ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я рад, что ты задержался в Нью-Йорке по дороге домой. Очень здорово…

– И я тоже рад, – перебил его Уинстон и усмехнулся: – Мне импонирует идея вернуться домой с шиком, на твоем личном самолете. Не говоря уж о твоем обществе. И еще раз спасибо, что ты отложил дела, чтобы дождаться меня. Я тронут.

– Я как раз хотел сказать, что очень рад нашей встрече. – Шейн прикусил губу и со значение посмотрел на собеседника. – Ты знаешь, мы ведь никогда не обсуждали с тобой женщин и мои увлечения. Но мне требовалось открыть свои чувства к Поле, разрядиться перед кем-то, кому я могу доверять и кого я уважаю. Ты проявил огромное терпение и очень помог мне. Спасибо.

Уинстон откинулся на спинку стула, допил вино и с задумчивым видом затянулся сигаретой. Наконец он пробормотал:

– Мне следовало сказать тебе еще вчера вечером, но ты выглядел таким усталым, битый час проговорив о Поле. Ведь на самом деле ты не открыл мне ничего нового. Я хочу сказать, о твоей любви к Поле. Я давным давно знал о ней. И Эмили тоже.

Шейн очень удивился.

– А я думал, что никто ничего не знал. Вот так всегда и бывает.

– Эмма знала тоже, – тихо произнес Уинстон.

– Неужели? – Удивление достигло предела, и на миг он лишился дара речи. Потом слабая улыбка тронула его губы. – Забавно, но после ее смерти у меня возникло необъяснимое ощущение, что она знала о наших отношениях. Но Пола высмеяла меня.

– Тетя Эмма не подозревала, что между вами существует связь, это верно, – быстро пояснил Уинстон. – И, честно говоря, мы с Эмили тоже. Но тетя Эмма перехватила твой взгляд, когда ты смотрел на Полу на крестинах Лорна и Тессы два с половиной года назад. Тогда же и мы с Эмили поняли всю глубину твоих чувств к Поле.

– Понимаю. – Шейн склонился над столом и пронзил собеседника вопрошающим взглядом: – Очевидно, тетя Эмма обсуждала с тобой нашу тему. Что она говорила?

– Она волновалась за тебя, Шейн. Она ведь очень любила тебя. Она воспринимала тебя как одного из нас, как своего внука. Думаю, ее разочаровало, что ты не открыл своих чувств раньше, пока Пола не вышла замуж за Джима. Но она смотрела на вещи философски. Бабушка знала, что ей не следует вмешиваться. Однако, живи она сейчас, ее ничуть не удивило бы, что Пола разделяет твою любовь – могу руку дать на отсечение.

– Разделяла – говори в прошедшем времени, дружище, – мрачно буркнул Шейн. – Леди решила в дальнейшем обходиться без меня.

– Она может еще передумать, – отозвался Уинстон, желая приободрить приятеля. – Не забывай, женщины меняют свои взгляды на жизнь по сто раз на дню. Кроме того, прошло всего лишь девять месяцев. Дай ей шанс, дай ей побольше времени, чтобы прийти в себя. Послушай, Шейн, у меня возникла идея. Не улетай со мной сегодня в Лондон. Оставайся в Нью-Йорке. Пола уже неделю в Техасе, и я знаю, что через пару дней она должна приехать сюда, либо завтра, либо в среду. Повидайся с ней еще раз, своди куда-нибудь, напои, накорми, поговори с ней. Ты можешь быть очень убедительным и…

Шейн жестом остановил его и решительно покачал головой.

– Нет, Уинстон. Бесполезно. В июне она совершенно ясно дала понять, что все кончено. Навсегда. Кроме того, я не могу больше откладывать свое возвращение. В конце недели отец летит в Сидней. Сейчас его очередь. А поскольку Мерри руководит работой здешнего отеля, мне необходимо провести дома несколько месяцев. Мне предстоит мотаться между Лидсом и Лондоном, но я надеюсь проводить основную часть времени в Йоркшире.

– Эмили рассчитывает, что ты станешь наезжать в Бек-Хаус по выходным, когда она вернется из Скарборо. Надеюсь, ты не разочаруешь ее, да и меня, если уж на то пошло.

– Нет. Когда смогу, я буду приезжать к вам на выходные, большое спасибо. Еще я хочу почаще посещать конюшни твоего отца и побеседовать с ним об Изумрудной Стреле и о планах на скачки в следующем году. Дед оставил мне лошадей для того, чтобы они соревновались, а не жирели на пастбищах. Да и сам я уже несколько месяцев не садился в седло. Мне не терпится хорошенько погонять Бесстрашного Воина и Кельтскую Красавицу.

– Замечательно, Шейн, просто… – Тут Уинстон замолчал и расплылся в улыбке – А вот и твоя отвратительная сестрица, – заметил он, помахав рукой.

Шейн обернулся, и его лицо посветлело при виде Миранды, которая быстро шла между столиками ресторана с таким видом, будто у нее есть какое-то важное сообщение. Он улыбнулся при виде ее наряда, по меньшей мере, неординарного. В цветастом ситцевом платье и с множеством золотых цепочек более всего она напоминала рыжеволосую цыганку. Новый статус главы нью-йоркского отделения фирмы нисколько не повлиял на ее экстравагантную манеру одеваться. «Молодец, Мерри, – подумал Шейн. – Не изменяй себе. Оставайся сама собой, моя оригинальная сестренка, одна из немногих по-настоящему свободных людей на свете».

– Привет, красавчики, и не трудитесь вставать, – воскликнула Миранда, когда оба они привстали в знак приветствия. Она плюхнулась на свободный стул и заявила: – Наклонитесь поближе, я расскажу вам кое-что интересное – Окинув их взглядом заговорщицы, она прошептала: – Вам ни за что не угадать, кого я только что видела. Можете и не пытаться.

– Ну, тогда скажи сама, – весело подхватил Уинстон. – Так получится гораздо быстрее.

– Да, верно, – вступил в разговор Шейн. – Не хочешь ли бокал вина? – спросил он, показывая ей бутылку.

– Спасибо, с удовольствием. – Мерри поудобнее устроилась на стуле, дождалась, пока ее брат разлил оставшееся вино по бокалам, и заявила: – Я разговаривала с метром кафе «Терраса», когда вдруг заметила их… вот уж поистине кошмарная троица.

Мужчины непонимающе уставились на нее. Миранда ухмыльнулась, наморщила свой веснушчатый носик и торжественно объявила:

– Элисон Ридли, Скай Смит… и Сара Лаудер. Они сидели за одним столиком и смотрелись, как лучшие подружки. Можете вы представить себе такое?

– Сара! – сардонически усмехнулся Уинстон. – Ну и ну, очень интересно. Любопытно, что она делает в Нью-Йорке. Несколько месяцев Пола и Эмили ничего о ней не слышали, как, впрочем, и о Джонатане, со дня отъезда на Дальний Восток.

– Только не упоминай при мне имени этого негодяя, – поморщился Шейн. – От него всегда одни неприятности, и он хитрый, как черт.

Уинстон согласно кивнул.

– Полагаю, мне следовало подойти к ним и поболтать, но, честно говоря, я развернулась и убежала со всех ног, – продолжала Мерри. – Я решила предупредить вас обоих, что парочка ваших прежних подружек бродит по нашему отелю. Слава Богу, что они не решили поесть здесь – иначе где мне пришлось бы вас искать?

– Элисон наверняка подсыпала бы мышьяка мне в вино, – шутливо заметил Уинстон.

– Скай Смит никогда не была моей подружкой, – объявил Шейн и подмигнул сестре. – Она не в моем вкусе.

– Мы все знаем, что ты не любишь блондинок. Ты предпочитаешь изящных брюнеток, вроде нашей дорогой По… – Миранда прикусила язычок и виновато посмотрела на брата. – Прости, Шейн. Я не хотела сыпать тебе соль на рану.

– Ничего, Мерри, я уже большой мальчик. Возможно, я все еще зализываю раны, но мне уже удалось остановить кровотечение.

– Знаю. – Мерри сделала маленький глоток вина и, надеясь переменить тему, принялась болтать о предстоящем полете в Лондон. Несмотря на внешнее безразличие Шейна и его бравый вид, она видела, как ему больно и как глубоко он страдает. Он безумно тосковал без Полы. И никогда не перестанет тосковать – вот что самое страшное «Если бы только Джим не погиб такой трагической смертью, – подумала Миранда, – Пола бы в конце концов развелась, и они с Шейном поженились бы». А теперь Пола превратила свою жизнь в нескончаемую пытку. И мучает Шейна тоже. «Почему она так поступает? – в который раз спрашивала себя Миранда. – Я совсем перестала ее понимать».

– Что ты вдруг замолчала, Мерри? – спросил ее Шейн. – Ты вроде говорила что-то о машине.

– О, да, простите, – спохватилась Мерри и улыбнулась брату. – Я заказала автомобиль к подъезду к трем. Таким образом вы легко успеете добраться до аэропорта Кеннеди до начала часа пик.

99
{"b":"4947","o":1}