ЛитМир - Электронная Библиотека

Да, это был поистине удивительный день!

Наконец они наполнили бочки водой и погрузили их на телегу. Страшно уставшие от напряженной работы Эллиот, Маркус и Джулия теперь могли вздохнуть с облегчением. Но как только телега исчезла из виду, Джулия схватилась за голову.

– О Боже! Почему мы не сели на телегу? – воскликнула она. – Там оставалось место. А теперь нам придется несколько миль идти пешком.

Как она раньше не подумала об этом? Это Маркус был во всем виноват! Все ее внимание было приковано к его гибкому, мускулистому телу.

У Эллиота было такое расстроенное выражение лица, что Джулия чуть не рассмеялась.

– Я поступила крайне безответственно, – покаялась она. – Вы, господа, бескорыстно помогли мне, а я не смогла обеспечить вам даже минимум удобств.

Маркус, усмехнувшись, сунул два пальцы в рот и пронзительно свистнул. Пасшийся на лугу в полумиле от них жеребец цвета темного шоколада поднял голову, но не двинулся с места.

Маркус нахмурился.

– Боюсь, что он влюбился вон в ту симпатичную кобылу, – сказал он и снова свистнул.

Жеребец фыркнул, отошел от других лошадей и с видимой неохотой побежал на зов хозяина.

– Хотите, я подвезу вас, миледи? – с улыбкой спросил Маркус Джулию.

Джулия приподняла бровь.

– Похоже, ваше предложение излишне, сэр, – ответила она, кивнув на свою белоснежную кобылу по кличке Майел, которая устремилась вслед за жеребцом.

Джулия и Маркус рассмеялись, наблюдая за влюбленной парочкой, не желавшей расставаться. Эллиот тоже попытался подозвать свистом свою старую лошадь. Однако она даже не взглянула в его сторону.

– Ах ты, дрянная кляча, – уперев руки в боки, пробормотал Эллиот.

Маркус засмеялся.

– Мы можем сесть на жеребца вдвоем, – сказал он.

– Спасибо, я доберусь до усадьбы пешком, – заявил Эллиот. – Я не хочу, чтобы леди Барроуби видела, как я трясусь, сидя на вашем жеребце. Мое великолепие за сегодняшний день и так несколько померкло в ее глазах.

И он зашагал в сторону дома.

– Вы можете поехать вместе со мной, мистер Эллиот! – крикнула ему вслед Джулия.

Эллиот, не останавливаясь, махнул рукой. Взглянув на Маркуса, она увидела, что он помрачнел, услышав ее предложение. Значит, он не хотел, чтобы она ехала, обнимая Эллиота?

То, что Маркус ревнует ее, обрадовало Джулию. Но она тут же остановила себя. «Опомнись! Маркус не тот человек, который тебе нужен!» – подумала она. Однако это была ложь. Именно Маркус нужен был Джулии! И она понимала это.

Маркус помог ей в трудную минуту. Олдос учил Джулию ценить подобную поддержку. И все же Джулия чувствовала, что ей нужно расстаться с Маркусом, как только она приведет усадьбу в порядок.

Ее обуревали противоречивые эмоции.

«Да, мне надо отказаться от его услуг и распроститься с ним», – говорила она себе. Однако Джулия тут же вспомнила, что она являлась не только хозяйкой большого поместья, но и в первую очередь Лисой. Маркус мог оказаться полезным в тайной деятельности.

Нет, она не даст ему просто так уехать из усадьбы. Тем более что ей не хочется расставаться с ним.

Леди Барроуби верхом на лошади – это было незабываемое зрелище! Седок и кобыла, несмотря на отсутствие седла, а возможно, именно благодаря этому обстоятельству, слились в единое целое. Джулию ничуть не смущало то, что юбка ее практичного темного платья едва прикрывала колени. Она, весело смеясь, обогнала Маркуса, скакавшего на вороном жеребце.

Маркус решил сначала не догонять ее, но вскоре ему в голову пришла дерзкая мысль. Их скачка напоминала одну из сцен, описанных в дневнике Джулии. Может быть, коварная хозяйка усадьбы намеренно подстроила все это? Впрочем, нет… Откуда Джулия могла знать, что вода в цистерне станет непригодной для питья, а лошади окажутся на ближайшем пастбище?

Все произошедшее было простым совпадением. Придя к такому выводу, Маркус пригнулся и подстегнул своего жеребца. Он решил воспользоваться сложившейся ситуацией.

Вскоре Маркус догнал Джулию. Взглянув на него, она задорно улыбнулась. Дорога пролегала через лес, и Маркус вынужден был держаться близко к своей спутнице.

Внезапно он резко наклонился к ней и, обняв за талию, стащил с лошади. Джулия испуганно взвизгнула, однако через мгновение оказалась на коленях Маркуса. Его жеребец замедлил бег, а белая кобыла Джулии, лишившись седока, умчалась далеко вперед.

Джулия откинула назад упавшие ей на лицо волосы. Она была в ярости.

– Зачем вы все это сделали? Вы могли нанести Майел травму!

«О эти странные женщины!» Маркус на мгновение растерялся, но тут же ему в голову пришла спасительная идея.

– Я боялся, что вы поранитесь о сучья, которые росли очень низко над дорогой, – заявил он.

Джулия, прищурившись, взглянула назад.

– Я не видела никаких сучьев. Я часто езжу по этой дороге.

– Вы хотите сказать, что я лгу? – разыграв возмущение, спросил Маркус. – Говорю же вам, над дорогой очень низко рос огромный сук! Я спас вам жизнь.

Джулия нетерпеливо заерзала у него на коленях, и у Маркуса перехватило дыхание.

– Ну хорошо, – сдалась она. – Но нам необходимо поймать Майел.

– Мне кажется, ваша лошадь сама вернется в стойло, вспомнив, что там ее ждет вкусный овес. – Маркус натянул поводья, заставляя жеребца перейти на иноходь. Видя, что это не понравилось Джулии, он пояснил: – Так моему коню будет легче нести тяжелую ношу – двух седоков.

Его слова успокоили Джулию.

– О, конечно, – промолвила она.

Маркус промолчал. Он старался не прижимать к себе Джулию, чтобы развеять ее опасения. Мерный стук копыт вороного жеребца постепенно успокоил ее. В своих мечтах Маркус, конечно, уже давно раздел Джулию и повалил на груду опавшей листвы. Но это была всего лишь безобидная игра воображения. В реальности он преследовал совсем другие цели. Насилие над этой женщиной не входило в намерения Маркуса. Он хотел заманить ее в ловушку.

– Какой прекрасный вечер, – мечтательно заметил он. От Джулии исходил манящий аромат. Маркусу казалось, что до конца жизни его будет возбуждать запах озерной воды.

Джулия чувствовала, что Маркус возбудился. Но он вел себя безукоризненно, и она готова была простить ему неконтролируемые чувства. Ей были приятны его объятия.

Легкое покачивание помогало ей расслабиться после тяжелого дня.

– Вы сегодня так много сделали для меня, – сказала она. – Огромное спасибо вам за помощь, я в вечном долгу перед вами.

Маркус улыбнулся:

– Не стоит благодарности. Я получаю удовольствие от физического труда. Думаю, что даже Эллиоту понравилась сегодняшняя работа, хотя он и скрывает это от нас.

Джулия засмеялась.

– Он боится, что мы раскусим его и ему придется часто трудиться. А это явно не входит в его планы.

Маркус расхохотался. По спине Джулии забегали мурашки. Его запах будоражил ее. Джулия ощущала сквозь влажную ткань платья жар тела Маркуса.

– Вам холодно, миледи? – спросил он и крепче сжал свои объятия.

Джулия не стала протестовать. Больше всего на свете ей хотелось сейчас положить голову ему на плечо и закрыть глаза. «Это опасно», – предостерегал ее внутренний голос. Но Джулия заметила, что с каждым часом он звучит все слабее.

Бег жеребца постепенно замедлялся, а сердце Маркуса колотилось все сильнее. Джулия чувствовала это. Возбуждение обоих седоков нарастало, их молчание становилось давящим, невыносимым. Реальный мир начал отступать от них.

Повернув голову, Джулия взглянула в глаза Маркуса. Он смотрел на нее жадным, пылким взглядом. Затаив дыхание, она ждала, когда ее спутник потеряет самообладание. Ей очень хотелось, чтобы он отбросил в сторону сомнения и доводы разума и приник к ее губам. Однако Маркус продолжал молча наблюдать за ней, не предпринимая никаких действий.

Джулия провела кончиком языка по пересохшим от волнения губам. Маркус перевел взгляд на ее рот, однако даже не пошевелился.

Джулия знала, что он падет к ее ногам, стоит ей только протянуть руку и…

26
{"b":"4972","o":1}