1
2
3
...
40
41
42
...
91

Труф всматривалась в бледное, умиротворенное лицо Лайт. Девушка была жива, немного прерывисто, но все-таки дышала.

К Труф вернулись воспоминания о том, что она пережила в библиотеке. Перед глазами всплыла картина. Сознание инстинктивно отвергало увиденное. "Портрет Торна не менялся, ты все выдумываешь". Но в таком случае не было ни холода, ни пелены перед глазами? Ничего не случилось? Случилось. Но тогда почему она с одним соглашается, а другое считает галлюцинациями? Какая разница между возникшим из ничего холодом, чуть не погубившим ее и Лайт, и появлением украшений на Торне Блэкберне? А их исчезновение? Труф боится признаться, что дух Торна живет во Вратах Тени. И не только живет, но и действует.

— Джулиан, нам нужно поговорить, — сказала она.

— Охотно, — согласился Джулиан. — Ну вот, наконец-то согрелась. Труф, приподними ее.

— Врата Тени — дом с привидениями, — твердым голосом произнесла Труф, поднимая голову девушки.

Тело Лайт было таким холодным, что Труф поежилась. Ей хотелось, чтобы девушка побыстрее согрелась, но как это сделать, если Труф даже не знает, что с ней произошло.

— Врата Тени, Труф, — парировал Джулиан, — это связующее звено, точка соприкосновения с силами, вызванными к жизни Торном Блэкберном. И в своей работе мы пользуемся их помощью. — Он говорил ровным, спокойным голосом; так сельский учитель втолковывает своим ученикам прописные истины. Джулиан подошел к кровати с чашкой в одной руке и ложкой в другой.

— Этот дом был центром паранормальных явлений задолго до рождения Торна Блэкберна, он потому и купил его, что знал о его свойствах.

— Да что ты говоришь? — спокойно ответил Джулиан, очевидно не слушая Труф. Он осторожно вливал в рот Лайт приготовленный приторный напиток.

— Я надеюсь, ты не собираешься доказывать мне, что все происшедшее с нами — проявление Торна Блэкберна? — горячилась Труф, безуспешно пытаясь заглушить воспоминания об украшениях, то появляющихся, то исчезающих с картины.

— Я восхищен твоим знанием работы Торна Блэкберна, — произнес Джулиан бесцветным голосом, продолжая орудовать ложкой. Труф посмотрела на розовеющее лицо Лайт и облегченно вздохнула.

Ложку за ложкой Джулиан вливал смесь в рот Лайт. Постепенно мертвенная бледность сходила и щеки девушки заливались краской. Дыхание ее стало глубоким, казалось, что она засыпает. Труф положила ее и заботливо укрыла одеялом.

— Кажется, обошлось, — сказал Джулиан, ставя на стол чашку. — А теперь пойдем и поговорим.

Комната Джулиана находилась на том же этаже, что и комната Труф, только в противоположном конце коридора. Четверть века назад она принадлежала Торну Блэкберну, поэтому неудивительно, что Джулиан занял ее.

Труф огляделась. Стены комнаты были задрапированы серой и голубой тканью, а богато отделанная, стильная, современного дизайна мебель говорила о склонности ее владельца к роскоши. Труф удобно устроилась на мягком, обитом серым бархатом диване и приготовилась к схватке.

— Нам не помешает немного выпить, — сказал Джулиан, открывая резную дверцу бара. Он наполнил два тяжелых невысоких бокала янтарного цвета напитком и подал один Труф. Труф пригубила и почувствовала, как по ее жилам побежал огонь.

— Ну и что ты собираешься говорить остальным? — спросила Труф.

— Правду, и только правду, но только так, как ее понимаю я, — ответил Джулиан. — В своем магическом дневнике Торн писал о том, что после начала работы следует ожидать проявлений такого порядка. Конечно, Лайт больше всех подвержена подобным воздействиям; будучи медиумом, она наиболее уязвима. Я предупрежу ее и попрошу Айрин, чтобы она приглядывала за девушкой. Айрин, кстати, больше, чем другим, известны опасности, подстерегающие участников работы.

Джулиан стоял, опершись об угол бара, высокий, угловатый, мускулистый. Падающий свет лампы оттенял линии его фигуры. Труф почувствовала, что от него исходит опасность, такая же сильная, как от тигра, дикой кошки, владычицы джунглей. Труф не раз любовалась ею в зоопарке. Только на этот раз зверь был не в клетке, никакие прутья не сдерживали Джулиана Пилгрима.

— А если причиной является не пресловутая работа Блэкберна? — спросила Труф и почувствовала внезапное облегчение.

— Меры предосторожности никогда не помешают, — равнодушно ответил Джулиан. — Но извини меня, я никак не могу отделаться от ощущения, что меня как школьника щелкнули по носу. Что касается тебя, то ты действовала великолепно. Отдаю должное твоей смелости. Что бы там ни происходило, ты подвергалась смертельной опасности.

Труф почувствовала некоторое раздражение оттого, что ей нравится, как Джулиан восхваляет ее. Он уходит от главного разговора, пытаясь все свести к восхищению ее хладнокровием и храбростью. Но его поведение говорит о том, что ее мнение ему абсолютно безразлично, всем своим видом он пытается навязать ей свое суждение. Труф поняла истинную цель очередной ловушки и инстинктивно старалась избежать ее.

— Я выяснила кое-что о Вратах Тени и теперь знаю, что поместье является центром паранормальной энергии. Выражаясь мещанским языком, Врата Тени — это дом с привидениями. Я несколько дней изучала историю дома и теперь знаю истинный источник всех странностей, который, по моему мнению, можно легко нейтрализовать. Понадобится еще немного времени, чтобы уточнить кое-какие детали, а потом я могу просто позвать нескольких человек из института Бидни, и они приедут поработать здесь. К концу недели они скорее всего не появятся, но в понедельник будут точно.

— Не стоит трудиться. — Ответ Джулиана прозвучал несколько шутливо, но безапелляционно.

— Джулиан, пожалуйста, посмотри на происходящее моими глазами. У меня в руках десятки свидетельств.

— Каких? Максимум, что получится из твоей затеи, так это несколько статеек в местных газетах. Я даже могу сказать тебе их сенсационные, — он саркастически улыбнулся, — заголовки. "Призраки бродят по дому, где совершались убийства" или "Дух Блэкберна преследует город". Я удивлен твоей страстью считать все предубеждениями. Никаких паранормальных явлений здесь нет, Труф. Единственное, что преследует Врата Тени, — это память, воспоминания. Не желаю смотреть, как по моему дому будут бегать краснорожие юнцы в майках с надписью "Охотник за привидениями". У меня есть чем заниматься, впереди самая ответственная часть нашей работы.

Но как раз в такое ответственное время и необходимо исследовать, в чем источник всех странностей. Труф вспомнила, что говорил Дилан: "Нежелательные феномены мешают проведению основного эксперимента". Дилан даже часто стимулировал появление привидений, он это называет "процедура прикармливания". Ученые с большой практикой могут это делать, воздействуя на определенные места. Да и не только это, еще они могут создавать видения из ничего.

Но так уж ли это отличается от магии?

Не важно, главное — все эти проявления следует изучать. Недавний печальный эксперимент показал Труф, что паранормальная энергия во Вратах Тени существует. Оставалось убедить Джулиана в том, что она права. Тупым напором или скандалом его не возьмешь, следовательно, нужно действовать легко и без нажима. Труф решила пока оставить скользкую тему в покое, но вернуться к ней позже.

— Я хотела бы узнать от тебя кое-что о Блэкберне, — сказала Труф. — Думаю, тебе будет легко ответить на мои вопросы. Были ли здесь в шестьдесят девятом году еще дети? Я имею в виду, разумеется, детей самого Блэкберна.

— Да, были, — ответил Джулиан извиняющимся голосом. — К примеру, Лайт.

Труф не мигая смотрела на Джулиана. Такой поворот показался ей слишком банальным. Джулиан приподнял бокал и слегка наклонил голову. Труф заподозрила, что сейчас Джулиан прочитает ей нечто вроде лекции о житии Блэкберна, и не ошиблась.

— Торн, как ты уже заметила, пользовался успехом у женщин. Мы знаем, что за все время своей карьеры он имел, мягко говоря, длительные взаимоотношения с двумя десятками женщин. Эпизодические встречи, каких было у него множество, я не считаю. Здесь в течение шестьдесят девятого года жили четырнадцать девушек, и Торн имел связь со всеми. Честно говоря, меня всегда удивляло, что детей у него было немного, правда, о некоторых мы ничего не знаем.

41
{"b":"4959","o":1}