1
2
3
...
16
17
18
...
63

Так мило начался вечер, обещавший быть по-настоящему волшебным.

– Вы просто сумасшедшая.

Алисия улыбнулась лорду Уиндему:

– Вы хотели, чтобы я была здесь. Я – здесь. – Она поправила его и без того отлично повязанный шейный платок так, чтобы все в холле заметили этот интимный жест. – Я найду вашего таинственного лорда. Но сначала я хочу немного повеселиться.

К ним подошел слуга.

– Милорд, миледи. – Он низко поклонился, не зная ничего о положении Алисии в обществе. – Извольте пожаловать за мной в ваши покои.

Алисия растерянно заморгала. Покои? Некоторое время спустя она уже стояла посреди спальни, оклеенной обоями цвета мяты и слоновой кости, глядя на гору доставленного багажа.

Она действительно делила покои.

С Уиндемом.

Глава 9

Алисия обернулась к лорду Уиндему, готовая протестовать. Он швырнул свой бювар на маленький женский секретер и посмотрел на нее, собираясь оправдываться. Очевидно, ему эта ситуация нравилась не больше, чем ей.

– А чего вы еще ожидали, леди Алисия? Очевидно, что список приглашенных дополнялся в последнюю минуту, дом забит гостями, и, как известно, мы с вами любовники, не так ли?

Алисия прикусила губу.

– Да, но…

– Мне казалось, будто вы собираетесь сбить спесь с вашей семейки. Разве не таков был ваш основной план?

Она сложила руки на груди и взглянула на него.

– Не мешайте мне, когда я пытаюсь приспособиться к чему-нибудь неожиданному. Это не поможет.

Не дожидаясь следующего неприятного, но правдивого замечания, Алисия посмотрела на гигантскую – единственную! – кровать. По крайней мере, здесь много места для двоих.

Она просто смешна. Она уже не юная девушка, и она не так уж избалована, ведь ей приходилось делить постель с сестрами.

Алисия глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Потом опустила руки и снова с улыбкой повернулась к Уиндему:

– Вот. Я уже справилась. Мы с вами можем делить постель.

Стентон поднял бровь:

– Какая вы неунывающая, миледи. Можно только восхищаться вашей… способностью приспосабливаться. Однако я намерен спать в кресле.

Леди Алисия огляделась.

– В каком кресле? – В комнате было всего одно необитое кресло, жесткое, с высокой спинкой, стоящее перед камином. – В этом? – Она с сомнением посмотрела на кресло. – Вы себе позвоночник в нем повредите.

Уиндем тоже не выглядел особенно довольным такой перспективой.

– Тем не менее, я буду спать здесь.

– Ну, хорошо. А теперь мне нужно переодеться для вечерних развлечений.

Тихо постучав в дверь спальни, вошел Гаррет, руки его были полны шляпных коробок и шкатулок с аксессуарами. Он весело посмотрел на них:

– Добрый день, милорд. Сюда собирался прийти Герберт, но я подумал, что миледи сначала потребуюсь я.

Уиндем вздохнул:

– Как я вижу, переодевание превращается в проблему.

– Я могу поискать ширму, милорд, – предложил Гаррет услужливо.

Алисия бросила на него предупреждающий взгляд:

– Это не понадобится, Гаррет.

– Простите, миледи, но его светлость прав. Нам не удастся избежать вашего переодевания несколько раз в день. – Выражение лица Гаррета было совершенно невинным, но в глазах сверкали отнюдь не невинные искорки.

Алисия и так уже чувствовала себя виноватой из-за того, что Уиндем собирается спать в кресле. Как же сможет она переодеться. В течение всей недели ей придется изгонять его и заставлять слоняться без дела.

– Хорошо, Гаррет, – сказала она. – Найдите самую большую ширму, если хотите.

Уиндем заметно просветлел лицом при таком изменении планов, так что Алисия решила быть любезной. Лорд Уиндем коротко поклонился.

– Тем временем я оставлю вас, чтобы вы могли поменять свой туалет. – Он быстро ушел.

– Ах, миледи! – Гаррет с улыбкой принялся за работу. – Слухи тут ходят самые невероятные. Нужно мне было намного раньше поступить в служанки к леди. Ну, я смогу сам приносить ваш завтрак по утрам, – сказал Гаррет. – Так что вам не придется впадать в панику при каждом стуке в дверь.

– Ну, слава Богу. – Она могла представить себе, как его светлость прыгает в постель всякий раз, когда кто-нибудь стучит в дверь.

Внезапно по затылку пробежала жаркая волна: она вообразила себе гибкую, стройную фигуру Стентона и то, как он бросается на нее. Алисия прижала прохладную руку к пылающей щеке, но Гаррет уже успел заметить, как она вспыхнула. Он наклонился к ней и шепнул на ухо:

– Ага, я так и знал.

Алисия прижала обе руки к щекам, но и это не помогло.

– Ах, зачем я его поцеловала?

– Что? – Гаррет отвел ее руки от лица и заглянул ей в глаза. – Вы его поцеловали? Почему я об этом ничего не знаю? Почему я должен все выуживать из вас? – Он заставил ее сесть с ним рядом на край кровати. – Разве я не ваша камеристка, не ваш личный слуга, не ваше доверенное лицо? Рассказывайте, рассказывайте.

Алисия вздохнула.

– Я поцеловала его сегодня утром. И не один раз… или, по крайней мере, это был очень долгий поцелуй. Ему это не очень понравилось. Во всяком случае, он не ответил на поцелуй. А просто стоял и… вроде как позволял целовать себя.

Гаррет прищурился:

– Позволял? И как долго, уточните.

Алисия задумалась.

– Шесть минут? Может, семь?

Слабая ухмылка осветила правильные черты Гаррета.

– Миледи, если мужчина принимает что-нибудь в течение семи минут без возражений, то можете поверить, что ему это понравилось. Он просто не хотел показать вам, насколько ему это понравилось.

Алисия скривила губы.

– Ну, он вряд ли смог бы скрыть это, правда?

Гаррет захлопал в ладоши.

– Все лучше и лучше! Как это было? Это было заметно по пропорциям его тела?

Алисия засмеялась и закрыла глаза, смущенная воспоминаниями.

– Пропорции королевские, сказала бы я, хотя у меня и маленький опыт в таких вопросах.

Гаррет, который знал все обо всем, презрительно фыркнул.

– Думаю, Алмонт едва ли мог бы сравниться с лордом Уиндемом!

Алисия отбросила воспоминания, вызванные словами Гаррета.

– Сейчас я и думать не могу об Алмонте. Что мне делать, разделяя комнату с Уиндемом?

– Спать с ним! Затащить его в эту неприлично большую постель и заставить желать никогда не покидать ее!

– Не говори глупостей, – возразила она.

– Тогда все в порядке. Выходите за него замуж и родите ему много здоровых, крепких сыновей. Я бы так и сделал, если бы мог. Этот мужчина – бог.

Бог. Неприлично большая кровать. Здоровые сыновья. Алисия глубоко вздохнула, успокаивая возбужденные нервы. Эта неделя и так обещает быть достаточно напряженной, без настойчивого сводничества Гаррета.

– Гаррет, вы уволены, – ровным голосом проговорила она.

Он ухмыльнулся ей:

– Вот и хорошо, тогда его светлость сам будет расстегивать пуговки.

– Ах! – Она опять вспыхнула. – Гаррет, вы снова наняты на работу.

Он похлопал ее по руке:

– Поверьте брату Гаррету, дорогая. Вы нравитесь его светлости, но он скрывает это изо всех сил. Ну, теперь я пойду разыскивать ванну. Вы ведь захотите смыть с себя дорожную грязь. – Он распахнул дверь, за которой стоял Уиндем, как раз собиравшийся постучать. Гаррет взмахнул ресницами в сторону Уиндема, потом через плечо ухмыльнулся Алисии.

– Помните, семь минут!

Гаррет пошел искать еще одну ширму. Дверь за ним закрылась, Алисия снова осталась наедине с Уиндемом.

– Ну, – весело сказала она, – видите, все складывается хорошо.

Он смотрел на нее, темные глаза его были непроницаемы.

– Семь минут чего?

Ах! Господи, Алисия пожелала Гаррету отправиться на самое дно ада. Она метнулась к гардеробу и вытащила первое попавшееся платье.

– Думаю, к ужину надену вот это. Как вы считаете?

– Думаю, вы будете слишком бросаться в глаза, ведь все остальные будут в вечерних туалетах.

Алисия посмотрела на туалет, который держала в руках, – он оказался темно-зеленым костюмом для верховой езды.

17
{"b":"4974","o":1}