1
2
3
...
32
33
34
...
76

— Во имя Цветка, — прошептал Файолон, — на что же еще способна эта штуковина?

— Я сама хотела бы это выяснить, — пробормотала Майкайла.

— Сделайте запрос, пожалуйста, — вновь повторил голос, хотя изображение Харамис совершенно не изменилось.

— Покажите Квази, — сказала Майкайла, подумав вдруг о том, как-то теперь себя чувствует их старый друг и наставник.

— Субъекта в списке нет, — ответило зеркало.

«Оно не знает, кто такой Квази, — поняла Майкайла. — Но того же самого эффекта можно наверняка добиться и другим способом».

— Покажите холм Цитадели, — сказала она.

Зеркало с готовностью выдало изображение Цитадели и холма, на котором она стоит. Точка обзора оказалась такой, будто висишь где-то в воздухе и смотришь вниз. Майкайла закусила губу, пытаясь сообразить, как сформулировать следующий запрос.

— Изобразите район к западу от холма, — сказала она, надеясь, что зеркало правильно поймет ее слова.

— Выдать статичное изображение, — переспросило зеркало, — или начать просматривать всю территорию постепенно?

Майкайла не очень-то была уверена, что вполне поняла, о чем спрашивают, поэтому ответила наугад:

— Просматривайте.

Изображение в зеркале пришло в движение, будто бы смотрящий полетел от Цитадели к западу. Майкайла мысленно отметила, что означает фраза зеркала «просматривать постепенно», и принялась искать глазами деревню Квази.

— Стоп! — произнесла она, как только нужный поселок попал в поле зрения. Вглядевшись в изображение. Майкайла нахмурилась. Что-то тут не так. В такое время года пейзаж должен быть совершенно другого цвета.

— Хорошо бы увидеть все это поближе, — пробормотал стоящий рядом Файолон.

— Выдать увеличенное изображение зданий? — спросило зеркало.

Майкайла с Файолоном взглянули друг на друга и согласно кивнули.

— Да, — ответила она.

Деревня на картинке начала увеличиваться, как будто смотрящий пикировал прямо на нее. Майкайле стало ясно, почему тут совсем не те цвета. Вся растительность вокруг деревни увядала. Изображение становилось все крупнее по мере того, как точка обзора приближалась к земле, и вот уже стали видны несколько ниссомов, рассевшихся на лавках перед своими хижинами. Среди прочих удалось различить и Квази.

— Это Квази! — взволнованно произнес Файолон. — Да я же его сто лет не видел — с тех самых пор, как Харамис увезла нас сюда. — Он помолчал и нахмурился. — Он кажется изрядно постаревшим — посмотри-ка, Майка! Неужели и вправду прошло так много времени.

— Да нет, прошло только два года, ну, от силы три. Знаешь, я здесь, похоже, теряю чувство времени. И все-таки мы с ним виделись не так уж давно.

Фигурку Квази на изображении неожиданно очертила ярко-красная линия.

— Объект Квази? — спросил голос.

— Да, — ответила Майкайла.

— Объект Квази отмечен на будущее.

«Хорошо бы еще узнать, что означает „отмечен“», — подумала Майкайла, и тут зеркало добавило к изображению звук.

— Дожди пошли совсем не вовремя, — говорил кто-то из оддлингов.

— И земля то и дело трясется, — откликнулся другой, приближаясь к сидящей на скамейке компании. — Все эта дурные предзнаменования.

— И почему только Белая Дама не следит за страной? — спросил кто-то. — Квази, ты ведь встречал ее. Разве это не могущественная волшебница? Почему она допускает, чтобы подобные вещи случались?

— Она больна, — с печальным видом ответил Квази. — Видишь ли, одна из моих сестер занимается врачеванием…

— Это мы все знаем, — перебил первый оддлинг.

— …и вот ее вызвали в Цитадель пару недель назад, чтобы лечить Белую Даму, — продолжал Квази. — С помощью зелья из яда болотных червей, — добавил он каким-то зловещим тоном. Видимо, все присутствовавшие хорошо понимали, что все это значит, потому что лица у всех разом помрачнели.

— Она поправится? — спросил кто-то.

— Сестра думает, что да, — ответил Квази. Он посмотрел вокруг, обводя глазами умирающую растительность. — Что ж, давайте молиться Владыкам Воздуха, чтобы она поправилась поскорее. Вся страна заболевает, когда Великая Волшебница делается старой и больной.

Майкайла нахмурилась и, посмотрев на Файолона, заметила, что он тоже расстроен. Теперь, после последнего замечания Квази, стало наконец понятно, о чем они там говорят. Она и сама подсознательно давно чувствовала, что с Рувендой что-то не в порядке — будто сама земля заболела. Что и говорить, даже Майкайла и та чувствовала себя нездоровой. Страной сейчас никто не управляет. Все дела пошли вкривь и вкось. Майкайла чувствовала, что наверняка смогла бы исправить положение, вот только как это сделать… Да, сейчас потребность знать магию стала вдруг куда сильнее, чем в те времена, когда Харамис оставалась бодрой и управляла всеми делами сама. А это значит, что нужно поскорее подыскать новое тело Узуну, чтобы он обрел способность как следует ее обучить. Не сможет ли зеркало хоть как-то помочь в этом?

Майкайла принялась обдумывать, как же сформулировать свой вопрос.

— Покажите магов, — сказала она наконец, все еще не вполне уверенная, что подобрала нужную фразу.

— Уточните: всех подряд или какую-то отдельную группу?

Майкайла на минуту задумалась.

— Людей, — пояснила она.

Зеркало начало одну за другой выдавать картинки занимающихся магией представителей человечества. Каждая картинка появлялась на короткое время, и вскоре ее сменяла следующая. В одном из изображенных Майкайла узнала волшебника, время от времени появлявшегося в Цитадели. Однажды на вечеринке по поводу дня рождения принца Эгона он устроил воистину впечатляющее зрелище. Изображение снова сменилось.

— Стоп! — глубоко вздохнув, воскликнула вдруг девочка.

— Сохранить данное изображение на экране и пометить на будущее?

— Да, — сказала Майкайла, зачарованно уставившись на экран. На картинке группа мужчин толпилась вокруг стола, на котором покоилась деревянная статуя женщины. Один из них мазал статую какими-то благовониями, другой стоял возле головы, размахивая кадилом, третий поднес что-то ко рту статуи. Сама статуя с ярко нарисованными, широко открытыми глазами выглядела как живая. Еще один человек стал сбоку и принялся громко читать какой-то текст.

— Отверзание уст. — провозгласил он. В руках у мужчины явно было какое-то руководство по магии.

Последовавшие затем фразы остались для Майкайлы пустым звуком, но она продолжала наблюдать за церемонней. На статую надели новое платье и поставили ее на ноги. Возле стола лежала сваленная в кучу старая одежда, снятая со статуи раньше. Майкайла оглядела комнату, в которой шло магическое действо, в попытке найти что-нибудь, что помогло бы определить, где все эти события происходят. Комната была явно вырублена внутри цельной скалы, но следов инея на стенах не оказалось. Помещение выглядело тесным, с низким потолком, и было набито людьми до отказа. Майкайла подозревала, что это где-то в горах, вот только где?

— Где они находятся? — произнесла она вслух.

— Показать местоположение храма Мерет? — спросил голос.

— Это происходит в храме Мерет? — переспросила девочка.

— Да.

— Покажите местоположение храма Мерет, — повторила Майкайла.

Картинка исчезла, и вместо нее показалась карта полуострова с двумя отметинами на ней — черной точкой, в которой Майкайла узнала то место, где они с Файолоном теперь находились, и красной точкой на северном склоне горы Джидрис — возле самой вершины, но все-таки явно на территории Лаборнока. Возле обеих точек засветилось несколько надписей, но все они оказались на том самом непонятном языке, что и этикетки на ящиках с приборами Исчезнувших.

— Как бы мне хотелось суметь прочитать все это! — разочарованно проговорил Файолон.

— Запустить языковую учебную программу? — спросило зеркало, среагировав на высказывание мальчика.

Майкайла с Файолоном взглянули друг на друга, и глаза у них полезли на лоб от удивления. «Так что же это за штуковина? — не переставала удивляться Майкайла. — Остается надеяться, что она сама когда-нибудь объяснит, что собой представляет, а пока что…» И кивнула Файолону, чтобы тот ответил зеркалу.

33
{"b":"4969","o":1}