ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Миранда улыбнулась и сложила ладони, спрятав в них жемчужину.

— Я рада, что вы так думаете, — задумчиво произнесла она, нежно поглаживая кончиками пальцев свое сокровище.

"Какой мужчина подарил ей эту цепочку? — подумала Цендри. — Наверное, это подарок отца ее ребенка".

И снова Цендри почувствовала незримый барьер, мешающий ей изучать Матриархат. Самое первое, что должен узнать антрополог об исследуемом обществе, — это принцип взаимоотношения полов, здесь же, дети, казалось, появляются на свет без всяких взаимоотношений, сами по себе. Ничего узнать невозможно. Даже Миранда, при всем ее расположении к Цендри, ловко уходила от скользких вопросов, отделываясь туманными намеками или недомолвками. Все это говорило Цендри о том, что всякие разговоры об отношениях между мужчинами и женщинами являются здесь тайной за семью печатями.

Ванайя, величественная в своих одеждах, медленно подошла к ним.

— Моя дочь показала вам наши обряды, — сказала она, повернувшись к Цендри. — Ну и как вам понравились наши ныряльщицы?

— Мне кажется, что это очень смелые женщины, — ответила Цендри, поеживаясь.

— Они с детства занимаются этой опасной работой, — произнесла Ванайя. — К тому же очень высокооплачиваемой и почетной. Этим женщинам приходится нырять в самое чрево Изиды и приносить ее слезы на радость всем женщинам. Никакое другое занятие не ценится так высоко и не пользуется всеобщим поклонением, как это. С большим трудом нам удается иногда уговорить их не заниматься своей работой и рожать наследниц своего дела. — Ванайя вздохнула. — Однако они не всегда рожают дочерей. Надеюсь, что когда-нибудь настанет день и наши ученые найдут способ помочь этим женщинам рожать только дочерей, а не тратить время на бесполезные мужские особи. Есть такие виды работ, где женская наследственность играет большую роль. Разумеется, мы можем искусственным путем выводить женщин, пригодных для этой работы, но они не будут способны к воспроизведению потомства. Есть и еще одна беда. Наши ныряльщицы невежественны и считают искусственное оплодотворение преступлением перед природой. Я понимаю, почему они так неохотно вынашивают детей, хотя мы оплачиваем им это время. Они боятся, что родят не дочь, а никчемного мужчину. Были даже случаи убийств новорожденных мальчиков, но за это нам приходится наказывать их, а это так тяжело, поверьте мне.

— Цендри, — спросила Миранда, — правда, что в мирах Сообщества можно запрограммировать рождение ребенка определенного пола?

— Да, конечно, — ответила Цендри.

— В этом есть и недостатки, — вмешалась Проматриарх. — Можно применять такой метод в отношении ограниченного круга женщин, например тех же ныряльщиц. Однако это вызовет недовольство других. Кто из них не захочет получить уважение и признание, родив дочь? Но тогда нас ждет вымирание. Я, в отличие от тебя, Миранда, хорошо помню, как однажды серая чума поразила наших мужчин, причем только мужчин. Тогда женщины начали сходить с ума от страха остаться бездетными. Слава Богине, в последующие три сезона родилось вдвое больше мальчиков, чем обычно, но мне навсегда запомнился ужас, царивший в то время на нашей планете. Нет, для поддержания равновесия в природе мужчины тоже нужны, и тебе не следует забывать это, Миранда.

— О дарительница жизни, — немедленно откликнулась ее дочь, — вы, старики, просто боитесь нововведений и прикрываетесь именем Богини. Если бы она была против того, чтобы мы имели способность думать, она сотворила бы нас всех тупицами. Как мне надоели ваши аргументы, что любые новшества оскорбляют природу. Дай вам волю, вы бы до сих пор заставляли нас рожать в камышах.

— Да что ты говоришь? — Ванайя снисходительно посмотрела на девушку. — Лично мне жить в камышовом домике кажется не слишком приятным времяпровождением. Если бы я была таким реакционером, каким ты меня описываешь, я бы, наверное, не пригласила к нам Цендри, как ты думаешь? — хитро улыбнулась она. — Я прекрасно знаю, что в Сообществе можно заказать пол младенца, но я не уверена, что это такое уж большое благо. Кстати, Цендри, выбор в этом случае остается за матерью?

— Не всегда, — ответила Цендри. — Все дело в том, что в одних мирах заказывать пол детей запрещено, в других все зависит от совместного желания мужчины и женщины, но всегда учитывается общее количество мальчиков и девочек на планете. Правда, есть некоторые миры, где женщине разрешается иметь двух детей — мальчика и девочку.

— Вот это мне больше нравится, — похвалила подход Ванайя. — Хотя и здесь тоже чувствуется некоторая страсть к ограничениям. Как ни говори, но от мужчин тоже есть кое-какая польза. — Она посмотрела на Ру, склонившегося в грациозном поклоне. — Иногда общество Ру доставляет мне почти такое же удовольствие, как и общество женщины, но вы же понимаете, что это неординарный человек. К тому же я уже стара и могу немножко нарушить условности.

— Вы не забыли, что именно Гар из дома Грасайлы изобрел метод удаления вредных примесей из фторосодержащих веществ при производстве пластмасс? — спросил Ру своим тихим размеренным голосом. — Благодаря ему прекратилось загрязнение вод Богини.

— Я как раз говорила о том, что мир не без необыкновенных мужчин, дорогой, — ответила Ванайя и небрежно похлопала Ру по щеке. — Богиня, несомненно, знала, что делала, когда создавала мужчину и женщину. — Проматриарх снова повернулась к дочери. — Дитя мое, откуда у тебя эта великолепная жемчужина? — Она дотронулась до изысканной цепочки.

Глаза Миранды удивленно раскрылись.

— Разве не вы мне ее подарили? — спросила она невинным голосом.

— Ты прекрасно знаешь, что это не так, прелесть моя. Я никогда в жизни не видела ничего подобного.

— Возможно, что это подарок одной из моих родственных матерей, — ответила Миранда и быстро спрятала цепочку за воротник платья. — Вы видели ее уже сто раз, дарительница жизни. Вы стареете, — она ласково улыбнулась, — и начинаете все забывать.

— Не дерзи мне, милочка, — с легкой улыбкой упрекнула Ванайя дочь. — Если это подарок с берега моря, можешь так и сказать, в конце концов, мы здесь все женщины. Я же понимаю, что такую жемчужину может подарить только мужчина. Они не способны ценить жемчуг по достоинству. — Ванайя взяла дочь под руку и повела ее вниз. — Держись крепче, — предупредила она Миранду. — Ступеньки здесь очень скользкие. Я не хочу, чтобы моя внучка пострадала из-за глупой неосторожности.

— Я хотела показать Цендри лодки, — оправдывалась Миранда.

— Да, это хорошо, но тебе не стоит подвергать себя ненужным опасностям.

Цендри услышала позади себя мягкий голос:

— Могу ли я предложить ученой даме руку, здесь действительно очень скользко. Проматриарх права, что оберегает свою дочь, но я не думаю, что ей будет приятно, если ее почтенная гостья упадет.

Не говоря ни слова, Цендри взяла Ру за руку. Наблюдая за ним, Цендри поняла, что Ру всегда держится в рамках приличий и никогда не сделает того, что вызвало бы неудовольствие Проматриарха. Опираясь на его руку, Цендри осторожно спускалась по лестнице.

— Мне очень понравилось здесь, — сказала она. — Благодарю вас, Миранда, что вы пригласили меня с собой.

— Леди Миранда — сама любезность, — промурлыкал Ру.

Внезапно Цендри вспомнила предшествующее утро и яркий блеск глаз Миранды, когда она разговаривала с любимцем Ванайи. "Он любит ее, это несомненно, — подумала Цендри. — И как, наверное, ему трудно любить женщину здесь, в этом мире, где само понятие любви отсутствует".

На планете, где жила Цендри, да и в других мирах Сообщества, любовь между мужчиной и женщиной является полезным инструментом, обеспечивающим общественные связи. Любовь сплачивает общество, помогает установить между мужчинами и женщинами отношения, необходимые для воспроизведения и правильного воспитания потомства. Служа таким высоким социальным задачам, чувство любви пользуется уважением, им восхищаются, но при этом его неизменно связывают с половыми отношениями.

28
{"b":"4961","o":1}