1
2
3
...
33
34
35
...
105

– Возможно, вам все же следует проинформировать Эмму, когда через месяц она вернется из Австралии – прощупать почву, выслушать ее соображения, – вставил Дейл Стивенс. – А вдруг она по-другому посмотрит на вещи? Времена меняются, и не стоит упускать из виду тот факт, что на продаже она выручит многие миллионы.

– Не думаю, что деньги здесь будут иметь какое-то значение, – сказала как отрезала Пола.

– Гарри Мэрриотт и его союзники в правлении – твердые орешки, Пола, – отметил Дейл, со значением посмотрев на нее. – Многие годы они хотели избавиться от Эммы, им не нравилось ее влияние, и в будущем положение может только ухудшиться. Без нее вы окажетесь…

– Моя бабушка еще жива, – оборвала его Пола, холодно посмотрев на него. – И я отказываюсь обсуждать, что может случиться в далеком и туманном будущем. Я знаю только один способ вести дела – исходя из сегодняшних реалий. Я, безусловно, не собираюсь создавать себе лишних проблем, и позвольте напомнить вам, что Мэрриотт – очень старый человек. Он не вечен, и, следовательно, не вечно и его влияние.

– Но есть еще и его племянник, – спокойно заметил Дейл. – А Ватсон Мэрриотт – мерзкий сукин сын, от него можно ждать одних только неприятностей.

– Ой, только не надо о племянниках, – начала Пола и запнулась, вовремя вспомнив, что Росс – племянник и наследник Даниэля П. Нельсона. С веселым смехом она воскликнула: – Извините, Росс, я не хотела говорить унизительно обо всех племянниках. Вас я не имела в виду.

Он тоже засмеялся, и веселые искорки заплясали в его темно-карих глазах.

– Не волнуйтесь, я так легко не обижаюсь. – Он подался вперед, и его лицо вдруг стало серьезным. – Дейл хочет сказать, что те члены правления, которые с трудом терпели тяжелую руку Эммы, пойдут на вас войной по той простой причине, что вы…

Пола жестом остановила его.

– Можете не продолжать, Росс. Я все понимаю. Я женщина, к тому же еще и молодая. Я понимаю, что все эти годы они прислушивались к голосу моей бабушки только потому, что не имели другого выбора. Все-таки она – действительно обладательница самого крупного пакета акций, а мой дед, как ни крути, основал компанию. Естественно, кое-кто всегда ненавидел ее за ту огромную власть, которую она имела и, конечно, еще и за то, что она женщина. – Пола помолчала, затем продолжила: – Однако, Эмма Харт справлялась с ним, и очень неплохо. Она всегда переигрывала правление «Сайтекс», и я намереваюсь идти по ее стопам. Я не лишена ума и изобретательности, и найду способ заставить их выслушать меня и принять к сведению мои слова.

Росс и Дейл молча обменялись многозначительными взглядами.

Росс заговорил первым:

– Я не хотел бы, чтобы вы считали меня предубежденным, подобно многим идиотам в правлении, но несмотря на значительный прорыв в мир бизнеса, совершенный в последнее время многими женщинами – что я, кстати, приветствую – все же нельзя не признать: пока что в этом мире верховодят мужчины…

Смех Полы заставил его замолчать на полуслове.

– Я знаю, кто верховодит. Вам нет никакой необходимости напоминать мне. И они будут верховодить до того дня, пока женщины не начнут наравне с ними пользоваться мужскими туалетами.

Росс Нельсон расплылся в медленной, удивленной улыбке. Ему нравилось ее чувство юмора, а также присущая ей твердость и мужество. Он окинул ее оценивающим взглядом. Очень привлекательная женщина. Какой самоконтроль, острый ум, какая удивительная уверенность в себе. Он хотел овладеть ею и гадал, какой подход окажется лучше, какую тактику следует избрать, и сколько времени потребуется, чтобы уложить ее в постель. Он твердо решил добиться своего – и чем скорее, тем лучше.

Росс отвел глаза, чувствуя, что молчание слишком уж затянулось. С неловким смешком он сказал:

– Не все сделки заключаются в мужских туалетах, Пола.

– Не все, но большинство, – парировала та, вновь бросив на него вызывающий взгляд. – Или в аналогичных местах, – добавила она с ухмылкой.

Он только еще больше воспламенился. Ему все сильнее хотелось припасть к ее губам, что он и сделал бы, не будь здесь Дейла.

Дейл кашлянул в кулак и быстро произнес:

– Ватсон Мэрриотт давно уже нападает на меня, Пола, и только потому, что я – протеже Эммы. Не стоит надеяться, будто он оставит меня в покое, когда я больше не буду находиться под ее защитой. Он ждет не дождется возможности сожрать меня.

– Знаю, – ответила Пола столь же серьезным тоном. – Но сейчас ты ведь находишься под ее защитой, и под моей тоже, как бы мало она ни стоила. К тому же не стоит сбрасывать со счетов тех членов правления, которые на нашей стороне. Все вместе мы обладаем большой силой. В сентябре вы обещали мне остаться в кресле президента до Рождества. Месяц назад – согласились не уходить до срока истечения вашего контракта, невзирая на существующие трудности, вызванные склоками внутри компании. Вы ведь не собираетесь передумать – изменить своему слову.

– Нет, дорогая Пола, ни за что. Я намерен драться плечом к плечу с вами, – твердо заявил Дейл. – Однако я хотел бы, чтобы вы рассказали об идее Росса Эмме по ее возвращении в Англию.

– Я твердо намерена именно так и поступить. Она имеет полное право знать все. Не беспокойтесь. Она получит полный отчет о нашей встрече. – Пола повернула голову к Россу. – И она обязательно спросит, кто ваш клиент, Росс. Естественно, бабушка захочет узнать, кто хочет купить ее акции. Вы мне еще не называли имен. – Она откинулась на спинку кресла, испытующе глядя на него.

Росс Нельсон, полностью уже овладевший собой, покачал головой.

– Не могу, Пола. Пока еще нет. Как только вы продемонстрируете искреннюю заинтересованность в продаже акций «Сайтекс», я конечно сразу же удовлетворю ваше любопытство. А до тех пор имя моего клиента должно остаться в тайне. Таковы его особые указания. И я хотел бы повторить слова, сказанные мною в начале встречи – заинтересованная сторона с давних пор является клиентом нашего банка и пользуется нашим глубочайшим уважением.

Полу удивило его стремление любой ценой сохранить секрет, но на ее лице не дрогнул ни один мускул.

– Бесспорно, речь идет о какой-то другой нефтяной компании, и я сомневаюсь, что это один из гигантов, вроде концерна Гетти или «Стандарт Ойл». Очевидно, тут компания средних размеров – что-нибудь типа «Интернешнл Петролеум», верно? – В ее темно-фиолетовых умных глазах мелькнула искорка понимания.

Росс не мог не испытать восхищения. Его уважение к ней выросло еще больше. Скорее всего, она говорила наугад, но тем не менее попала в точку.

– Нет, речь идет не об «Интернешнл Петролеум», – соврал он, не сморгнув глазом. – И, пожалуйста, не начинайте гадать, вас все равно это никуда не приведет. – Он одарил ее одной из своих самых широких и теплых улыбок. – Имя останется неназванным, пока клиент не даст своего разрешения, и возможно вам интересно будет узнать, что даже Дейл не имеет ни малейшего понятия о его личности.

«Но ты же не стал отрицать, что твоим клиентом является нефтяная компания», – отметила про себя Пола. А вслух сказала:

– Тогда, наверное, я никогда не узнаю, ибо моя бабушка не захочет продавать акции.

Пола закинула ногу на ногу, немного расслабилась и задумалась, не врал ли Росс, когда отрицал заинтересованность в сделке «Интернешнл Петролеум». Наверняка она не знала. Точно так же, она не могла определиться в тех чувствах, которые вызывал в ней сам Нельсон. Она всегда относилась к нему двояко и никак не могла окончательно решить, нравится он ей или нет. С виду Росс – очень милый человек, вежливый, уверенный в себе, всегда готовый оказать услугу. Красивый мужчина, высокий, еще не достигший сорока лет, хорошо сложенный, светловолосый, с открытым, почти невинным лицом и самой дружелюбной из улыбок, открывавшей два ряда больших, здоровых белых зубов. Его внешность и манеры всегда безупречны.

И все же Пола подозревала, что это только оболочка. Она не могла избавиться от ощущения, будто за блестящей внешностью кроется что-то темное и хищное. Сейчас, спокойно наблюдая за Россом, ей вдруг пришло в голову, что красивая одежда и излучаемая им беззаботность – не более чем камуфляж, призванный скрыть неприятные черты характера, которые проступали только за закрытыми дверьми спальни банкира. Как и Эмма несколько раньше, Пола почуяла в нем холодную и безжалостную жестокость, мрачную твердость, спрятанные за обаянием, улыбкой и маской типичного представителя золотой молодежи.

34
{"b":"4947","o":1}