ЛитМир - Электронная Библиотека

— Иди сюда, парень. Мы не причиним тебе вреда, — и поманил пальцем.

Тем временем Аристократ подъехал поближе и, соскочив с коня, начал изучать только что брошенное кострище. Пошевелил угольки — те тут же ответили несколькими крупными издыхающими искрами. Он подложил в горячую золу несколько сухих веточек, потом одобрительно оглядел костер. Место было выбрано удачно — Ромили, подобно всем живущим в Хеллерах, очень осторожно обращалась с огнем в лесу. Это была первая заповедь следопытов и охотников. Такая уж им досталась родина — этот Дарковер!..[22] Летом здесь можно ожидать метель, а после метели долгую засуху.

— Эй, парень! — крикнул Аристократ. — Можешь выходить. Ты молодец, избавил нас от необходимости разводить огонь. — Голос у него был слабоват, с менторскими нотками. — Присоединяйся, никто тебя не обидит.

Да, согласилась Ромили, они не опасны. Она даже попыталась, закрыв глаза, проникнуть в их мысли. Ничего не вышло — мгла перед глазами. Ну и ладно!.. Она вывела коня в поводу из-за ствола и в нерешительности остановилась, робея приблизиться…

— Эй, парень, ты кто? Куда направляешься? — спросил богатырь. Спросил заинтересованно, по-доброму. Ромили решила, что он не старше ее отца, однако лет ему побольше, чем любому из ее братьев. В ответ она поведала выдуманную ею сказку:

— Я был подручным у сокольничего. Рожден в знатном доме, однако мать моя была слишком горда, чтобы записать меня сыном благородного господина. Вот я и решил попытать счастья в городе. С этим и отправился в Неварсин, да вот потерял дорогу и плутаю здесь…

— Я смотрю, у тебя есть конь, кинжал и — если не ошибаюсь — ученый ястреб, — заметил рыжий. Он стрельнул глазами в сторону импровизированной дуги для ястреба, которую Ромили собственноручно смастерила и приладила к задней луке седла. К тому же Ромили до сих пор держала в одной руке кожаный ремешок, на который обычно сажают ястребов. Долгая работа на конюшне и в соколятне приучила ее, что никакую вещь, какой бы ненужной она ни казалась, выбрасывать нельзя. Всегда пригодится… Тем более добротный кожаный ремешок… Им можно надежно прикрепить к седлу жердочку для Пречиозы.

— Ты потерял своего ястреба? Или украл его, сознайся? Что подручному мастера делать с птицей? Кстати, где она?

Ромини не знала, что ответить. Она глянула на говорившего, потом подняла руку, и в тот же момент Пречиоза, до той поры сидевшая на дереве, камнем бросилась вниз и села на запястье, уже прикрытое рукавицей.

— Она моя! — горячо воскликнула девушка. — И принадлежит только мне. Я ее сам обучил.

— Не сомневаюсь, — кивнул Аристократ, — если в такой глуши, без всякого поводка… Ястреб мог бы давным-давно улететь, если бы пожелал. В этом смысле можно говорить, что птица — твоя собственность. Впрочем, это слово здесь вряд ли уместно — скорее, она принадлежит тебе, а ты ей…

«Он понял!» — обрадовалась Ромили и почувствовала доверие к этому человеку, словно они состояли в близком родстве. Поверила ему как брату или даже как отцу… Она улыбнулась, он понимающе усмехнулся, затем взглядом отозвал своих людей, которые между тем как бы невзначай окружили заросли.

— Мы тоже следуем в Неварсин, хотя и кружным путем. На это есть особые причины. Если желаешь, присоединяйся к нам.

— Дом Карло имеет в виду, — предупредил гигант, — что если мы поедем по столбовой дороге, то нам несдобровать. Тут же найдутся люди, которые схватят нас и отдадут в лапы палача.

Что же это, изумилась Ромили, они — бандиты? Они вне закона? Вот влипла! Стоило ли убегать от Рори, чтобы попасть в руки разбойников, которые сторонятся властей. Сами же предупреждают — стоит им попасться, как сразу угодят на плаху!.. Она растерянно покачала головой. Может, один прыжок в седло и — деру? Далеко не убежишь, пока продерешься через кусты, этот громила вмиг достанет ее.

Рыжий господин, глядя на Ромили, не смог сдержать улыбку. Взгляд его несколько успокоил девушку — вряд ли у негодяя могли быть такие заботливые, добрые глаза, и в то же мгновение она поняла, что, если она сбежит, никто ловить ее не будет. Вопрос только в том — стоит ли бежать? От судьбы так просто не уйдешь.

Наконец дом Карло обратился к своему спутнику:

— Ты говоришь так, будто мы шайка убийц, Орейн. Эй, парень, мы всего лишь обездоленные, потерявшие свои вотчины странники. У некоторых из нас убили родственников. К несчастью… Дело в том, что мы приняли сторону законного короля и отвергаем коварство и жестокость, которые исповедует нынешний узурпатор, захвативший трон Хастуров. Его сила зиждется на злобе, жадности, предательстве, он уверен, что сумеет завоевать достаточное количество сторонников, которые больше полагаются на яд, веревку и нож, чем закон, справедливость и милосердие. Он считает, что ему хватит земель, чтобы наградить своих подручных, а если не хватит, то можно заняться убийством. Домены у их законных владельцев не желают поддерживать дорвавшегося до власти негодяя. Мы тоже направляемся в Неварсин, там объявлен сбор армии сторонников настоящего короля. Ракхел никогда без боя не отдаст Большой дворец в Хали, который извечно принадлежал Хастурам! — Мужчина коротко рассмеялся. — Корона будет жечь ему голову, пока жив хотя бы один из нас. Меня зовут Карло из «Голубого озера», а это мой советник и друг Орейн.

Слово «друг», которое использовал дом Карло, могло означать и «кузен», и «приемный брат», тем более что во время этой речи Орейн с преданностью смотрел на говорившего. Словно добрая гончая на хозяина…

Неожиданно тот хмыкнул:

— Если парень, как он говорит, работал подмастерьем у настоящего сокольничего, пусть он посмотрит наших сторожевых птиц. Что-то им нездоровится…

Карло спросил у Ромили:

— Как тебя зовут, парень?

— Румал.

— Судя по твоему акценту, ты родом с севера. Не из предгорий ли?

— Да.

— Послушай, Румал, ты что-нибудь понимаешь в ястребах?

— Более-менее, сэр, — ответила Ромили.

— Посмотри наших птиц.

Орейн тронул коня и пересадил своего пернатого друга с насеста на руку. Потом поманил двух слуг, у которых на седлах сидели точно такие же птицы. Орейн снял колпачок — птица нелепо дернула головой, как бы поклевала что-то, однако двигалась она вяло, апатично. На голове у пернатого топорщился хохолок из длинных мягких перьев, прикрывавший зрачки, однако сама голова и шея были совершенно голые и уродливые. Оперенье неопрятное, даже грязное, маховые перья торчали в разные стороны, что свидетельствовало о явной болезни. Даже пух на когтистых лапах был странно взъерошен.

Ромили никогда до сих пор не доводилось видеть таких некрасивых птиц, хотя если бы они были здоровы, то, конечно, производили бы впечатление. Всякая живая, здоровая тварь красива по-своему. Теперь же птицы выглядели жалкими, костлявыми… Одна из них вытянула шею и пронзительно закричала, затем безвольно опустила голову и замерла.

Ромили покачала головой:

— Я никогда не видела подобных птиц, сэр.

И похожи-то они были скорее на вкусненьких, жирненьких кворебни, чем на охотничьих ястребов. В родных ей местах такие никогда не встречались.

— Какая разница, пернатые и есть пернатые, — ответил Карло. — Мы получили их от наших тайных доброжелателей и везем в дар Его величеству Каролину в Неварсин. Без них армия слепа, однако, как видишь, напасть приключилась!.. В пути они сразу заболели, этак мы их и не довезем, а что с ними — не можем понять, хотя некоторые из нас умеют обращаться с ястребами. С этими же тварями сплошные неприятности. Непонятно даже, чем их кормить, когда они болеют. Ты что-нибудь в этом понимаешь, мастер Румал?

— Немного, — ответила Ромили, отчаянно перебирая в уме все то, что узнала от старого Девина, чем можно помочь больным тварям. То, что птицам нездоровилось, было очевидно — птица верин и мелкая певчая пичужка, если не чистит клювом перья и постоянно дрожит, безусловно больна. В общем-то девушка легко справлялась, если надо было подлечить крыло или маховые перья — ее этому учили, но когда болезнь развивалась изнутри, она вряд ли была способна помочь.

вернуться

22

Планета, где происходит действие.

39
{"b":"4958","o":1}