ЛитМир - Электронная Библиотека

В тот момент Бард почувствовал огромную ответственность за своих людей. Как-то тревожно стало на сердце — в чьи руки попали они? Пол жесток и безжалостен, в этом Бард имел возможность убедиться. Он здесь чужак, и окружающие его люди были ему чужими. А вот для Барда армия чем дальше, тем больше становилась родной. Сколько сил он потратил, чтобы сделать из крестьянских парней воинов, верных чести и присяге, дисциплинированных, умелых…

Его отец создал армию — готовил ее к завоеванию. Чего в этом было больше — честолюбия, амбиций или холодного расчета, — Бард не мог судить. Возможно, дом Рафаэль слишком долго ждал своего часа. Подобное ожидание — без надежды, пропитанное отчаянием — портит человека. Теперь отца нет, но созданная им непобедимая военная машина осталась, и только от него теперь зависело, на что обратить эту силу. Но прежде всего следует разобраться с домашними и семейными делами. Бард вернется в старое поместье отца — законных наследников у того не осталось, так что оспорить права Барда никто не посмеет. Но главное — и немедленно — узаконить Эрленда. Если с Бардом что-то случится, в Астуриасе должен быть законный наследник трона. Но кто будет править Астуриасом? Дайте боги, чтобы это был человек благородный, умеющий избежать ловушки собственного честолюбия.

Прежде всего необходимо собрать данные о разрушениях, армии, запасах материалов.

Действительно, глядя на приближающийся замок, Бард признал, что разрушения не так уж велики. В развалинах левого крыла мелькали огоньки — видно, там велись спасательные работы. Главный корпус, правое крыло и наблюдательная башня не пострадали. Еще до того, как всадники приблизились к воротам, их окликнули караульные. Услышав знакомые хрипловатые голоса, Бард обрадовался.

— Кто идет? Стойте, назовите себя!

Бард хотел было выкрикнуть свое имя, однако Варзил опередил его — ответил звучно, властно:

— Варзил из Нескьи и лерони из нашей башни Мелора Макаран.

— И, — добавил их спутник, — Бард мак Фиана, лорд-генерал армии Астуриаса.

Начальник караула почтительно отозвался:

— Дом Варзил, можете проходить, мы вам рады. И вы, лерони. Ваш отец жив-здоров… Но с вашего разрешения, ваш спутник — самозванец. Он не лорд-генерал.

— Чепуха! — нетерпеливо отозвался Варзил. — Неужели ты считаешь, что я не знаю, с кем имею дело?

— Я не знаю, кто он, только уж не лорд-генерал, дом Варзил. Лорд-генерал здесь.

Бард громко крикнул:

— Давай-ка сюда фонарь. Ну что, Мурах, узнаешь теперь? Человек, который остался здесь, мой рыцарь Херил.

Часовой долго вглядывался в него, потом растерянно заметил:

— Господи, кто бы вы ни были, прямо вылитый лорд-генерал. Но вы не можете быть лорд-генералом… Только теперь он не главнокомандующий, он теперь король. Я сам был на коронации… И на свадьбе!

Бард от неожиданности глотнул, уставился на часового.

Варзил спас положение:

— Уверяю тебя, солдат, этот человек рядом не кто иной, как Бард мак Фиана Астурийский, сын дома Рафаэля и брат последнего короля.

Солдат, высоко подняв фонарь, долго всматривался то в Варзила, то в Барда. Фонарь в его руке заметно подрагивал.

— Я исполняю свой долг, господин. Я обязан проверять каждого, кто следует по этой дороге. Ну, а если вы король, то примите мои извинения…

Бард обратился к Варзилу:

— Мне и в голову не придет наказать солдата за то, что он честно относится к службе. Завтра мы установим, кто я. Не спорьте, дом Варзил… Здесь есть люди, которые отлично знают меня. К тому же, раз я женился на леди Карлине…

— Помилуйте, боги, — потряс головой часовой. — Я, господин, ничего не знаю о леди Карлине. Я думал, что она оставила дворец много лет назад и поселилась то ли в Башне, то ли стала жрицей богини. Я имел в виду домну Мелисендру. Отец королевы, мастер Гарет Макаран, находится в тронном зале — там устроен госпиталь, туда снесли всех, кого вытащили из-под развалин. Если вы, — обратился к Мелоре часовой, — тоже лерони, они будут вам очень рады. Лекарей у нас не хватает.

Бард едва не рассмеялся. Итак, он прибыл в родной замок и обнаружил, что он уже король и у него есть королева. А может, не у него? Значит, он приказал Полу заменить его, и тот, по-видимому, даром время не терял.

Варзил обратился к часовому:

— Я могу поручиться за этого человека. Но если ты настаиваешь, то с ним можно разобраться завтра. Нас ты можешь пропустить?

— Он тоже пусть проезжает. Как член вашей свиты, дом Варзил, — ответил Мурах.

Втроем они продолжили путь, в воротах их не задержали. Остановились у неповрежденных конюшен. Оттуда поднялись в тронный зал, который был забит ранеными. Мужское и женское отделения были разделены занавесом из одеял. Мастер Гарет с безразличным видом смертельно уставшего человека приветствовал дома Варзила и дочь:

— Очень хорошо, дом Варзил, что вы предложили нам свою помощь. Мы здесь буквально разрываемся. Раненых столько… — И он обреченно покачал головой.

— Что случилось? — спросил Варзил.

— По самым предварительным данным бомбежку совершили люди Алдаранов. Завтра главнокомандующий — простите, король — соберет совет. Там будем решать, какие меры должны быть приняты в первую очередь. Конечно, напрашивается очевидное решение — не дать врагам возможности форсировать Кадарин. Над замком мы установили защитный экран, так что бомбежку они повторить не смогут, однако долго держать завесу нельзя — нас только четверо и мальчик. Они, по-видимому, разведали, что армия вернулась в замок, и хотели разделаться с нами одним ударом. Так, чтобы мы и понять не смогли, откуда совершено нападение… Простите, я должен подойти к раненому. Меня зовут… А ты, Мелора, подключайся к тем, кто занимается женщинами. Как всегда бывает, у нас несколько женщин на сносях — придворная дама, кухарка, армейская прачка, — а повитуха только одна. Кроме нее жрица Аварры, хвала богине! Она отличная знахарка, но они не могут разорваться. Так что, Мелора, включайся. Там столько искалеченных упавшей стеной…

— Конечно, конечно… — заторопилась Мелора на другую половину тронного зала. Бард сразу все понял. Карлина здесь! Какая еще служительница Аварры могла бы находиться в замке? Что творится? Если уж его короновали, то кому быть королевой, как не ей.

Он нашел ее возле перевязанной с ног до головы женщины — только один глаз виднелся из-под бинтов. Увидев Мелору, Карлина коротко спросила:

— Вы — целительница? — и, получив подтверждающий кивок, продолжила: — Вы в акушерстве разбираетесь? Одна из женщин уже родила, а я не могу отойти от этой несчастной. Другая вот-вот разродится, к тому же первенцем, и еще одна…

— Я не повитуха, но кое-что понимаю в знахарстве…

Теперь Карлина внимательней пригляделась к новенькой, подняла повыше лампу.

— Мелисендра? — удивленно воскликнула она и тут же разочарованно поморгала: — О нет. Но вы так похожи на нее, правда? Вы, должно быть, ее сестра, лерони? Сейчас нет времени расспрашивать, как вы оказались здесь. Именем Аварры умоляю вас, пойдите займитесь беременными, а потом поможете мне с ранеными.

— Охотно, — сказала Мелора. — Где роженицы?

— Мы устроили их в отдельной комнате — там когда-то был кабинет короля. Я скоро подойду к вам… — Карлина пощупала лоб умиравшей женщины. — Она больше не проснется…

В этот момент Бард осторожно дернул ее за рукав рясы.

— Карли, — тихо позвал он.

Она со страхом отпрянула, потом, почувствовав, что в его голосе не таится угрозы, перевела дыхание:

— Бард? Не ожидала тебя здесь увидеть…

Тут только он заметил уже пожелтевший синяк на ее щеке.

«Милосердная Аварра! Это же после моего удара…» Однако, даже чувствуя вину перед Карлиной, он не мог терять ни минуты. Враги того и гляди вторгнутся на его земли.

— Что это еще за глупости насчет моей коронации, свадьбы?

— Коронации? Свадьбы? Не знаю, Бард, я весь день провела здесь. С той самой минуты, когда начался весь этот ужас. Видишь, сколько пострадавших… У меня ни на что больше времени не нашлось… Только перекусила на ходу хлебом и сыром.

102
{"b":"4949","o":1}