1
2
3
...
16
17
18
...
62

– Не желаете ли прогуляться со мной по саду, миледи?

Джулия бросила на него удивленный взгляд. По саду?

В саду в это время года было неуютно – покрытые слоем соломы клумбы, пожухлые плети вьющихся растений… И все же она подала ему руку.

– Хорошо, пройдемся немного.

Глава 6

Аромат лепестков роз, на которых я лежу, проникает в меня сквозь обнаженную кожу. И я пропитываюсь благоуханием, страстью, своим возлюбленным…

«Черт побери, зачем я потащил ее сюда?» – с досадой думал Маркус, оглядываясь вокруг. В саду было неуютно – голые кусты, пожухлая трава. Розарий, который Маркус представлял по описаниям в дневнике Джулии ярким и пышным, теперь выглядел уныло. Из земли торчали ряды подрезанных коротких прутьев высотой с фут. Ограду, сложенную из диких мрачных камней, увивали бурые, потерявшие листву виноградные лозы. Вдоль усыпанной гравием дорожки тянулся газон с желтой травой. При ярком свете утра сад скорее походил на кладбище.

Разве можно было соблазнить женщину в такой мрачной обстановке?

Леди Барроуби шла немного впереди Маркуса, заложив руки за спину. Он заметил, что ее пальцы переплетены. Неужели красавица нервничает?

Это открытие придало Маркусу уверенности в своих силах. Но он не хотел торопить события, с опаской поглядывая на спутника леди Барроуби – огромного льва, шагавшего рядом с ней и зловеще подергивавшего хвостом. Почему на пути Маркуса постоянно встают преграды?

Маркус знал, что ему следует делать, чтобы соблазнить леди Барроуби. Он был обаятельным молодым человеком, перед которым не могла устоять ни одна женщина. Но почему в присутствии леди Барроуби он держится так скованно? В его душе боролись гнев и сладострастие.

Прежде он не раз заводил романы с молодыми вдовами, но среди них не было женщины, которая могла бы разрушить его мечты, разбить в прах его надежды.

Маркусу необходимо было выбросить из головы все мысли о своей миссии, внушить себе, что перед ним обыкновенная хорошенькая вдова, забыть о том, что Джулия окружает себя львами и упивается безумными эротическими фантазиями.

Обуздав свой гнев, он спрятал его до поры до времени глубоко в душе. Он даст выход этому сильному чувству в тот день, когда придет время рассчитаться с Джулией за все. Настроив себя на мирный лад, Маркус догнал леди Барроуби и ласково улыбнулся ей.

– Сегодня прекрасная погода, не правда ли?

Она бросила на него удивленный взгляд. Попытка Маркуса заговорить с ней показалась Джулии довольно неуклюжей.

– Да уж, прекрасная, – с сарказмом промолвила она. – Сегодня холодно и сыро, а я не захватила из дома шаль. К тому же мне кажется, что здесь пахнет какой-то мертвечиной.

– Нет, – возразил Маркус. – Сегодня действительно чудесный день. – Он сбросил свой сюртук и накинул его на плечи Джулии. – У вас есть шаль. – Маркус увлек Джулию в боковую аллею, обсаженную деревьями, кроны которых летом, наверное, смыкались в зеленый шатер и отбрасывали густую тень. – И я не чувствую никаких запахов, кроме благоухания роз.

К счастью, лев продолжил прогулку по главной аллее, где действительно неприятно пахло перегноем. Джулия фыркнула:

– Какой вы фантазер! Но, к сожалению, розы существуют только в вашем воображении.

Маркус приблизился к ней вплотную и глубоко вдохнул воздух. Джулия наблюдала за ним с изумлением.

– Нет, – с мечтательным выражением лица промолвил он. – Здесь решительно пахнет розами.

Он видел, как она растерялась, и понял, что одержал победу. Однако демонстрировать свое торжество нельзя.

Он был мистером Блайтом-Гудменом, а мистер Блайт-Гудмен должен всего лишь испытывать нежные чувства к леди Барроуби.

Маркус широко улыбнулся своей спутнице.

– Вам не подходит имя Джулия, – внезапно заявил он.

Леди Барроуби застыла на месте.

– Ч-что вы сказали? – побелевшими губами переспросила она.

Маркус отметил про себя ее странную реакцию, но решил поразмыслить об этом позже. А сейчас он легонько дотронулся пальцем до кончика ее носа.

– Я назвал бы вас Еленой или Персефоной, – с придыханием промолвил он.

Джулия облегченно вздохнула.

– Да вы настоящий льстец, мистер Блайт-Гудмен, – сказала она. – А я считала вас искренним человеком.

Она повернулась, собираясь продолжить прогулку, но Маркус схватил ее за руку.

– Почему вы решили, что я вам льщу? – спросил он, придвигаясь ближе. – Потому что я сравнил вас с античными красавицами? – Маркус говорил теперь тихим, проникновенным голосом. – Или потому, что я считаю вас женщиной, способной соблазнить богов?

Джулия посмотрела ему в глаза. Маркус чувствовал, как трепещут ее пальцы в его руке, и его тоже охватила дрожь. Губы Джулии разомкнулись, и ее теплое дыхание коснулось его щеки.

– А вас я способна соблазнить? – прошептала она. Кровь забурлила в его жилах, и на этот раз Маркус не стал тушить вспыхнувшее в нем пламя страсти. Он больше не ощущал холода. Между ними пробежала искра, и Маркус опасался, что от нее в саду начнется настоящий пожар.

Неподалеку от них стояло сооружение, имитирующее полуразрушенный античный храм. Подобные садово-парковые постройки были модны в прошлом веке. Держа Джулию за руку, Маркус увлек ее по тропинке к этой ротонде. Остановившись у трехступенчатого возвышения, на котором был воздвигнут храм, Маркус подхватил свою спутницу за талию и поставил ее на этот постамент.

Джулия задыхалась от быстрой ходьбы, ее щеки раскраснелись, глаза блестели. В этот момент она была как никогда хороша собой, и Маркус залюбовался ею.

– Мистер Блайт… – начала было она, но Маркус больше не мог держать себя в руках.

Поднявшись на возвышение, он крепко обнял Джулию и припал к ее губам. Их поцелуй был неистовым и страстным. Джулия пылко отвечала ему.

Она отдалась на волю чувств, позабыв о том, что овдовела всего лишь неделю назад. Пальцы Маркуса погрузились в ее волосы.

Джулии передалось его возбуждение. Она чувствовала, что сгорает в огне страсти. Из ее груди готов был вырваться стон.

«Нет, я не должна этого делать», – сказала она себе и, упершись ладонями в грудь Маркуса, оттолкнула его. Он отпрянул от Джулии и некоторое время молча, с недоумением смотрел на нее затуманенным взором.

– Мне кажется, сэр, что у вас сложилось обо мне неверное впечатление, – промолвила она.

Тряхнув головой, Маркус провел рукой по лицу.

– Да, вы произвели на меня неизгладимое впечатление, и я слегка забылся. – Маркус печально улыбнулся. – Но не беспокойтесь, леди Барроуби, я понесу заслуженное наказание за то, что вышел за рамки приличий. – Он учтиво поклонился. – Прощу прощения и сердечно благодарю вас за все. Всего хорошего.

Маркус повернулся и зашагал прочь. Джулия растерянно улыбнулась, зябко кутаясь в его сюртук.

Итак, она произвела на него неизгладимое впечатление. Ну что ж, а он подарил ей первый в жизни страстный поцелуй.

Маркус шагал по осеннему саду, понурив голову. Его возбуждение еще не улеглось. Маркуса поразила страстность Джулии. Она целовала его так, как будто всю жизнь ждала, когда он припадет к ее губам.

Он впервые встречал такую обольстительную женщину. Маркус вспомнил толпы поклонников, увивавшихся вокруг Джулии. Наверняка многие из них были ее любовниками.

Черт возьми, Маркусу не следовало уходить. Почему он убежал с поля боя как мальчишка? Ему надо было надавить на нее, воспользовавшись своим преимуществом.

– Ах вы, подлый трус! – раздался вдруг хорошо знакомый голос.

Подняв голову, Маркус увидел Эллиота, стоявшего на подъездной дорожке. В руках он держал поводья двух лошадей. Подошедший к нему конюх хотел взять поводья, но Эллиот покачал головой.

– Нет, мистер Блайт-Гудмен уже уезжает, – сказал он. Значит, Эллиот догадался, где сейчас находится Маркус, и пригнал сюда его жеребца из Мидлбарроу. Более того, Эллиот упаковал все вещи Маркуса, которые находились в его комнате на постоялом дворе, и приторочил сумку к седлу. Маркус бросил на своего соперника злой взгляд:

17
{"b":"4972","o":1}