ЛитМир - Электронная Библиотека

Фигура в дверном проеме была тонкой, просто темной лучинкой на светлом фоне.

Алисия?

Нет, Алисии с ним не было.

– Ублюдок! – зарычал Дейн.

Стентон осторожно расслабился на веревках, стараясь не выдать, что внутри его только что умерла надежда.

Химера явился.

Он с важным видом прошел в помещение, маленький человечек с ужасно изуродованным лицом, с глазами, в которых светился безумный огонь, такой тощий, что странно, как он еще жив.

Злодей прошел на середину постройки и оглядел всех по очереди.

– Посмотрите на себя – связанные и беспомощные. Вас четверых одолел всего один человек. – Он хохотнул, от безумного звука у Стентона на затылке волосы встали дыбом. – Могущественная «Королевская четверка», живая легенда, которую свалило немного опиума и дегтя. Вас не учили этому трюку в вашей шпионской школе?

Стентон вздернул подбородок:

– Что это за шпионская школа? И о какой «Королевской четверке» вы говорите?

Химера улыбнулся, и что-то противное стало сочиться из его шрамов. Господи, этот человек совсем с ума сошел, если так и не лечил эту инфекцию.

– Вы могли бы сыграть с Наполеоном в свою маленькую словесную игру, – сказал Химера. – Если бы я собирался позволить вам жить так долго. Хотелось бы мне взять вас с собой, потому что этот выскочка отважился сказать мне, будто я страдаю избытком воображения, – он уволил меня из-за вас! Меня!

– Или он, возможно, понял, что вы сумасшедший, – поддержал, разговор Рирдон. – Я сам слышал такое о вас.

Химера снова улыбнулся, похоже, даже довольный его словами.

– Я об этом думал. Но я не сумасшедший, видите ли. Янаконец свободен. Я больше не работаю на этого императора-плебея. Я, скажем так, теперь просто вольный охотник.

Стентон фыркнул:

– На принца-регента покушаются с тех пор, как ему исполнилось двенадцать. Он очень хорошо защищен.

Химера вытаращил глаза:

– Жирный Принни? Вы думаете, что я за ним охочусь? Вы меня разочаровали, Уиндем. Я считал вас более умным человеком. Конечно, это объясняет, почему мне удалось поймать вас в мою маленькую ловушку.

Он встал перед Стентоном и ласково похлопал его по сапогу. Стентон затих, выжидая момент, но Химера стоял так, что Стентон не мог пнуть его ногой.

– Знаете, – размышлял вслух Химера, – посылая ее к вам, я и не думал, что вы сделаете бедную девушку своей шлюхой, Уиндем. Предполагалось только, что она вызовет у вас интерес своей историей, потом отправится домой, где будет медленно умирать с голоду, но в безопасности. Вы вытащили ее на сцену, втянули ее в этот вертеп разврата, заставили лечь в вашу постель, выставили ее перед всем светом в этих непристойных платьях, которые приобрели для нее… и вам не стыдно, милорд?

Стентону стало даже тошно, настолько правдиво было это замечание. Наверное, если он выживет, то будет мучиться из-за своих дурных поступков. Однако сейчас его интересовал только один вопрос.

– Когда вы послали ее ко мне?

Химера кивнул.

– Я вербовал себе новых помощников за одной из самых отвратительных пивнушек Лондона, когда заметил ее, спрятавшуюся около уборной, она подслушивала. Я последовал за ней до ее дома, чтобы убить ее, – потому что я, видите ли, был в таком настроении – убивать…

Стентон постарался не показать, как он потрясен. Как близко от смерти была Алисия в ту ночь!

– Потом я передумал и использовал ее. В конце концов, почти так же, как и вы. Разве не интересно, Уиндем, что мы оба использовали ее, но вы ранили ее сильнее? – Он любовно провел кончиками пальцев по своим шрамам на лице. – Ну, и кто же чудовище, как вы думаете?

Еще одна порция убийственной правды. Стентон собирался потом, позже, чувствовать себя очень, очень плохо за то, что сделал с Алисией.

Позже.

– И вы соблазнили ее. Она полюбила вас, когда вы все снова и снова забрасывали ее, как хорошенького маленького червячка, на своем крючке, чтобы поймать меня. – Он недоверчиво покачал головой. – Вы, англичане, так сентиментальны, а ваши женщины странно эмоциональны. – Он прижал руки к сердцу. – «Ах, мой дорогой, – произнес он высоким, дрожащим голосом, очень похоже передразнивая Милли, компаньонку Алисии, – вы действительно думаете, что моя госпожа должна сама рассказать эту историю лорду Уиндему? Он такой мрачный, молчаливый тип!»

Правда жестоко поразила Стентона, и он заметил, что Рирдон тоже вздрогнул. Характерный голос, который Алисия слышала за пабом, тоже был не голосом Химеры, он был искусным подражанием голосу одного из ближайших друзей принца-регента. Они забыли о чем-то очень, очень важном, когда упустили из виду способность Химеры маскироваться, – этот человек был прирожденным имитатором. Из-за их тупости игра затянулась дольше, чем могла бы, и причинила Алисии слишком много боли.

Потом.

Сейчас им необходимо схватить – а еще лучше поколотить – этого истекающего гноем сумасшедшего.

– Я отправил письмо своей любимой дочери, Джулии, прося ее и трех ее подружек не уезжать. Я хочу, чтобы они сидели в первом ряду, наслаждаясь огнем, в котором вы все будете гореть. Разве это не поразит их потом, когда они будут выгребать ваши обугленные, кости из золы? – Химера весело ухмыльнулся и вышел из постройки. У двери он обернулся: – Я собирался перерезать вам глотки, пока вы спали, но потом решил оставить это на потом, когда вы проснетесь. Я не сознавал, что моя маленькая дымовая бомба лишит вас голосов настолько, что ни одна собака за дверью не услышит вас. Мне теперь больше нравится другая идея: вы горите заживо и вопите, не издавая ни звука. – Его лицо со шрамами напоминало в тени помещения маску смерти. – А потом я покончу с вашим драгоценным изобретателем взрывчатых веществ и вооружения, уважаемым мистером Форсайтом. Наполеон давно хотел заполучить его и вознаградит меня достойно, но ваш сумасшедший гений никогда не покидал свою проклятую башню… до сих пор.

Он ушел, приветливо помахав на прощание. Они услышали лязг железа, когда Химера снова запер их на замок.

Дейн хрипло и долго ругался. Марк покачал головой:

– Мы должны были это предвидеть, полагаю, хотя я и не знал, что за Форсайтом охотятся.

Стентон кивнул, от сожаления и злости ему стало еще холоднее.

– Знал тот, кто был Соколом дольше, чем я… но Форсайт находился в Тауэре. Казалось, волноваться нет причины.

– До сих пор не было – сказал Рирдон. – Вы думаете, Форсайта смогут заставить работать на Наполеона?

Стентон пожал плечами:

– Думаю, Форсайт скорее умрет, чем согласится. Разве что Наполеон предложит ему решить какую-нибудь неразрешимую задачу. Политика Форсайта не очень интересует.

И тут еще что-то из сказанного Химерой вспомнилось Стентону.

Джулия и «ее три подружки».

Алисия взяла у Джулии записку Химеры и в ужасе взглянула на нее.

– От нас просто ждут, что мы будем сидеть, как манекены в витрине, пока он будет делать что-то ужасное с нашими мужчинами?

– За столом принца, все время на виду у всех. Мы все четверо, – а это значит, что ему неизвестно, вернулись ли вы.

– Ну, я не буду этого делать. Я люблю Уиндема… Но я не работаю на ваших «Четырех всадников». И не собираюсь участвовать в развлечении, это будет похоже на издевательство теперь, когда Уиндем в опасности…

Джулия крепко взяла ее за руку:

– Алисия, посмотрите на меня. Если мы его не послушаем, он убьет их всех. Я его знаю.

Алисия взглянула на Джулию, все эмоции были написаны на ее лице.

– Джулия, он намерен убить их в любом случае.

Джулия отвела взгляд.

– Я знаю. – Потом она опять посмотрела на нее. – Но пока он считает, будто мы будем вести себя как послушные куколки, мы сможем найти какой-нибудь выход…

Слуга постучался и отворил дверь.

– Миледи, вас хочет видеть миледи Альберта Лоуренс.

Алисия подняла глаза и с удивлением увидела Альберту, поспешно входящую в комнату. Только Алисия поднялась с места, как Альберта бросилась, заливаясь слезами, в объятия сестры, едва не упав вместе с ней на диван.

56
{"b":"4974","o":1}