмили, она постаралась его успокоить. Эмили считает, что Вивьен что-то скрывает. Она знает, куда уехала Салли, но не говорит. Эмили предложила тебе попробовать побеседовать с Вивьен, когда у тебя найдется время.

Пола застонала:

– Какой замечательный совет! Какого черта Эмили сама не поговорила с Вивьен, пока она была еще в Йоркшире? Только этого мне еще сегодня не хватало!

– Я как раз попросила Эмили выкроить минутку и поговорить с Вивьен до отъезда, но она отказалась, заявив, что все равно это без толку. Он так и сказала: «Передай Поле, что я не такая бесстрашная, как она», и повесила трубку, не дав мне вымолвить и слова.

– Я свяжусь с Вивьен попозже. Где бы ни находилась сейчас Салли, я не могу перенести ее в пространстве или заставить делать то, что я хочу. Сейчас главное – дело. Есть у тебя еще что-нибудь?

– Звонил Джон Кросс. Он в Лондоне и просит о встрече. Если удобно, то лучше завтра утром.

– О! – воскликнула Пола, но на самом деле она удивилась гораздо меньше, чем хотела показать. Уже несколько недель она ждала известий от главы «Эйр Коммюникейшнс». Они с бабушкой сошлись во мнении, что рано или поздно он еще приползет на коленях.

Гэй не отрывала глаз от Полы, пыталась разгадать ее мысли. Но та, казалась, надела маску.

12
{"b":"4947","o":1}