1
2
3
...
27
28
29
...
62

В этот момент из-за угла показалась Джулия, сидевшая верхом на своей белоснежной кобыле. Она сразу же поняла, в чем состоит план Маркуса, но, судя по выражению ее лица, не верила в то, что у мужчин что-нибудь получится.

– Себастьян! – подъехав ближе, изо всех сил закричала она. – Себастьян, иди сюда!

Ее голос перекрывал стоявший вокруг страшный шум. На мгновение отчаянный рев льва стих. Джулия попыталась подъехать еще ближе, но Маркус остановил ее.

– Джулия, назад! – крикнул он.

Не слушая его, Джулия поднесла ладони ко рту и сложила их рупором.

– Себастьян, иди ко мне!

Мощный удар сотряс изнутри стену сарая. Через пару мгновений он повторился. Лев в отчаянии бился о бревна, пытаясь выполнить приказ хозяйки. Маркус примерился к ритму ударов.

– Давай! – крикнул он, когда зверь снова бросился на стену.

Лошади рванули с места. Опорные столбы треснули, бревна страшно заскрипели и сдвинулись. В одном из отверстий, образовавшихся в стене, появилась золотистая лапа.

– Тяни! – снова подал команду Маркус.

Копыта лошадей скользили, оставляя глубокие отпечатки в пожухлой траве. Маркус тоже взялся за веревку, помогая своему жеребцу. Несколько бревен вывалились из стены, и в отверстии показалась голова льва. Зверь пытался протиснуться в эту узкую щель.

Лошадь Эллиота упала на колено. Располагавшееся над щелью бревно скользнуло вниз и прижало высунувшуюся наружу голову льва. Зверь попал в ловушку.

– Нет! – в ужасе крикнула Джулия и, подъехав к Эллиоту, попыталась привязать веревку к Майел.

К счастью, льву удалось вытащить голову из западни раньше, чем ему на шею упали остальные верхние бревна.

Лошадь Эллиота совсем обессилела. Она тяжело дышала и не могла встать с колен.

Дым валил все сильнее. Огонь, по-видимому, быстро подбирался к тому месту, где находился лев. Спешившись, Джулия начала быстро развязывать веревку, охватывавшую грудь лошади Эллиота.

– Помогайте мне! – крикнула она. – Нам надо использовать Майел, у нее еще есть силы!

Маркус попытался оттащить ее.

– Джулия, у нас нет времени!

Джулия рыдала, слезы ручьем текли по ее лицу.

– Нет! Мы не можем бросить его… – твердила она. – Нет!

Джулия остановилась в растерянности. Она не знала, что еще можно предпринять, чтобы спасти Себастьяна. Ее лицо выражало полное отчаяние. Прислонившись к боку кобылы, она запрокинула голову и закричала:

– Себастьян, ко мне!

Лев издал страшный рык и снова бросился на стену. Несколько бревен выкатились из нее, и в образовавшийся проем Маркус увидел обезумевшего от страха зверя.

Маркус передал Эллиоту поводья своего жеребца.

– Тяните на счет три! – крикнул он и бросился к сараю. Подбежав к стене, он уцепился за бревно, над которым образовалась щель, пытаясь расширить ее.

– Маркус, нет! – испуганно воскликнула Джулия, устремившись к нему. – Себастьян в панике! В таком состоянии он очень опасен!

Однако Маркус уже уперся ногами в цоколь, приготовившись вытащить бревно.

– Раз! Два! – начал он медленно считать.

– Маркус, нет! – кричала Джулия. – Оставьте его!

Гигантская лапа показалась из щели и ударила по бревну в нескольких дюймах от лица Маркуса.

– Не вздумай сожрать меня, глупая шкура! – бросил он льву и, набрав в легкие воздуха, крикнул: – Три!

Поднатужившись, он изо всех сил дернул бревно на себя. Стена наконец подалась. Почувствовав, что она вот-вот рухнет и погребет его под своими обломками, Маркус хотел отскочить. Но успел сделать только один шаг.

– Маркус! – завизжала Джулия.

И в тот же момент на него начали падать бревна. Одно из них придавило Маркуса, пригвоздив его к земле. У него перехватило дыхание, он почувствовал страшную боль в ноге и понял, что не может пошевелиться. Он лежал на спине, глядя в потемневшее вечернее небо.

На мгновение эту картинку заслонил собой лев, перепрыгнувший через своего спасителя с таким оглушительным ревом, от которого, пожалуй, мог бы рухнуть и Вестминстер.

Маркус захрипел, ловя ртом воздух. Обезумевший от страха лев повернул свою огромную голову на этот звук и посмотрел на Маркуса.

«Милый котенок!» Маркус мог бы произнести эти слова, чтобы продемонстрировать свою беспечность и неустрашимость, но вместо этого испуганно заморгал и, запинаясь, невнятно пробормотал:

– Н-не н-надо…

Себастьян фыркнул, забрызгав слюной лицо Маркуса, и засопел. Маркус почувствовал исходивший от хищника неприятный запах и с отвращением вытер свои губы.

– Себастьян, – раздался ласковый голос Джулии. – Себастьян, отойди от него, мой маленький…

Маркус, откинув назад голову, скосил глаза и увидел хозяйку усадьбы.

– Уберите… его… – прохрипел он.

Лев зарычал, услышав голос Маркуса, и уже готов был наброситься на своего спасителя, но тут раздался громкий треск, и из горящего здания вырвалось мощное пламя. Порыв ветра взметнул его к небу, вокруг посыпались искры. Себастьян отпрыгнул от этого адского костра и в панике бросился бежать. Через пару секунд он исчез в сгустившихся сумерках.

Эллиот и Джулия подбежали к Маркусу.

– Маркус! – воскликнула Джулия, опустившись рядом с ним на колени. – Вы сильно ушиблись?

– Вытрите мне лицо! – взмолился он.

Усмехнувшись, Джулия вытерла его лицо рукавом своего платья.

– Вы как маленький ребенок, честное слово, – с упреком сказала она. – Что вы так всполошились? Это всего лишь слюна льва.

Эллиот приподнял бревно, и Джулия помогла Маркусу выбраться. Маркус заковылял прочь от сарая, который уже превратился в пылающий факел. Джулия и Эллиот поддерживали его под руки. Маркус чувствовал пышущий ему в спину жар. Еще несколько минут, и лев погиб бы в огне.

– Ваш любимец обязан мне жизнью, – промолвил Маркус. Джулия бросила на него взгляд, исполненный благодарности, и он почувствовал себя настоящим героем.

– Мы оба признательны вам, – с улыбкой сказала она.

– Да? В таком случае намекну, что в качестве подарка я был бы не прочь получить звериную шкуру на пол. Особенно мне нравятся желтоватые лохматые коврики.

Джулия рассмеялась:

– Будьте великодушны. Себастьян ни в чем не виноват. Он просто сильно испугался.

Вздохнув, Джулия бросила взгляд в темноту, в которой растворился ее питомец.

– Не волнуйтесь, он вернется, – сказал Маркус.

– Вы так думаете?

Маркус с улыбкой взглянул на Джулию, эту поразительную, странную, сумасшедшую, восхитительную женщину.

– Разве он сможет долго пробыть вдали от вас?

Обитателям усадьбы не удалось спасти конюшни и сарай, однако они сумели остановить пожар и не дали огню перекинуться на другие постройки. От черных обугленных остовов сгоревших зданий поднимались струйки дыма.

Бледная, как мел, Джулия, стоя посреди двора, не сводила глаз с пепелища. Ее сердце сжималось от боли.

– Кто это сделал? – услышав за спиной шаги Маркуса, сдавленным голосом промолвила она. – Кто и за что так сильно ненавидит меня?

– Вы только сейчас задались этим вопросом?

Она обернулась и взглянула в глаза Маркусу.

– Мне казалось, что я знаю, кто или, во всяком случае, почему в последнее время вредит мне. Есть люди, которые стремятся помешать мне добиться одной цели…

Маркус попытался скрыть свое удивление. Так, значит, Джулия считала, что это члены «четверки» творят бесчинства в ее усадьбе? Вообще-то, конечно, они были способны на подобные диверсии, но в данном случае это были не их происки. «Четверка» не была заинтересована во взрывах и пожарах в Барроуби.

– Я и сейчас полагаю, – продолжала Джулия, – что это дело рук людей, о которых я только что сказала. Но у них нет никаких оснований мстить мне. Я не сделала им ничего плохого.

Маркус глубоко задумался. А что, если Джулия права? Лорд Ливерпул отличался беспощадностью к своим противникам. Он привык сметать все преграды на своем пути. Чтобы добиться поставленной цели, премьер-министр ни перед чем не остановится. Даже перед убийством. Сейчас Ливерпул находился в Лондоне. Но он мог нанять людей для совершения преступлений в Барроуби.

28
{"b":"4972","o":1}