A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
51

— Куда теперь?

— К развалинам. Больше некуда. С Райэнной нам далеко не уйти, — сказал Дэйн, тяжело дыша, — там мы сможем спрятаться.

Райэнна была женщиной стройной, но весила, казалось, целую тонну. Марш подумал, что при нормальной гравитации он не смог бы даже поднять ее.

— Возьми копье, — сказал Аратак, закидывая на плечо дубину и склоняясь, чтобы принять ношу из рук Дэйна. «Ящер» заспешил к развалинам, неся Райэнну, а Дэйн и Даллит последовали за ним. Когда все четверо очутились в тени городской стены, Марш оглянулся. Очевидно, Аратак оказался прав. Группа охотников — а кому же еще было преследовать дичь? — поднималась по склону, нагоняя пленников. Среди товарищей убитой твари Дэйн различил одно котообразное существо, двое напоминали людей, а еще один… Марш чуть не упал, когда понял, что видит «паука».

«Боже мой! Мы же его убили?! Или это другой? Я-то думал, что они редко встречаются…»

Двигался маленький отряд медленно, ведь приходилось нести раненую женщину, и преследователи приближались. Аратак быстро шагал вдоль полуразрушенной стены, пытаясь отыскать проход. Райэнна безжизненно висела у него на руках. Она, должно быть, потеряла сознание или — Дэйн не хотел даже думать об этом — умерла. Даллит все время спотыкалась.

— Сюда! — крикнул Аратак. Он задыхался от усталости, и возглас его показался похожим на стон. «Ящер» положил свою ношу на землю и отбросил в сторону камень, закрывавший пролом в стене. Даллит, спотыкаясь, проскользнула внутрь, Дэйн последовал за ней в полумрак, подхватив неподвижное тело Райэнны. Последним в убежище пробрался Аратак, успев поставить на место камень и затворить за собой проход как раз в тот момент, когда последний луч солнца сверкнул на горизонте.

Тяжело дыша, «ящер» упал на землю.

— Закат, — произнес он, переводя дух. — Они уходят.

— Гонг спас, — согласился Дэйн.

— Удивительно, — проговорила Даллит, — я думала, что они будут преследовать нас до… до… — Осознав, что погоня прекратилась, девушка расплакалась.

Дэйн был удивлен не меньше ее. Что мешало охотникам теперь же прикончить свою дичь — закат или не закат, какая разница? Марш наклонился над Райэнной, ожидая, что увидит ее мертвой. На сердце у него было тяжело.

Но она оказалась жива. Вместе с Даллит, присевшей рядом, они осмотрели раны, полученные Райэнной.

Одна рука, сломанная или вывихнутая, висела плетью; женщина застонала, когда Марш прикоснулся к ее плечу. Кровь, запачкавшая рубашку, текла из глубокой раны, начинавшейся на ягодице и кончавшейся на середине бедра. Рассмотрев порез получше, Дэйн немного успокоился, кость, похоже, задета не была. Кровотечение тоже почти прекратилось.

Аратак оторвал от своей рубашки несколько длинных полос материи и сказал негромко:

— Я найду этому лучшее применение, мне одежда не так уж и нужна.

Ни Дэйн, ни Даллит спорить не стали; Аратак вообще не носил одежды, он согласился надеть свою рубаху только по настоянию Служителя. «Ящер» перевязал рану на ноге Райэнны и осмотрел ее поврежденную руку.

— Растяжение сухожилий, — произнес он. — Некоторое время она не будет владеть рукой. Но уж лучше рука, чем нога. Идти она сможет, если придется.

Дэйн отправился на поиски воды и, вернувшись, сообщил друзьям, что обнаружил неподалеку неработающий каменный фонтан. Уже почти в полной темноте они отнесли раненую туда и, сделав постель из плащей, уложили ее. Потом, усевшись на бордюр, окружавший фонтан, они принялись жевать свой сухой паек.

— До полуночи мы в безопасности, — сказал Дэйн, — а потом ничто не удержит охотников от того, чтобы ворваться сюда и прикончить нас. Удивляюсь, почему они не сделали этого до сих пор.

Аратак подумал и произнес:

— Думаю — понятно. Вспомни, как высоко ценят они храбрость и мастерство своей дичи. Мы, наверное, что-то особенное для них, вот они и хотят играть по правилам. И не забудь также, что они считают Райэнну мертвой.

— Ну, у них тоже есть потери, — сказал Дэйн. — Если, конечно, их вообще можно убить, этих тварей. — Он сделал паузу и немного погодя добавил: Они что, оживают? Я видел, как за нами гнался «паук», которого мы убили, разумеется, если это был он. А может, у него тут есть брат-близнец?

— Такую возможность исключать нельзя, — согласился Аратак. — Они, безусловно, не принадлежат ни к одному из известных мне типов живых существ.

Дэйн задумался над словами Аратака. Оба существа, похожие на мехаров, не могли бы выжить после полученных ран, если бы действительно были мехарами. «Паука» пришлось изрубить в капусту, чтобы убить…

— Ты говорил, что охотники — не единый народ, — сказал Дэйн. — Может быть, они каким-нибудь образом получают способность регенерировать утраченные части тела?

Аратак проговорил:

— Еще скажи, что мы в Счастливых Охотничьих угодьях. Есть в фольклоре Саламандр и, возможно, других воинственных народов поверье, согласно которому где-то существует страна, в которую попадают лучшие из охотников и воинов после смерти. Там они сражаются целыми днями, а ночами пируют и залечивают раны. Наутро все повторяется. Нет нужды говорить, что рай в моем понимании выглядит иначе, но Саламандры-то так и считают…

— И у нас есть подобная легенда. Только страна эта зовется Валгаллой,[4] — сказал Дэйн и, поежившись, твердо продолжал: — Но я отказываюсь верить, что все мертвые герои вселенной после смерти отправляются сюда, чтобы насладиться вечной битвой.

— А я разве утверждаю, что так оно и есть? — сказал Аратак. — Но боюсь, мы имеем дело с аналогичной ситуацией. Может быть, все дело в гипнозе? Допустим, охотники выглядят одинаково, но заставляют нас верить, что мы сражаемся с существами, которые кажутся нам наиболее опасными и выглядят совершенно по-разному.

— Я так не думаю, — возразила Даллит. — Если бы они старались внушить нам страх, то каждый из нас видел бы нечто свое. Разве Клифф-Клаймер испугался мехара? Он обрадовался, увидев его. И существо приняло именно эту форму, чтобы ввести Клиффа в заблуждение!

Дэйн не поверил своим ушам:

— Ты серьезно хочешь уверить меня, что эти твари метаморфы?

— Не могу этого доказать, — ответила Даллит, откусывая кусочек засушенного фрукта. Прожевав и проглотив его, она закончила с уверенностью: — Но полагаю, что не ошибаюсь.

— И вероятно, — добавил Аратак, — их вообще нельзя убить… И тем не менее мы будем продолжать пытаться уничтожать их до затмения. Кто выживет, тот и выиграл.

— Нет, их можно убить, — возразил Дэйн. — Помните чествование победителя? «Девятнадцать охотников отправились на встречу с их блистательными предками». С ними нелегко справиться, но я надеюсь, что тот, с которым мы сражались все вместе, — мертв.

Даллит сказала с сомнением:

— Когда они гнались за нами, я чувствовала: то, что случилось, для них огромная катастрофа. Они испугались, что мы можем сделать с ними что-то.

— Просто мечтаю узнать, что именно, — зловеще оскалил зубы Дэйн. — Вот как раз и сделал бы.

Он хотел еще что-то добавить, но тут Райэнна тихонько застонала, открыла глаза и попыталась сесть. Даллит поспешила к раненой.

— Не надо шевелиться, — сказала девушка. — Все будет хорошо. Но постарайся отдохнуть, пока есть время.

В низком голосе Райэнны звучало удивление.

— Я была уверена, что вы погибли, — проговорила она. — Думала, что проснулась среди мертвецов… Что случилось? Вы прикончили эту тварь?

Они рассказали Райэнне о том, как закончился поединок. Она осмотрелась вокруг. Свет восходившей на небе планеты охотников озарял руины.

— Вот я и в городе, — сказала Райэнна. — Я так хотела все тут осмотреть, а сил нет… Почему мне так не везет?! — Раненая осторожно пошевелила руками и ногами. — Совсем мертвой меня не назовешь, но я умру, если мне не дадут попить. Я слышу, как журчит вода, можно мне?..

14

К полуночи стало ясно: о том, чтобы выбраться из разрушенного города, не может идти и речи. Нога Райэнны сильно распухла, раненая просто не смогла бы идти. Кроме того, у женщины появился жар, и Дэйн подумал, что у нее может начаться заражение крови; повязки, которые им пришлось использовать в качестве бинтов, было трудно назвать стерильными. Однако других они просто не имели. Что бы ни случилось, трогать Райэнну было нельзя, да и не имело смысла. Донести ее до нейтральной территории им вряд ли удалось бы, к тому же на выходе их могли атаковать охотники, а сражаться с ними, имея на руках раненую, — безумие.

вернуться

4

царство мертвых воинов у древних германцев; чтобы попасть туда, надо было погибнуть в битве с мечом в руке

41
{"b":"4956","o":1}