1
2
3
...
80
81
82
...
105

– Наша бабушка, как обычно, подумала обо всем. Какой гениальный ход – приложить к завещанию заключения врачей. Недовольные ничего не смогут изменить – Эмма Харт крепко-накрепко связала им руки.

Филип кивнул:

– Да, но от них следует ждать неприятностей, попомни мои слова. С другой стороны, зная бурный темперамент Джонатана, можно представить, что неожиданный поворот событий заставит его совершать необдуманные и поспешные поступки. И, возможно, мы сможем раскрыть его предательство раньше, чем мы думали.

– Будем надеяться. Может, и бабушка понимала это тоже. Не сомневаюсь, что она действительно решила оставить нам дома Макгилла, именно потому, что мы – его внуки, но не стоит забывать, как умна и изобретательна она была. – Пола не смогла сдержать довольной ухмылки. – Ты должен согласиться, что последнее слово осталось за Эммой Харт.

– Я бы назвал это не словом, а целой речью, – засмеялся Филип.

Дэзи отодвинула стул и быстро обошла вокруг стола. Она наклонилась к Поле:

– Бедный Джон… Его кроют почем зря и совершенно несправедливо. Завещание ведь написала мама, а не он. Он всего лишь семейный адвокат. Не могла бы ты положить конец их мерзкому поведению? Лаудеры и Эйнсли совсем потеряли контроль над собой.

– Может, папа что-нибудь скажет? – пробормотала Пола.

– Нет, – твердо отозвалась Дэзи. – Эмма Харт назначила тебя главой семьи. Тебе и наводить порядок. Извини, но таково положение вещей.

Пола кивнула и встала со стула.

– Прошу всех минутку помолчать.

Ей, человеку по натуре сдержанному, было трудно обращаться к такому большому собранию людей, но когда никто из возмутителей спокойствия даже не взглянул в ее сторону, она с размаху стукнула кулаком по столу:

– Заткнитесь! Все! И садитесь по местам!

Эйнсли и Лаудеры с враждебным видом уставились на нее и, хотя никто из них не отошел от Джона Кроуфорда, все же гомон стих.

– Благодарю вас, – сказала Пола более спокойным тоном, но металл в ее голосе слышался отчетливо. Она распрямилась во весь рост, и ее природная величавость и властность вмиг отрезвила всех собравшихся.

– Как вы смеете устраивать подобные безобразные сцены, – резко бросила она. – Вы все просто отвратительны. По-моему, вам следовало бы проявить хоть какое-то уважение к Эмме Харт. Прошло всего лишь несколько недель после ее смерти, а вы уже, как шакалы, грызетесь над ее костями. – Взгляд Полы обратился на стоящих бок о бок Джонатана и Сару. – Моя бабушка знала, что делала, и, на мой взгляд, она еще проявила слишком большую щедрость по отношению к некоторым членам нашей семьи.

Пола крепко сжала спинку стула и продолжала почти что угрожающим тоном:

– Не советую никому даже и думать о том, чтобы оспорить завещание Эммы Харт. Потому что в противном случае я буду драться до последнего – даже если мне придется пожертвовать всем своим временем и всеми своими деньгами.

Собравшиеся не сводили с нее глаз. Большинство смотрели на Полу с восхищением, некоторые – с осуждением, но все они не могли не ощущать исходившую от нее силу власти.

Уинстон придвинулся поближе к Эмили и легонько прикоснулся к ее руке.

– Посмотри-ка на нее, – прошептал он. – Вот оно живое воплощение Эммы Харт. По-моему, легенда продолжается.

Глава 46

Шейн и Пола пересекли терминал авиакомпании «Бритиш Эруэйз» в аэропорту Кеннеди, поднялись на эскалаторе на второй этаж и вошли в зал ожидания для пассажиров первого класса Там они наконец нашли тихий уголок. Шейн помог ей снять пелерину из меха дикой норки, затем скинул свое драповое пальто и бросил его на ближайший стул.

– Давай выпьем чего-нибудь, – предложил он. – У тебя еще есть время до вылета.

– С удовольствием. Спасибо, милый.

Шейн улыбнулся ей и поспешил к бару в противоположном конце зала ожидания.

Пола, не отрываясь, следила за ним. Как он красив! Такой уверенный в себе, решительный, сильный. Выражение ее лица смягчилось, глаза смотрели на него с бесконечной любовью. За год, прошедший с начала их романа, ее чувство к нему только окрепло. Теперь он настолько вошел в ее жизнь, что без него она чувствовала себя потерянной и живой только наполовину. Он не переставал удивлять ее. Хотя Пола знала его всю жизнь, раньше она не осознавала, насколько он надежен в любой критической ситуации. Он был ей предан до мозга костей, и его преданность распространялась на все, что он считал важным. Сила его характера порой даже пугала ее. «Он выкован из стали», – подумала Пола.

Когда Шейн возвратился с бокалами, Пола встретила его любящим взглядом. Он улыбнулся в ответ, вручил ей водку с тоником и уселся рядом.

Они чокнулись, и Шейн сказал:

– За наступающий месяц! За начало нового года!

– За 1971 год! – подхватила Пола.

– Это будет наш год, дорогая. С Джимом все наконец решится. Ты станешь свободна, и только подумай – в январе ты снова сюда вернешься. Совсем скоро. Мы можем начать строить планы на будущее. Наконец-то.

– Как замечательно, – отозвалась она, но в ее блестящих глазах мелькнула тень тревоги.

Шейн заметил это и насупился.

– Что-то мне не нравится выражение твоего лица. В чем дело?

Пола с веселым смехом покачала головой.

– Ничего. Я испытаю огромное облегчение, когда наконец переговорю с Джимом и все с ним улажу. Он приводит меня в отчаяние своим нежелание признать, что наши отношения зашли в тупик. Как страус, он прячет голову в песок. Я знаю – ты, наверное, считаешь, что я не слишком хорошо ему все объясняла. Но трудно говорить с тем, кто отказывается тебя слушать. – Она сжала его ладонь в своих. – Извини. Я опять принялась за старое и в сотый раз одно и то же.

– Ничего. Я все понимаю. Но по возвращении ты с ним разберешься – С ухмылкой Шейн добавил: – Тебе надо загнать его в комнату, закрыть дверь на ключ, а ключ выбросить. Тогда ему придется тебя выслушать.

– В случае необходимости именно так я и поступлю. Честное слово. Конечно, сейчас не самое подходящее время, ведь до Рождества осталось только две недели. С другой стороны, наверное, не бывает подходящего времени для разговора о разводе. Такие ситуации не бывают простыми.

– Верно. – Он с озабоченным видом наклонился к ней поближе – Я знаю, что тебе придется нелегко. Как мне хотелось бы оказаться в Англии, рядом, на тот случай, если я тебе понадоблюсь. Но мне необходимо лететь на острова. Однако, – он замолчал и внимательно посмотрел на нее, – я примчусь в Лондон немедленно, если ты не сможешь справиться одна.

– Знаю. Но я справлюсь. Правда, Шейн. – После небольшой паузы Пола добавила:

– Спасибо за минувший месяц. Все было чудесно. Постоянное общение с тобой сотворило просто чудо. Сейчас я чувствую себя намного лучше, чем по приезде в Англию в ноябре… Лучше во всех отношениях.

– И я тоже. И знаешь, Пола, ведь если задуматься, весь месяц прошел для тебя под знаком удачи. Ты возобновила контракт с Дейлом Стивенсом, нанесла поражение Мэрриотту Ватсону по стольким спорным вопросам. Еще бы тебе не испытывать облегчения. И, возможно, твой успех – предвестник счастливого будущего. В прошлом тебе пришлось испытать много горьких минут.

– Ты помог мне преодолеть их, Шейн. Правда. Ты оказал мне такую поддержку. Сейчас я сильна как никогда, благодаря тебе, твоей любви и пониманию. А говоря о «Сайтекс»… – Ее голос дрогнул. – Я знаю, ты не станешь смеяться над моими словами, ведь в глубине души ты такой же суеверный кельт… – Она снова замолчала, не отрывая глаз от его лица.

– Я никогда над тобой не смеюсь. Ну, давай, рассказывай.

Ее тонко очерченные губы дрогнули в улыбке, она покачала головой и вдруг сама рассмеялась.

– Ну, когда я впервые услышала о взрыве на „Эмеремм-III", я не могла удержаться от мысли, что это – дурной знак, предвестник еще больших бед. И в чем-то я оказалась права. Теперь, глядя назад, можно сказать, что за последние четырнадцать месяцев на нас свалилось столько проблем… Смерть Мин и все те неприятности в Ирландии, произошедшие почти одновременно с катастрофой. Нарастающие подозрения бабушки относительно Джонатана; злобное поведение Сары по отношению ко мне и ее интриги с целью заполучить модные салоны. Крах моей семейной жизни. Ужасное поведение тети Элизабет; страх скандала, вызванного ее разводом и позицией, занятой Джанни. Нарастающие трудности и внутренние склоки в «Сайтекс», не говоря уж об аварии самолета Джима и его нервном срыве. Неожиданная смерть Блэки, и последующий уход бабушки, и отвратительные скандалы в нашей семье вокруг ее завещания. – Она поджала губы. – Порой мне кажется, что кто-то напустил порчу на меня или, точнее, на всю семью Эммы.

81
{"b":"4947","o":1}