ЛитМир - Электронная Библиотека

– Толстяком Дабсом? – недоуменно переспросила Пола.

– Эмили, замолчи! – взорвался Александр.

Не обратив на брата ни малейшего внимания, Эмили сказала:

– Робина хватит удар. Не следует забывать, что наш очаровательный дядюшка – член парламента от юго-восточного Лидса – и входит в кабинет министров Гарольда Вильсона. И если на следующих выборах лейбористы снова победят, он рассчитывает занять пост канцлера казначейства. Ох, Сэнди, ты прав, грядет огромный скандал. Что-то вроде дело Профьюмо, да? Эту историю нам заглушить не удастся.

– Мне дела нет до драгоценной политической карьеры дяди Робина, – язвительно произнес Александр. – Кроме того, он такой скользкий тип, что сумеет отвертеться, не сомневаюсь. К тому же, наверное, он сам во всем и виноват. Ты попала в точку, Эмили. Уверен, что мама познакомилась с известными джентльменами через пего. Она постоянно бегала на его замечательные вечеринки на Итон-сквер. – Он бросил на Полу обеспокоенный взгляд. – Когда в суд поступит заявление на развод, газетчики налетят на них, как мухи на варенье, и Эмили не слишком далека от истины, говоря о заголовках в прессе.

Пола помолчала в задумчивости и наконец сказала:

– Сколько? За сколько он пойдет на попятную?

– Не знаю, – ответил Александр.

– Не думаю, что ему вообще нужны деньги, – воскликнула Эмили.

Пола пригвоздила кузину к месту холодным, всезнающим взглядом:

– Меня удивляет твоя наивность, Эмили. Нас воспитала женщина, которая всегда говорила, что каждый человек имеет свою цену, и вопрос только в том, сколько он стоит. Конечно, он хочет денег. И, получив их, он поступит благородно и назовет Марка Дебоне.

– Я знаю его лучше, чем вы оба, и я не думаю, что он согласится, – возмущенно отозвалась Эмили.

– А еще бабушка любит говорить, что цена не обязательно выражается в деньгах, – быстро напомнил Александр. – И если подумать, я склонен согласиться с Эмили. Я не убежден, что ему нужны деньги. Но кое-чего ему хочется. Отмщения. Уверен, он все еще любит нашу мать – хотя один Бог знает, почему, учитывая ее отношение к нему. И он сильно обижен. Посему он хочет ответить ударом на удар, сделать ей больно в ответ, и он представляет только один способ – опозорить ее.

– Возможно, – согласилась Пола, почувствовав логику в теории Александра. – Очевидно, у него есть все необходимые доказательства? – в последних словах прозвучал вопрос.

– О да, – уверил ее Александр. – Мама совершенно ясно дала понять, что он располагает всеми необходимыми фактами. Он не занимается пустыми угрозами.

– Она точно не сказала тебе, кто из министров замешан? – поинтересовалась Эмили.

Александр с сожалением посмотрел на нее:

– Послушай, я согласен, что она неумная и запутавшаяся женщина, но в глубине души она порядочный человек. Конечно, она не называла имен.

– Твоя мать сказала, что она ждет от тебя, Сэнди? – спросила Пола.

– Да. Она хочет, чтобы я встретился с Джанни и убедил его назвать Марка Дебоне в качестве соответчика. Похоже, она верит, будто я могу повлиять на него, но здесь она глубоко заблуждается. Я не настолько хорошо его знаю, и вообще он больше любит Эмили.

– О нет! – вскричала Эмили. – Только не я! Александр и Пола обменялись заговорщическими взглядами, и Пола сказала:

– Дорогая, возможно, никто лучше тебя не сможет поговорить с ним.

Эмили застонала и забилась подальше в кресло.

Мысль о разговоре с Джанни относительно неверности матери пугала ее. С другой стороны, он ей нравился, а Александр может себя вести с ним бестактно. Она выпрямилась в кресле и твердо произнесла:

– Я совершенно определенно отказываюсь предлагать Джанни деньги, и тут вы меня не собьете!

– Что же ты собираешься ему предложить? – спросил Александр, с огромным облегчением поняв, что она определенно согласна взять на себя эту неприятную миссию.

– Ну, я… – Эмили глубоко задумалась и вдруг просияла. – Ну, я взову к его совести, объясню, что он нанесет Аманде и Франческе больше вреда, чем маме, – а он очень любит девочек. Он не захочет, чтобы они пострадали.

– Очень хорошо, попробуй так, – протянула Пола с сомнением в голосе. – Однако тебе следует иметь что-то про запас, на случай, если призыв к его совести не сработает.

– Ты порой бываешь цинична, – осуждающе надула губы Эмили. – Я не собираюсь оскорблять деньгами этого бедного, обиженного человека.

Не обращая внимания на раздраженный тон кузины, Пола пожала плечами:

– Ему можно предложить работу – если он станет стоять на своем намерении назвать половину нашего чертового правительства.

– Работу? Где? В качестве кого?

– В корпорации «Харт», Эмили. Я давно ищу, кто возглавит «Ветер удачи», новый антикварный магазин аксессуаров, который я скоро собираюсь открыть. Поскольку Джанни – специалист в данной области, возможно, он предпочтет работать на нашу семью, чем в той компании, занимающейся импортом антиквариата, с которой он связан сейчас. Тогда мы одним выстрелом убьем двух зайцев – добьемся того, что он окажется на нашей стороне – пусть не на стороне вашей матери – и не станет особенно путаться у нас под ногами, ведь ему придется много разъезжать. К тому же, я, возможно, заполучу хорошего работника в «Ветер удачи». И он, уж конечно, заработает больше у «Харт».

– Какое замечательное решение! – вскричал Александр, моментально воспрянув духом.

Эмили закусила губу.

– Я скажу о работе у Хартов, только если он проявит упорство, – предупредила она, уверенная, что Джанни не станет торговаться, и быстро добавила: – Я знаю, что смогу с ним договориться, он поступит так, как надо. У меня нет сомнений.

– Поживем – увидим, – пробормотала Пола.

Александр встал и прошелся взад и вперед по комнате.

– А теперь, когда мы разобрались с любовными приключениями мамы, есть еще одна проблема, которую нам следует обсудить. – Он задержался у дверей. – Я сейчас… Когда я приехал, я забыл свой чемоданчик в холле.

Воспользовавшись его отсутствием, Эмили наклонилась к Поле:

– Джанни действительно очень милый. Ты просто не слишком хорошо его знаешь.

– Не сомневаюсь – при нормальных обстоятельствах. Но лучше быть готовыми к худшему.

Эмили промолчала.

Через минуту вернулся Александр. Он достал из чемодана папку и передал ее Поле.

– Что это? – спросила она.

– Отчет мистера Грейвса из фирмы „Грейвс и Сандерсон". Но сейчас нет необходимости его читать.

– Он касается Джонатана? – спросила Пола, вертя в руках папку. От дурного предчувствия у нее перехватило дыхание.

– Нет. Себастьяна Кросса.

– А… – Пола приложила руку ко рту, вспомнив тот день в Эйре и предвкушая какую-то неприятность.

– Я думаю, получится быстрее, если я вкратце изложу его содержание, – пояснил Александр. – Отчет действительно довольно длинный и местами скучный, вот почему я предлагаю тебе изучить его подробнее как-нибудь на досуге.

– Ну так давай рассказывай, Сэнди, – сказала Эмили. – Через несколько минут нам придется отправляться на обед. Я умираю от голода.

– Мистер Грейвс копал несколько месяцев подряд, пытаясь найти что-нибудь на Себастьяна, как вам обеим хорошо известно, – начал Александр. – Сперва его расследование велось в сфере бизнеса, в соответствии с указаниями бабушки. Когда в очередной раз его постигла неудача, он решил заняться личной жизнью Себастьяна. После ряда неудач и встреч с некоторыми людьми в Лондоне он отправился в Йоркшир. И там, если хотите знать, он наткнулся на кое-какие неприятные факты. Выяснив, что многие сотрудники «Эйр Коммюникейшнс» собираются в баре «Полли» в Лидсе, он принялся околачиваться там. Как-то раз в обеденный перерыв он разговорился с молодым парнем, некогда работавшим в «Эйр». В конечном итоге Грейвс и тот парень крепко подружились и в течение трех недель регулярно встречались там за выпивкой. Как-то вечером Томми Чарвуд – так звали парня – рассказал Грейвсу, что Себастьян – порядочная скотина, что он с удовольствием встретился бы с ним на узкой дорожке и задал ему жару. – Александр прервался, чтобы закурить сигарету, затем продолжил: – Когда Грейвс поинтересовался, почему, Томми Чарвуд поведал ему, что он когда-то ухаживал за девушкой, тоже работавшей в «Эйр», и что Себастьян увел ее. Теперь, судя по всему, та девушка, Алис Пил…

17
{"b":"4947","o":1}