ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще большей удачей Пол вначале посчитал то, что Мелисендра тоже отправилась в поход, однако потом погрустнел. Женщина постоянно держалась вместе с другими лерони. Все они были одеты в серые свободные плащи с капюшонами, под которыми прятали лица. Вел их седовласый мужчина с покалеченной ногой — он держался в седле с помощью какого-то хитрого приспособления, крепившего его спину. Другое раскладное устройство помогало ему спешиться. За первые тридцать дней похода Полу удалось лишь несколько раз перекинуться парой слов с Мелисендрой, да и то на глазах у всей армии.

Впервые это случилось во время осады Серраиса, когда Бард, объезжавший со свитой стены города, неожиданно направился к группе лерони, следовавших поодаль. Заметив взгляд Пола, подозвал его, и они поскакали вместе.

Мелисендра, завидев двойников, улыбнулась так, как могла улыбаться только она. В сердце Пола всколыхнулась волна нежности — слишком много значил для него этот взгляд.

Он подъехал к ней поближе и поинтересовался:

— Кто такой мастер Гарет?

— Он глава лерони Астуриаса. К тому же он мой отец, — Мелисендра лукаво глянула на Пола и улыбнулась уже смелее. — Я бы так хотела все рассказать ему…

Пол сразу понял, что она имела в виду. Он опустил голову, потом тихо, вполголоса, произнес:

— Я так скучаю по тебе.

Мелисендра улыбнулась еще шире, она теперь просто лучилась от счастья.

Бард между тем нетерпеливо поманил рукой Харела. Когда тот подъехал к седому ларанцу, он представил:

— Мастер Гарет Макаран, а это капитан Паоло Херил.

Старый колдун отвесил Полу церемонный поклон.

— Мастер Гарет был искалечен во время моего первого похода. Я тогда впервые получил под команду достаточно большой отряд. Задание было трудное… Его пырнули в ногу кинжалом с отравленным лезвием. Но ничего, дух его по-прежнему крепок.

— Вы, мастер Бард, не виноваты, — ответил Гарет. — Или теперь я должен называть вас — господин главнокомандующий, как салажата? Поздравляю, никто, кроме вас, не смог бы так ловко захватить обоз. В снежную круговерть, против наемников из Сухих земель… А что мне досталось, так, значит, судьба… Война, она и есть война. Каждый должен быть готов к любому исходу.

— Сколько лет, сколько зим, — задумчиво, как бы не к месту отозвался Бард, видно, много горьких воспоминаний навеял ему тот поход.

Действительно, память о тех днях остро отозвалась в сердце. Мастер Гарет — вот он, живой свидетель незабвенных событий. Рыжие волосы Мелисендры вызвали в душе сожаления об утраченном, о девушке, которая единственная понимала его. Точно такой же серый плащ, белый ослик, и Белтран скакал рядом, все время болтал. Весело, по-дружески… Что значит болтал? Они вместе трепались. О чем? Да обо всем понемногу, но большей частью о будущем. Потом у костра беседовал с Мелорой. Искушение было слишком велико, и Бард спросил:

— Мастер Гарет, где ваша старшая дочь? Что с ней?

— Она в Нескье, — ответил мастер Гарет. — Состоит при тамошнем правителе Варзиле.

Это неприятная новость.

— Выходит, она служит врагам Астуриаса?

Тут он подумал, что, может, так и лучше. Если считать Мелору врагом, легче будут воспоминания. Злее… Она единственная, кто понимал его, кто не отдалась ему.

— Почему? — пожал плечами мастер Гарет. — Лерони из Нескьи дали обет заниматься только добрыми делами, помогать всем страждущим и больным духом. Они соблюдают нейтралитет. Их дело — молитвы, исцеление больных… Туда идут со всех сторон… Они нам не враги, дом Волк.

— Вы действительно верите в возможность подобного непротивления? — язвительно спросил Бард.

— Мой лорд, я не верю — я знаю. Мелора не станет обманывать. И не потому, что я ее отец, просто никогда маг не сможет обмануть мага. Дом Варзил искренне верит в то, что говорит, в договор, который обязывает не использовать на поле брани колдовское оружие. Он честный человек, я восхищаюсь его храбростью. Это не так просто отказаться от злодейства, зная, что враг готов использовать его против вас, что он не способен поверить, что у вас нет ножа за пазухой.

— Должен ли я понимать эти слова так, — спросил Бард, — что и мне следует разоружить армию и жить по рецептам дома Варзила? А вы знаете, что он из Серраиса, он Риденоу?

— Знаю. Но только по рождению, — ответил Гарет. — Теперь он только Варзил из Нескьи, не более того. А ваш вопрос, мастер Бард, просто неуместен. И то, о чем вы подумали, тоже. Я дал клятву верности королю Одрину и не изменю ей в пользу ни Варзила, ни кого-либо другого. Я держал ее по отношению к младшему сыну короля, пока королева Ариэль не сбежала из Астуриаса. Я верно служу вашему отцу, потому что считаю, что в нем — единственное спасение нашей земли. Но я вовсе не надсмотрщик над своей дочерью, тем более над ее совестью… Она оставила королевский двор в ту ночь, когда вас отправили в изгнание. Тогда Валентина еще на свете не было, так что не надо было выбирать между ним и Алариком. Кроме того, двор она покинула с согласия короля.

— Ясно, — сказал Бард. — Если уж она решила не участвовать в войне, рад, что она не примет сторону врагов Астуриаса.

— Это как вам будет угодно, господин. Вы можете также сказать, что и против врагов Астуриаса она сражаться не будет. Она уже сделала выбор. Когда Хастур кинул призыв, все из окружения Варзила, кто не подписал договор, перешли на сторону Тендары. Она — нет, и Варзил тоже. Это означает, что Мелора хранит нейтралитет. И моя внучка Мирелла, которая сейчас в Башне Хали. Я старик и верен своему королю, однако молю богов, чтобы молодежь выбрала путь, который поможет прекратить эти чертовы войны, пока вся наша земля не превратилась в пустыню.

Бард помолчал, подумал, потом заметил:

— Мне бы не хотелось видеть Мелору среди своих врагов. Если уж она мне не друг, пусть соблюдает нейтралитет.

Его лицо скривилось от боли, словно воспоминания о Мелоре до сих пор были нестерпимо горячи. Это удивительно…

Между тем мастер Гарет заверил:

— Естественно, что она вам не враг и никогда им не станет. Она очень хорошо отзывалась о вас.

Бард, вспомнив, что Пол и Мелисендра в состоянии прочитать его мысли, попытался прикрыть их. Неужели эта Мелора до сих пор столь много значит для него? Нет, это в прошлом. После завершения кампании против Серраиса он соберет всех лерони и поставит перед ними задачу отыскать пути к проникновению на остров Безмолвия. Он должен захватить Карлину, доставить ее домой, тогда сами собой пропадут все мысли о Мелоре. Или — глянул на Пола, потом на его спутницу — о Мелисендре. Пусть Пол берет ее себе на здоровье, эти узы привяжут его к Барду. Это он знал на собственном опыте.

«Пока!.. До той поры, пока все эти земли не перейдут под власть Аларика. Потом Харел может стать слишком опасен — амбициозный мужик, по себе знаю. Особенно когда в его руках окажется такая сила».

И вновь боль ударила в сердце. Неужели подобного исхода не избежать? Никогда у него не было друга, брата, человека, равного ему во всем, которому он мог бы доверять? Судьба, что ли, такая — сначала Белтран, потом Джереми! Может, можно будет что-то исправить, может, удастся сохранить Полу жизнь?..

Я не хочу терять его, как потерял Мелору…

Бард почувствовал, как его захлестнула ярость. Опять Мелора! Сколько можно!..

Внезапно Мелисендра с силой дернула за поводья. Конь стал как вкопанный, в следующее мгновение ее лицо исказилось. Мастер Гарет судорожно взмахнул руками, словно отбиваясь от нападавшего на них исчадия ада. Тут же еще одна лерони истошно вскрикнула, другая закашлялась — ее буквально наизнанку выворачивало; третью охватила крупная дрожь — знобило так, что девушка вынуждена была лечь на холку коня и вцепиться в гриву.

Бард с нескрываемым страхом, оторопело глядел на лерони. Пол быстро подскакал к Мелисендре, подхватил в ту самую минуту, когда она начала сползать с седла. Бледная как смерть женщина не обратила на него никакого внимания. Белизна ее лица — ни единой кровинки, снежная маска — перепугала его так, что мужчина с трудом взял себя в руки. Тут глаза у Мелисендры выкатились — глазные яблоки вылезли из орбит.

75
{"b":"4949","o":1}