ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это великолепно, — фальшивым радостным голосом ответила Труф, с любопытством оглядывая пылкого юношу.

Гарет улыбнулся. Улыбка у него тоже была совершенно нормальной и очень милой. На какое-то мгновение Труф показалось, что из них двоих ненормальной была именно она.

— Ой, да я совсем забыл, — поправился Гарет. — Ведь ты была там и видела, как все происходит. Здорово, да?

Он стоял, ожидая ответа. Весь его вид требовал подтверждения тому, что калейдоскоп галлюцинаций — непонятно почему падающие картины, мистические призрачные олени и вообще перевернутый мир — это просто здорово.

Про оленя, правда, Гарет не должен бы знать, Труф никому не говорила о своей встрече с ним по дороге домой. Значит, Джулиан предвидел это и рассказал ему.

Но если таинственные олени, а также лошади, волки и собаки являются отголоском работы, начатой еще Блэкберном, а не паранормальными явлениями, чего же тогда стоит ее теория о том, что все происходящее во Вратах Тени — это не магия, а воздействие дома с привидениями?

А что было вначале — магия или маг?

— Труф, — окликнул ее Гарет.

— Извини, Гарет, я задумалась.

— Очутиться в момент появления нового зона — это и страшно, и восхитительно, да? — сказал Гарет, стараясь вызвать Труф на разговор. — Послушай, ты в самом деле не хочешь к нам присоединиться? За две недели ты вполне можешь пройти путь от неофита до зелатора, приобрести свободный доступ в храм и участвовать в наших ритуалах.

Труф молчала. Она понятия не имела, кто такой зелатор. Скорее всего, думала она, это блэкберновский эквивалент скаута первой ступени. Труф волновало совсем другое — она никогда не представляла себе, что может сделаться участницей ритуалов. Они казались ей отвратительными. Теперь же эта идея неожиданно показалась ей интересной и привлекательной.

— Я подумаю, ладно? — ответила она.

— Конечно, — ответил Гарет, сияя восхитительной улыбкой.

Труф осенила жестокая мысль — она подумала, что не встрече с ней радуется Гарет, а вытянутому из нее туманному обещанию. Труф даже мысленно представила, с каким удовольствием он сообщит всем об этом, и ее передернуло. Интуиция, обострившаяся за время пребывания здесь, подсказывала Труф, что милый мальчик Гарет совсем не лишний в доме. Он значительно более «свой», нежели Майкл. Хотя бы потому, что в отличие от Майкла он изо всех сил старается быть частью всего происходящего.

Гарет взялся за мешки.

— Ну, я пошел, нужно собрать листья со всего поместья, а времени мало. Обычно мы жгли их здесь в любое время, у нас есть установка для сжигания подобной дряни, но недавно власти заявили, что она устарела, и разрешили пользоваться ею только в течение двух недель в году. Так что до ноября нужно успеть.

Труф сочувственно улыбнулась. Ей нетрудно было представить, что придирки местного начальства продиктованы не страстью к порядку и не заботой оградить нежную окружающую среду от дыма малогабаритной установки, а давно укоренившейся ненавистью к Вратам Тени и его обитателям. Причем всем обитателям, включая самого Элкану Шейдоу.

"Напрасно вы стараетесь сковать цепями то, что должно быть свободным, тщетно стремитесь укротить то, что не выносит неволи, ибо в ярости своей оно сбросит оковы, и восстанет, и займет принадлежащее ему по праву место среди тех, кто мчится…"

Труф увидела, что Гарет сейчас исчезнет за поворотом.

— Гарет! — позвала она. Он остановился. — Мне нужно поговорить с Лайт, ты не знаешь, где она?

— Где-то около лабиринта, за домом. Оставь вещи на ступеньках, я потом занесу их.

— Спасибо, не нужно. Я сама. — Труф поставила сумки на скамейку у двери. Разговор с Лайт займет немного времени, да и некому здесь красть.

Труф обогнула угол дома и прошла под большим навесом, под которым некогда прятались от непогоды уезжавшие гости. Где-то недалеко должна быть конюшня или то, что от нее осталось. Труф внимательно огляделась, но увидела только террасу, сад, а слева от себя — лабиринт. Значит, конюшня сгорела в одном из бесчисленных пожаров.

— Лайт, — негромко позвала Труф. Она прошла к самому лабиринту, но Лайт не увидела. Джулиан как-то говорил, что она любит уходить в глубь леса. Если она и сейчас повторила свой маршрут, то Труф может искать ее до второго пришествия нового зона, причем успех поисков будет крайне сомнителен.

Труф подошла ко входу в лабиринт и заглянула внутрь. Может быть, Лайт бродит сейчас по его белым гравиевым дорожкам? Лабиринт был не очень сложный, выход из него найти не так трудно, нужно только попеременно поворачивать то вправо, то влево, и выйдешь к центру.

Труф решила войти, сделала несколько шагов и внезапно услышала голоса. Через несколько секунд показались Лайт и Майкл. Обняв девушку за плечи, Майкл что-то ей рассказывал. Лайт весело смеялась, ее серебристые волосы, разметавшиеся по руке Майкла, при каждом шаге поднимались и вились в воздухе легкими облаками. Майкл легонько дотронулся до ее носа, а Лайт, заигрывая, мягко стукнула его по груди. Труф возникла перед ними неожиданно. Лайт вздрогнула, как ребенок, чей секрет внезапно раскрыли. Не убирая руку с плеча Лайт, Майкл напряженно смотрел на Труф. Он не пытался ни делать вид, что ничего не случилось, ни "заговаривать зубы" Труф. Да этого и не требовалось, Труф никогда не была ни доносчиком, ни двурушницей.

— Привет, — произнесла она дружелюбно. — Лайт, я искала тебя, Гарет сказал, что ты здесь. Как ты себя чувствуешь после того, что случилось вечером? — спросила Труф.

— А что случилось? — неуверенно и несколько встревоженно ответила девушка. — Вроде бы ничего. У меня все нормально.

По веселому тону ее голоса Труф подумала, что Лайт, должно быть, ничего не помнит о том, что с ней произошло, а вот больницу, где из нее вытягивали и выбивали информацию, она помнит очень хорошо. И людей, которые истязали ее, она тоже помнит. Труф пожалела о своем вопросе.

— Тогда мы в полном порядке, — улыбнулась Труф. Ей стало любопытно, говорил ли Джулиан Лайт о том, кто ее отец? Если да, то в этом случае у Лайт хватит сообразительности понять, что они сестры. — Мне просто захотелось увидеть тебя.

— Ты не будешь спрашивать меня про Торна? — Лайт вопросительно посмотрела на Труф.

Краем глаза Труф увидела, как Майкл нахмурился.

— Я не собираюсь говорить о том, о чем тебе не хочется разговаривать, — ответила Труф, и это было сущей правдой. — Давай лучше поговорим о чем-нибудь приятном. — Труф старалась произносить слова медленно и очень внятно, словно перед ней стоял ребенок-несмышленыш. Но что заставляет Труф так о ней думать? Лайт прекрасно все понимает, она просто другая, но ее отличие невозможно выразить никакими словами.

Лайт хихикнула и, опустив голову, стыдливо посмотрела на Труф сквозь ресницы.

— Ты знаешь один секрет, — произнесла она.

Труф задумалась, ей показалось, что она не расслышала местоимение.

— Кто? Я? — переспросила она удивленно.

Продолжая улыбаться, Лайт кивнула. Труф посмотрела на Майкла, ища в его глазах ответа на свой немой вопрос.

— Как ты думаешь, Труф хочет, чтобы это так и оставалось тайной, или она желает ее нам рассказать? — спросил Майкл.

Ничего не говоря, Лайт подошла к Труф и протянула руку. Труф дотронулась до нее, и Лайт сильно сжала ее пальцы.

— Она очень встревожена, — медленно произнесла Лайт, словно читая слова на незнакомом языке. — Она переживает. Потому что я знаю об этом? Нет, ее волнует другое, она думает, что подумают остальные, когда узнают ее тайну. Но все равно, она считает, что об этом лучше всем знать. Труф не любит долго хранить секреты, — произнесла Лайт, глядя ей в глаза.

Труф надоела демонстрация способностей Лайт, к тому же она не видела в них ничего странного или таинственного. Обыкновенная телепатия, только, правда, догадки Лайт звучат уж слишком точными.

— Лайт — моя сестра, — сказала Труф, посмотрев на Майкла. Пальцы Лайт дрогнули и еще крепче сжали ее ладонь — значит, она сказала то, что девушка и ожидала.

55
{"b":"4959","o":1}