ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Несомненно, — ответила Цендри, — но у них, кажется, на этот счет имеется особое мнение. Во всяком случае, на твоем месте я бы воздержалась от комментариев относительно местных порядков.

— Тем более что меня едва ли будет кто-нибудь здесь слушать, — зло ответил Дал.

Одна из женщин, одетая в толстую короткую куртку из защитного волокна, оттаскивала порванные и поломанные перегородки в сторону. Появился черный дым, было похоже, что загорелась электропроводка, но огонь быстро потушили. Вскоре все было закончено, женщины с черными от копоти лицами скатали пожарные шланги, отвели в ангары автокары с водяными пушками, после чего пассажиры и персонал начали потихоньку возвращаться в здание. Несколько женщин еще продолжали ездить на автокаре по ангару, в котором находились шаттлы, и поливать их, чтобы искры от поврежденных кораблей, случайно попав на них, не вызвали новый пожар.

Цендри волновалась о своем багаже — в чемоданах и сумках находился весь справочный материал, пленки, записывающее и съемочное оборудование. «Может быть, стоит пойти и проверить багаж?» — подумала она. Однако, когда Дал предложил ей сделать это, Цендри неуверенно ответила:

— Нас попросили подождать здесь, они обещали прислать кого-нибудь. Кажется, сейчас к нам подойдет вон та женщина. Посмотри туда, видишь, на нас показывают?

У самого входа в здание стояла женщина с аксельбантом, выводившая их из здания, и что-то энергично объясняла другой женщине, одетой в бледно-голубые шорты, такого же цвета рубашку и широкополую шляпу, из-под которой по ее спине сбегали пряди длинных черных волос. Она некоторое время смотрела в сторону Цендри и Дала, слушая свою собеседницу, затем согласно кивнула и направилась к ним. Она приближалась очень медленно, и Цендри успела внимательно рассмотреть ее. Она была молода, гораздо моложе самой Цендри, размер ее живота говорил о том, что она беременна.

Остановившись в нескольких шагах от Цендри, женщина спросила:

— Вы — ученая дама Малок?

Цендри ответила утвердительно. Она решила много не говорить. «До тех пор, пока мне не удастся узнать все местные ограничения, стоит помалкивать. Еще неизвестно, как здесь расценивается многословие. Практически во всех культурах короткая, не слишком вежливая речь считается не очень большим грехом, поэтому лучше помалкивать и сойти за невежу, чем разглагольствовать и невольно совершить какой-нибудь серьезный проступок». Дал, более искушенный в дипломатических тонкостях, поклонился подошедшей, но та даже не взглянула в его сторону.

— Меня зовут Миранда, — сказала она просто. — Я четвертая дочь Проматриарха Ванайи. Моя почтенная мать просила меня встретить вас и проводить в ее загородный дом. Как видите, — она показала рукой в сторону людей, продолжавших толпиться вокруг обгорелого здания, из которого временами вырывались клубы черного дыма, — у нас бывают неприятности. Это землетрясение ощущалось даже в городе, поэтому Проматриарх не смогла приехать, чтобы лично поприветствовать вас. Она послала меня извиниться за некоторую непочтительность, которую, надеюсь, вы простите ввиду известных обстоятельств.

Цендри сложила ладони у лица и церемонно поклонилась.

— Проматриарх оказывает мне высокую честь, леди Миранда, — ответила она напыщенно.

— Ну что вы, это вы оказываете нам высокую честь, согласившись посетить Матриархат. — Она слегка поклонилась. — Шофер и машина ждут нас у входа в космопорт. Прошу вас, почетная гостья, — произнесла Миранда и предложила Цендри следовать за ней.

«Манеры у нее далеко не великосветские, — подумала Цендри, идя вслед за провожатой. — Кажется, они не придерживаются никаких правил ни в одежде, ни в речи. Говорят и одеваются как попало, но чувствуется, что эта Миранда немного знакома с дипломатическим протоколом, приветствие было вполне сносным».

Ей хотелось обсудить это с Далом, но она заметила, как настоятельно и явно все женщины — и пилот шаттла, и Миранда — игнорируют его, поэтому решила не обращаться к нему в присутствии посторонних. Цендри начинала догадываться, что, разговаривая с Далом, она унижает себя в их глазах.

«Да и нужны ли ему мои замечания? Он — археолог, ему совершенно безразличны и их общественная структура, и традиции». Внезапно Цендри захлестнула непонятная радость, ей показалось удачным, что сюда послали ее, Цендри, а не ди Вело, совершенно незнакомую с такими тонкими и интересными социумами, как Матриархат. И в то же время, если бы не слепой случай и не сообразительность Дала, ей, как антропологу, не довелось побывать здесь никогда. Душой она понимала, что этой поездкой обязана Далу и должна благодарить его, но при одной мысли о нем ее вдруг передернуло, и она почувствовала сильнейшее раздражение.

— …вы меня слышите, ученая дама?

— О, простите великодушно, — произнесла Цендри, с трудом отвлекаясь от своих мыслей. — Я немного задумалась, леди Миранда. О чем вы меня спрашивали?

— Ваш спутник может ехать рядом с водителем. Надеюсь, что оно безопасно и хорошо повинуется.

— Да, — ответила Цендри, даже не взглянув на мужа. — Оно вполне безопасно и послушно.

— Тогда скажите, чтобы оно село впереди, рядом с багажом. — Дал полез туда сам, не дожидаясь приказания Цендри, и его действие произвело на Миранду ошеломляющее впечатление. Не отрывая глаз она смотрела на карабкающегося Дала, иногда переводя взгляд на Цендри.

— Оно что, понимает наш язык? — изумленно спросила она.

Цендри сухо ответила:

— Мой спутник, леди Миранда, известный ученый на Университете. — Брови Миранды взлетели вверх, но она промолчала.

Шофером также была женщина, полная, с легкой сединой в волосах, одетая в темный костюм из грубой ткани. Она небрежно махнула рукой Далу, показывая, что он может сесть рядом с чемоданами недалеко от рычагов управления. Саму Цендри с почетом усадили в салоне, устланном толстым пушистым ковром и мягкими большими подушками. Цендри подумала, что Далу можно было ехать вместе с ней, в конце концов, она могла бы настоять на этом, но побоялась возможных неприятных последствий, поскольку еще не знала всех тонкостей поведения и возможных ограничений. Цендри начинала испытывать непонятное любопытство, столь сильное, что едва сдерживала себя, чтобы не закидать Миранду многочисленными вопросами. «Но тогда меня раскроют, своими вопросами я выдам себя, и наша поездка будет провалена».

Вместо этого она спросила Миранду, когда та устроилась между подушек:

— Надеюсь, что землетрясение не причинило много вреда?

— Нет, не особенно, — ответила Миранда. — Куском перегородки слегка поранило наставницу художниц, зато никто из ее учениц не пострадал. Одна из связисток, передававшая сигналы тревоги по всему побережью, задержалась в комнате и чуть не задохнулась от дыма. На другую сотрудницу космопорта упал контейнер с мусором, но она осталась жива и, несомненно, поправится. У нее легкий перелом. — Миранда улыбнулась. — Так что ничего страшного, за исключением, конечно, большого количества поломанных перегородок, но это мелочь, этим занимаются в основном дети из городских школ. Они будут только рады дополнительной работе.

— И часто у вас бывают землетрясения? — спросила Цендри.

Миранда огорченно вздохнула.

— К сожалению, очень часто, но вам не стоит беспокоиться, ученая дама, вы будете жить в доме Проматриарха, совсем рядом с Руинами «Нам-указали-путь», а там земля не колышется никогда. Те, кто строил их, умели защищать землю.

«Очень любопытно. Значит, это древнее общество, построившее город, не важно какое, мифические Строители или кто другой, обладало знаниями в геологии. Они вполне осознанно строили вдали от сейсмически опасной зоны, в стороне от тектонических разломов. Однако маловероятно, чтобы это были те самые Строители, потому что, хотя город и старше колонии Изиды-Золушки, которой всего-навсего семьсот стандартных лет, он все-таки слишком молод, чтобы считаться детищем Строителей, начавших, согласно гипотезе, заселять галактику за тысячи лет до возникновения цивилизации. Если признать, что город возведен руками Строителей, тогда следует согласиться и с тем, что за несколько тысяч лет до возникновения науки некое общество умело обнаруживать тектонические разломы, улавливать сейсмическую активность и успешно избегать землетрясений.

8
{"b":"4961","o":1}