ЛитМир - Электронная Библиотека

Миссис Симпсон охнула, подхватила юбки и пустилась бежать. Далтон вынужден был признать, что при необходимости она умеет шевелиться.

Когда они подошли к небольшому мостику, пересекавшему Серпантин, вонь нечистот, смешавшаяся с угольным дымом и густым коричневым туманом, накрыла их. Уже через несколько секунд Далтон не видел ничего, кроме бледного лица миссис Симпсон и дощечек мостика под ногами.

– Это похоже на закат в полдень, – изумилась миссис Симпсон, переводя дыхание. – Я никогда такого не видела.

– Не пугайтесь. Это всего лишь лондонский туман, – объяснил Далтон. – Так называют это явление местные жители. Он скоро рассеется.

Она повернулась и внимательно посмотрела на него.

– Я знаю, что такое лондонский туман, сэр. Прожила здесь всю свою жизнь.

– Мои извинения. Многие жители покидают город в холодные месяцы и никогда не наблюдают этот феномен. Правда, для данного времени года это явление не совсем обычно.

Она положила руку ему на плечо.

– Пожалуйста, помолчите, я хочу послушать.

Далтон с удивлением посмотрел на нее. Исчезли кокетлитвое восхищение и стеснительная восторженность. Сейчас она стояла, одной рукой держась за перила мостика и гордо выпрямив красивую спину. Ее глаза были полузакрыты, а на лице играла слабая улыбка. Тайная улыбка наслаждения – всего лишь слабо приподнятые уголки губ.

Причем весьма красивых губ. Жаль только, что именно с этих губ сегодня срывалось столько чепухи. Он попытался представить себе эти губы покрасневшими и припухшими от долгих страстных поцелуев.

Определенно пора завести любовницу.

Для Клары этот момент был довольно волнующим. Средь бела дня, внезапно перешедшего в ночь, застыть во времени – поистине захватывающее ощущение. Она лишь сожалела о том, что рядом с ней находится сэр Абсолютно Невыносимый. Вот если бы…

Если бы с ней был Монти.

Монти сумел бы в этом моменте увидеть настоящее приключение. Почувствовал бы волшебство в этом неожиданном исчезновении безумного города, в том, что мир окутывает…

– Мадам? Мадам, где вы? – услышала она крик Джона, ее лакея.

Открыв глаза, Клара увидела, что самозванец смотрит на нее пристальным взглядом. Ее поразила серьезность этого взгляда, и лишь спустя несколько секунд она смогла отвести глаза и вглядеться в тускло темнеющий берег.

– Джон? Джон, не подходи ближе. Ты можешь свалиться воду.

– Да, мадам. Вы в безопасности?

– Да, Джон. С нами все хорошо.

– Стой на месте и держись за дерево, Джон, чтобы не попасть под лошадь! – крикнул Далтон.

Клара слышала раздававшийся со всех сторон храп испуганных лошадей.

– Хорошо, что вы сообразили направиться к мостику, – неохотно признала она.

– Спасибо, – сухо ответил он. – Похоже, теперь на вас не так легко произвести впечатление, как раньше.

Ох, черт! Она забыла, что должна лебезить перед ним. Сама мысль о том, чтобы сказать еще одну любезность в адрес этого обманщика, утомляла до крайности.

– Давайте немного помолчим, – попросила она. – Просто послушаем туман.

Он кивнул, как-то странно глядя на нее. Клара снова повернулась к озеру, но очарование момента исчезло. Ее тревожило его пристальное внимание.

Может, он что-то заподозрил? Неужели после стольких усилий одной краткой репликой она разрушила столь тщательно вылепленный ею образ глупой пустышки?

Впрочем, если быть откровенной, то не одной. Куда девалось ее самообладание? Прежняя Клара никогда бы не стала говорить с такой резкостью. Она становится такой же открытой и прямой, как ее Роза.

Ей вдруг захотелось на самом деле быть Розой Роза могла позволить себе некоторые вольности. У Розы были ночи в ее убежище на чердаке. У Розы был Монти.

Мистер Полуночный Вор. Этот мужчина пришел бы в ужас, узнай он, кто она на самом деле. Стал бы избегать ее, даже опасаться, поскольку она принадлежала к тому миру, который с пренебрежением относится к подобным ему. Он бы ни за что не поверил, что этот мир ей совершенно безразличен.

Она была в опасности и сознавала это. Опасность исходила не от сэра Плута. Она не боялась того, что ее обман раскроется. Опасность исходила от нее самой.

Она хотела, чтобы они с Монти стали любовниками. А почему бы и нет? Она не молоденькая девушка, уже побывала замужем. Вряд ли найдется желающий предложить ей руку и сердце. Да и зачем ей связывать себя узами брака?

На мгновение она представила себе Монти в своей постели, и у нее перехватило дыхание.

Это попахивало скандалом. Это было постыдно. Но зато так соблазнительно!

– О чем ты думаешь? – Голос Монти был тихим и теплым, а губы почти касались ее уха.

– Гм… ты очень удивишься…

Монти? Клара широко распахнула глаза и буквально наткнулась на серебристый взгляд сэра Хитрого Змея. Как странно, что она могла ошибиться, даже в такой необычный момент. Более непохожих мужчин свет еще не видывал.

Она покачала головой и сделала шаг назад, его лицо расплылось в густом тумане.

– Извините, что вы сказали?

– Не отходите. Туман сгущается. Я не хочу потерять вас в >той мгле.

«Я хочу».

Он потянулся к ее руке. Клара прогнала прочь грешные мысли. Она ведет себя глупо. Сейчас не время оставаться одной.

Она неохотно вложила свои пальцы в его ладонь, с удивлением отметив силу его хватки. Ей представлялось, что у этого фанфарона пальцы безвольные и холодные.

Он слегка потянул ее за руку, и Клара шагнула ближе. Действительно, в сероватой мгле уже почти ничего нельзя было различить. Как они доберутся домой?

– Если туман не рассеется…

– Думаю, станет теплее и он разойдется. Это явление характерно для холодной погоды. Сегодня рассвет был холоднее обычного, и это все объясняет.

– О, похоже, вы хорошо разбираетесь в этом вопросе.

– Поверьте, я способен поддержать разговор на самые разные темы, вероятно, это не укладывается в ваше представление обо мне?

Он шутит? Как странно. Прежде в этом человеке она не замечала ни малейшего намека на чувство юмора. Но ответить в тон ему Клара не могла. Вдовушка с куриными мозгами должна быть напрочь лишена чувства юмора.

Клара решила сделать вид, что поняла его слова буквально.

– О да. Я ничего не смыслю в погоде. Не знаю, почему идет дождь. Было бы гораздо приятнее, если бы все время светило солнце. За исключением, конечно, тех моментов, когда я выхожу без шляпки. В этом случае более подходящей была бы облачная погода, не так ли?

Вот так, это должно было убедить собеседника в полном отсутствии у нее мозгов.

Далтон вздохнул. Мадам снова ступила на тропинку алогичного, а следовать за ней по этой тропинке было выше его сил. Каждый раз, когда он думал, что, возможно, она могла бы ему понравиться, миссис Симпсон в очередной раз проявляла слабоумие.

Хорошо еще, что она не смеется. В противном случае он мог бы поддаться соблазну столкнуть ее с этого моста.

Густой туман настолько приглушил звуки большого города и голоса посетителей парка, что Далтону стало казаться, будто они одни в этом мире.

Но тут послышались чьи-то шаги, потом еще и еще. Миссис Симпсон вздрогнула и сжала пальцы Далтона.

– Джон? – Голос ее дрогнул.

– Да, – раздался хриплый голос.

Далтон расслабился. Но миссис Симпсон, подхватив его под руку, испуганно прижалась к его плечу.

– Это не Джон, – быстро прошептала она.

И прежде чем незнакомцы приблизились к ним, единственное, что успел сделать Далтон, – это заслонить ее своим телом.

Глава 11

– Нет! – Протестующий возглас Клары раздался слишком поздно. Этот болван отбросил ее за себя с такой силой, что теперь она ничего не видела. Или он сделал это намеренно? Если она не видит его, значит, незнакомцы не могут заметить ее.

Клара отчетливо слышала хриплое рычание и шум потасовки. Перила дрогнули, затем показалось, что вот-вот мостик рухнет. Проклятия и тупые звуки ударов по плоти доносились из полумрака, но голоса сэра Торогуда слышно не было. Раздался сильный всплеск, затем торопливые шаги – кто-то бежал по мосту. Кто-то очень крупный пробежал мимо Клары, едва не задев ее в клубящемся тумане. Темная фигура сразу же растворилась в серой мгле, и воцарилась тишина.

27
{"b":"4973","o":1}