1
2
3
...
10
11
12
...
91

Прошло уже четверть века, многое быльем поросло, но Труф все-таки надеялась разгадать эту загадку, но только после посещения Врат Тени.

Труф не могла ответить, почему она так убеждена в том, что визит в последнее обиталище Блэкберна поможет ей в работе. Ведь оно необитаемо, обнесенное красными флажками неприкосновенности, догнивает свой век. Однако Труф настораживало, что в течение всего этого времени умерший владелец незримо защищал свое последнее убежище в лучших традициях романов Диккенса. В институте все казалось намного проще.

Через ветровое стекло машины Труф подозрительно посматривала на очередную вспомогательную дорогу.

"А может быть, никаких Врат Тени не существует? — спросила она себя и тут же возразила: — Разумеется, они существуют". Ведь Убей Тень существовал, и вполне реально. Во всяком случае, в местной гостинице согласились дать Труф полупансион по карточке «виза», это ли не реальность? Труф съехала с дороги и снова углубилась в карту округа. Если Убей Тень не плод воображения картографа, что крайне маловероятно, то он должен быть где-то здесь.

Ползая пальцем по карте, Труф засекла Убей Тень и затем, осматривая указатели, начала выискивать на карте место, где она находится. Так, сорок третья государственная дорога нашлась. Теперь нужно было обнаружить Врата Тени. Вот они, в дюйме от города. Осталось определить свое местонахождение.

"Все ясно, мне нужно было свернуть раньше, на тринадцатую дорогу. Вот местечко, даже номер дороги выбран как нарочно".

Труф внутренне порадовалась, что никогда не страдала склонностью к предрассудкам.

Но даже очень мнительный человек был бы вконец обезоружен видом показавшегося городка Убей Тень, куда Труф подъехала спустя каких-нибудь сорок минут.

Убей Тень оказался городком, каких много на берегах Гудзона. Все они одинаковы и состоят из разбросанных как попало домиков викторианского стиля, окружающих городской парк, ухоженный и картинно-красивый. Был тут и огромный монумент погибшим в войне, и главная улица с рядами магазинов, торгующих вещами древними и современными, то есть имелись все те атрибуты, по которым Убей Тень можно было смело отнести в разряд пустых и полусонных мест, имеющих доход только от туризма.

Было уже далеко за полдень, и у Труф мелькнула вполне разумная мысль отправиться в гостиницу, познакомиться с хозяйкой и оставить там сумки, но близость к цели заставила ее продолжить путь. Уже несколько лет Врата Тени не выходили у нее из головы, она почему-то представляла себе поместье как нечто среднее между адским домиком и мотелем, и теперь, оказавшись наконец почти рядом с ним, Труф не стала размениваться на бытовые мелочи и отправилась к заветной цели.

Труф промчалась по дороге номер тринадцать, то есть главной улице, между рядами магазинов, затем миновала небольшие, аккуратные и дорогие коттеджи и через некоторое время подъехала к перекрестку. Здесь главная улица пересекалась с дорогой, которая, как говорил указатель, была построена владельцем земли и подарена американскому народу. Впереди Труф увидела въезд в поместье с таинственным названием "Врата Тени".

Труф переехала через двухрядную дорогу и, нигде не заметив знаков, запрещающих въезд на территорию поместья, двинулась к въездным воротам. Через несколько минут ее машина уже стояла на засыпанной гравием площадке перед ними. Тревожный холодок пробежал по телу Труф, ее охватил такой страх, что волоски на руках и шее зашевелились. Казалось, что воздух здесь заряжен электричеством, как перед грозой.

"Не нужно выдумывать, это всего лишь строение", — сурово упрекнула себя Труф и принялась внимательно разглядывать местность.

Как она уже успела выяснить, постройка поместья уходила в глубь девятнадцатого века, когда оба берега реки Гудзон были усыпаны элегантными, похожими на дворцы жилищами тогдашних главарей разбойничьих шаек. Судя по архитектуре, дом строился после Гражданской войны. Въезд, перед которым стояла машина, и небольшое строение — детища более позднего времени. Арка в виде миниатюрного замка с громадными часами наверху делала его варварской копией общественного здания. А железные ворота ограждали поместье от вторжения нежелательных пришельцев. Труф видела фотографию въезда в книге Кавендиша и мысленно вспомнила ее. На ней окружающие поместье лужайки поросли бурьяном, поржавевшие и покосившиеся ворота были закрыты, словом, на всем лежала печать постепенно надвигающегося упадка.

Сейчас Труф видела перед собой картину прямо противоположную, но это, к сожалению, вызывало в ней беспокойство. Никаких сорняков не было, более того, отовсюду на Труф приветливо смотрели веселенькие цветочки, а свежевыкрашенные ворота стояли распахнутыми, приветливо встречая приезжающих. Дорожки, заметила Труф, были засыпаны свежим скрипучим гравием. Рассматривая Врата Тени, Труф подумала, что они меньше всего напоминают реликт темного и призрачного прошлого.

"Здесь кто-то живет. Это очевидно", — подумала Труф и почувствовала, что в ней шевельнулся отголосок ревности, испытанной еще у тетушки Кэролайн. Да как они смеют, ведь, в конце концов, это поместье принадлежит ей, Труф!

— Я могу быть вам чем-нибудь полезен? — вдруг раздался голос.

Труф посмотрела и увидела улыбающегося, приятного молодого человека. Он выступил к ней из-за арки. Опустив стекло и высунув голову, Труф медленно произнесла:

— Я, м-м-м, я приехала посмотреть дом.

— Он не продается, — так же приветливо улыбаясь, ответил молодой человек. Труф оглядела его. Это был почти юноша, гораздо моложе ее. Его выгоревшие на солнце светлые волосы и темная от загара кожа говорили, что он много времени проводит на открытом воздухе.

— А я и не думаю покупать дом, — торопливо ответила Труф. — Я просто хочу посмотреть на него, — и прибавила в порыве непонятно почему внезапно нахлынувшей откровенности: — Я жила здесь некоторое время, когда была совсем маленькой. Меня зовут Труф Джордмэйн.

Труф привыкла к тому, что ее очень необычное имя, тоже своего рода часть наследства, оставленного Торном Блэкберном, вызывает у собеседников самую разную реакцию. Правда, к настоящему времени Труф настолько сроднилась со своим именем, что даже непередаваемая ненависть к человеку, назвавшему ее так, не заставила бы изменить его.

— Вы Труф Джордмэйн? Та самая? Вот это здорово! И вы тут, у нас? А как вы… Ах, да. Разрешите представиться. Меня зовут Гарет, Гарет Кроутер. Но это все равно, добро пожаловать во Врата Тени. Но, вообще, это здорово, никто из нас даже не предполагал, что вы можете приехать.

Ее имя могло вызвать целую серию эффектов: неверие, насмешку, замешательство, но никак не восторг. Очевидно, этому юноше оно было знакомо. Услышав его и увидев саму обладательницу, он так искренне радовался, что рассердиться на него Труф не могла.

— Вам нужно подъехать к дому и встретиться с Джулианом, — прибавил Гарет. — Вот будет круто!

— Мне кажется, — начала было Труф, — что…

Почувствовав, что Труф хочет отказаться, Гарет заметно погрустнел.

— Пожалуйста, я очень вас прошу. Вы нисколько не побеспокоите нас. Джулиан сейчас, похоже, ничем не занимается и покажет вам дом. Ведь вы же за этим и приехали, не правда ли? Разве вам не хочется побродить по дому? А Джулиан вам все покажет.

Он смотрел на Труф так виновато, а говорил так жалобно, что Труф показалось невежливым отказываться. Гарет был, очевидно, из породы людей жизнерадостных, по-щенячьи доверчивых, никогда не делающих и не ожидающих ни от кого зла. К тому же она действительно хотела посмотреть дом. Как он выглядит сейчас? Если его продали, значит, он еще в приличном состоянии.

— Джулиан, я так понимаю, новый владелец дома?

— Да, мы переехали сюда всего несколько месяцев назад, в мае.

Услышав это, Труф немного удивилась. Несмотря на свои положительные качества, Гарет Кроутер показался Труф не совсем подходящим компаньоном для того, кто мог позволить себе дом, стоящий, по самым скромным подсчетам, несколько сотен тысяч долларов.

11
{"b":"4959","o":1}