1
2
3
...
20
21
22
...
105

– Конечно, нет, благодарю. Я с удовольствием стану вас сопровождать. И вы совершенно правы: если все пойдет хорошо, то мы освободимся уже через пару часов. Я только надеюсь, что дело не затянется настолько, что придется объявлять перерыв на обед. Если же такое случится, тогда, к сожалению, расследование продлится гораздо дольше.

– Вы действительно считаете, что сегодняшнее заседание будет просто формальностью? – переспросил Джим.

– Ну, разумеется, – ответил Кроуфорд, но в его голосе слышалась некоторая неуверенность.

Джим сразу уловил ее:

– Вы не столь уверены, как прошлым вечером, Джон. Есть ли нечто такое, что нам с Дэзи следовало бы знать?

– Конечно же, нет, – буркнул Кроуфорд.

Однако его ответ вовсе не успокоил Джима, решившего довести дело до конца и рассказать о подозрениях Эмили, о которых Пола поведала ему по телефону.

– Пола несколько обеспокоена, – сказал он. – Видите ли, Эмили кое-что пришло в голову… судя по всему, она разбудила Полу посреди ночи и поделилась с ней, что еще с воскресенья ее очень беспокоят те пять или шесть часов, проведенные Мин у озера после полудня, когда она приехала, и до позднего вечера, когда она умерла. Эмили думает…

– Не понимаю, какое значение имеют эти несколько часов, – вмешалась Дэзи.

Джон Кроуфорд после недолгого колебания решился на откровенность и повернулся к Дэзи.

– Теперь и я должен признаться, что меня тоже беспокоит тот же вопрос, дорогая. И если я нахожу странным указанный провал в несколько часов – и малышка Эмили тоже, – неужели вы полагаете, будто опытный коронер не задастся вопросом: что делала усопшая на протяжении столь долгого времени?

– Да, – нахмурилась Дэзи. – Но почему эти часы важны? В конце концов, она могла сперва уехать, а потом вернуться.

– Или ее вовсе не было в полдень в Клонлуглине, – тихо произнес Кроуфорд. – Такая возможность легко может прийти в голову коронеру, как пришла она мне и, вероятно, малютке Эмили. Неужели вы не понимаете, Дэзи, – необъясненные часы наводят на размышления… относительно рассказа лорда Дунвейла о том, когда приехала его жена. Рассказа, должен добавить, подтвержденного только показаниями его матери.

– То есть коронер может заподозрить Энтони во лжи и решить, что Мин приехала поздно вечером. – У Дэзи перехватило дыхание. – О Господи, верно. Я поняла! Коронер может прийти к выводу, что Энтони также находился на берегу вечером… – Она не смогла закончить фразу. Ее начала бить дрожь. Впервые с момента прибытия в Ирландию Дэзи вдруг почувствовала волнение.

– Возможно. Но, дорогая моя Дэзи, я ведь говорю «возможно». Конечно, у меня камень бы с души свалился, имей мы свидетеля, видевшего, как покойная графиня въезжала в Клонлуглин около полудня или покидала поместье в то же время. К сожалению, очевидно, у нас нет такого свидетеля. – Кроуфорд сочувственно посмотрел на Дэзи. Долгие годы он восхищался ею и хотел всегда защищать ее от бед. – Пожалуйста, не огорчайтесь раньше времени, дорогая. Я не поделился с вами прежде своими тревогами, ибо знал, как вы огорчитесь. – Улыбнувшись уверенной улыбкой, он закончил: – Обычно в подобных случаях все решает вскрытие. Оно даст однозначный ответ, отчего умерла Мин. – Кроуфорд бросил многозначительный взгляд на Джима. – Я абсолютно уверен, патологоанатом установит, что это был несчастный случай. «Если только он найдет воду в легких, – мысленно добавил адвокат, молясь про себя, чтобы так и произошло. – Иначе – беда, и самая что ни на есть большая. Отсутствие воды в легких доказывает, что покойная умерла раньше, чем оказалась в озере. В таком случае кому-то определенному, или не установленным следствием лицам, будет предъявлено обвинение в убийстве».

Джим понял, что адвокат хочет успокоить Дэзи, и произнес твердо и отчетливо:

– Я полностью с тобой согласен, Джон. Уверен, что Мин погибла в результате роковой случайности. Прошу вас, Дэзи, оставайтесь по-прежнему спокойной и уравновешенной. Если Эдвина почувствует хоть малейшую неуверенность в вашем поведении, она просто развалится по частям.

– Со мной все в порядке, – ответила она. – Вам не о чем беспокоиться.

Дэзи Макгилл Эмори снова забилась в угол заднего сиденья и до самого Корка больше не произнесла ни слова, уступив право вести разговор Джиму и Джону Кроуфорду. Ей хватало собственных мрачных мыслей.

Мистер Лиам О'Коннор, местный адвокат, выступал в качестве коронера, возглавившего судебное расследование причин смерти Минервы Гвендолен Стэндиш, графини Дунвейл.

Расследование происходило в темном зале коронерского суда в здании Дворца правосудия города Корк, административного центра графства.

Жюри присяжных из шести человек сидело по правую руку О'Коннора. Все – местные жители, которыми случилось тем утром проходить мимо здания суда и которых остановил и собрал вместе представитель судебной власти. Так традиционно, согласно закону Британии, подбираются присяжные при расследованиях. Каковы бы ни были их планы на сегодня, им ничего не оставалось, кроме как подчиниться и принести присягу.

Коронер сказал:

– А теперь, лорд Дунвейл, прежде чем я выслушаю показания сержанта полиции Макнамары, патологоанатома и остальных, возможно, вы смогли бы дать суду какое-то представление о душевном состоянии покойной в период времени, непосредственно предшествовавший ее трагической кончине. Можете говорить с места. Сейчас нет необходимости выходить на место для дачи показаний.

– Мы с женой жили отдельно и намеревались развестись, – ответил Энтони ясным и на удивление сильным голосом. – Вследствие сказанного она выехала из Клонлуглина и поселилась в Уотерфорде. В последнее время она довольно часто навещала Клонлуглин, и за прошедший месяц я начал замечать, что ее характер сильно изменился. Она стала в значительной степени неуправляемой и даже порой буйной – что проявлялось как в ее словах, так и поступках. Я начал испытывать все большее беспокойство за ее умственное здоровье.

– Покойная никогда не говорила о самоубийстве? Случалось ли ей в припадках ярости угрожать, что она покончит с собой? – спросил коронер.

– Нет, – ответил Энтони еще тверже. – Более того, я хочу со всей определенностью заявить, что я не верю, чтобы моя жена могла совершить самоубийство, в каком бы состоянии духа она ни находилась. У нее был совсем другой характер. Я убежден, что она погибла в результате несчастного случая.

Коронер задал еще несколько вопросов по поводу поведения умершей, и, пока Энтони отвечал, Дэзи не сводила глаз с коронера. Лиам О'Коннор был маленьким, подвижным человеком с изборожденным глубокими морщинами лицом. Выглядел он довольно мрачно, но она отметила его добрые умные глаза и испытала некоторое облегчение. Она была уверена, что Лиам О'Коннор не потерпит в суде никаких глупостей и станет скрупулезно придерживаться буквы закона. Дэзи почувствовала в нем справедливого человека.

Пока коронер продолжал неофициальный допрос Энтони, она украдкой бросила взгляд на Эдвину. Та сидела напряженная, как натянутая струна, и Дэзи испугалась, что она в любую минуту может упасть в обморок. Дэзи крепко сжала ей руку, пытаясь внушить ей силу и уверенность.

– Благодарю вас, лорд Дунвейл, – произнес коронер. – Леди Дунвейл, возможно, вы смогли заметить какие-нибудь странности в поведении вашей невестки непосредственно перед ее смертью?

Эдвина явно не ожидала услышать свое имя. Она вздрогнула, задохнулась и, не в силах произнести ни слова, уставилась на коронера. Ее начала бить дрожь.

Дэзи еще крепче сжала ей руку и прошептала:

– Эдвина, не бойся. И, пожалуйста, дорогая, ответь что-нибудь судье.

Эдвина долго откашливалась и наконец произнесла сильно дрожащим голосом:

– Мин… то есть моя невестка, была… была в расстроенных чувствах последние несколько недель. Да, все так. – Эдвина вдруг замолчала, словно подавившись словами, и слезы потекли из ее глаз при мысли о смерти молодой женщины, которую она любила как родную дочь. После долгих и мучительных колебаний Эдвина наконец прошептала: – Боюсь, она… она… много пила в последнее время. По крайней мере, за последний месяц она неоднократно приезжала в Клонлуглин в нетрезвом виде. Бриджит, то есть… мисс О'Доннелл, экономка моего сына… то есть лорда Дунвейла… – Эдвина снова запнулась, бросила взгляд на Бриджит и продолжила: – Совсем недавно мисс О'Доннелл пришлось уложить мою невестку спать в Клонлуглине в комнате для гостей. Я хорошо помню тот случай. Мисс О'Доннелл сказала мне, что боится отпускать леди Дунвейл ехать на машине в Уотерфорд в таком состоянии – она могла попасть в аварию.

21
{"b":"4947","o":1}