ЛитМир - Электронная Библиотека

– Входите. Чай уже ждет вас.

Сказав это, леди Браунли повернулась к мужу и взяла его под локоть. Свободной рукой тот держался за трость. Неужели ему нужна одновременно поддержка матери и трость, чтобы сохранить равновесие? Джулиана сомневалась, что ее хрупкая мать сможет удержать дородного лорда Браунли.

И снова Джулиана почувствовала, как в душе шевельнулась радость. Она вовремя вернулась домой. Если ее отец угасает, то он делает это так медленно, что у нее в запасе есть еще несколько дней, а может, недель или месяцев, чтобы побыть с ним, прежде чем что-нибудь случится.

Она протянула руку, чтобы похлопать его по плечу, но не успела. Отец протянул трость матери, и та заковыляла, опираясь на нее, прижавшись к высокой фигуре отца. Так они и проследовали бок о бок к входу в холл Харбрука и дальше.

Джулиане не оставалось ничего другого, как смотреть на них в немом изумлении.

Два дня спустя Джулиана вошла в маленькую столовую, где отец, проведший почти всю ночь за игрой в карты со своим соседом – лордом Бустоном, теперь читал газету, наслаждаясь завтраком из яичницы и булочек. Мать ограничилась чаем и хрустящим поджаренным хлебом. Трость стояла возле нее. При виде этой картины Джулиану вновь охватила тревога, не покидавшая ее с тех пор, как она приехала домой.

Именно мать, а не отец, казалась больной и угасающей. В то время как отец, по ее мнению, выглядел вполне неплохо для больного человека. По правде говоря, он представлял собой образец здоровья. Да, он набрал несколько лишних фунтов и стал еще полнее, чем до ее отъезда, но многие мужчины поправляются в его возрасте. Одно это не могло служить поводом для беспокойства.

Почему же Айан был так встревожен?

Подозрение шевельнулось в ее душе. Неужели папа уговорил Айана солгать ей, чтобы она вернулась домой, где они стали бы совместными усилиями контролировать каждый ее шаг? Мог ли тот Айан, которого она узнала за время путешествия из Индии, предать ее таким вот образом? Джулиана закрыла глаза. Она отказывалась верить, что он лгал ей, в то время как его действия свидетельствовали об искренней дружбе, а глаза светились преданностью. Но такую возможность нельзя упускать из виду. Эта мысль причинила ей почти физическую боль.

Папа запихнул в рот булочку, отхлебнул чаю и поднялся.

– Я должен идти. Я обещал его преподобию Коллинзу заехать к нему, чтобы обсудить ремонт церкви.

Джулиана с подозрением посмотрела на него:

– Зачем? Ведь не ты следишь за ремонтом. Лорду Чатфилду оказана такая честь. Это его забота.

– Всем известно, что лорд Чатфилд не представляет, как сложить два камня вместе. К тому же мы с Коллинзом собирались немного поохотиться.

Поохотиться? Человек, у которого предположительно больное сердце, чувствует себя настолько хорошо, что собирается охотиться?

– Охотиться?.. – с содроганием произнесла мама и нахмурилась. – Ты не забыл об утренней прогулке?

– Что? – Он снова глотнул чаю. – Нет, не забыл, будь проклят этот чертов докторишка. Я уверен, что, в конце концов, простужусь из-за этой глупой затеи.

Мать расстроено вздохнула:

– Джеймс, разве тебе не стало лучше за три месяца ежедневных прогулок?

Отец открыл рот, чтобы ответить, но мельком взглянул на Джулиану и осекся.

От того, как он виновато замолчал, Джулиана еще больше уверилась в том, что отец не так уж нездоров. А был ли он вообще болен?

Подозрение, которое терзало ее со дня приезда, пусти-то корни в ее душе и начало расти.

Лорд Браунли откашлялся.

– Было приятно гулять в сентябре, когда пригревало солнышко. Но сейчас, – он поежился, – воздух слишком промозглый, ведь уже зима на носу. Думаю, ни один человек в здравом уме не будет слоняться по округе, когда валит снег. Лично я не собираюсь этого делать. С самого начала было ясно, что доктор Хэни может ошибаться. Ведь он просто самонадеянный мальчишка.

– Так тебе лучше? – спросила Джулиана, сверля его пронзительным взглядом.

И снова он замешкался, прежде чем ответить:

– В некоторой степени. Хотя твоя, мать, Айан и, осмелюсь сказать, даже я сам одно время боялись, что произойдет непоправимое, но мне стало лучше.

– Это от твоих-то немногочисленных прогулок? – В голосе Джулианы ясно читалось недоверие.

– Нет-нет! – с жаром сказал он. – Прогулки – это же для нянек с детьми, а?

Джулиана оставила эту шутку без ответа.

– Он стал пить меньше бренди, – нарушила тишину мать. – И есть меньше жирной пищи. Больше рыбы и меньше баранины – вот полезный рацион для любого человека, как считает доктор Хэни.

Извинения и недомолвки – вот и все, что она слышала. И тот факт, что Айан почти сразу же улизнул, после того как доставил ее в Харбрук, под крылышко к отцу, только усиливал ее опасения.

– Да уж, – только и пробормотала она, по-прежнему внимательно глядя на лорда Браунли.

Словно угадав ход ее мыслей, тот направился к двери.

– Ну, мне пора. Я не могу заставлять его преподобие Коллинза ждать.

Нет, что-то тут явно не так. Теперь Джулиана была в этом почти уверена.

– Охота отнимает много сил. Не слишком ли это рискованно в твоем состоянии?

– Что ты хочешь этим сказать? – рявкнул он, резко оборачиваясь.

Итак, он собирается обижаться. А когда лорд Браунли обижается, он становится грозой для всей семьи. Если она хочет подтвердить свои подозрения, то лучше оставить отца в покое.

Джулиана осторожно взглянула на него поверх стола. Если отец вытянул из жены сведения о том, как поживает его дочь в далекой Индии, то почему бы ей не ответить ему тем же и не попытаться получить нужную информацию от матери?

– Ничего я не хочу сказать, – непринужденно солгала она и улыбнулась. – Я плохо выспалась. Ну, ты же понимаешь.

В грозном взгляде отца читалось сомнение. «Боже, теперь мы оба не доверяем друг другу».

– Тогда иди и отдохни, – грубо велел он и вышел. Как только он покинул дом, Джулиана повернулась к матери, которая как раз пыталась встать. Обычно Джулиана избегала столкновений с отцом. Но сейчас, когда на карту поставлено ее будущее, ей необходимо получить ответы на свои вопросы.

– Мама, сядь. Не суетись. Может, поговорим?

Мать медленно кивнула, пристально глядя на свои руки, которые она скрестила перед собой на столе.

– Джулиана, не надо ссориться с отцом.

– Это может плохо отразиться на его здоровье? – Та устало вздохнула.

– Вообще-то сейчас меня больше заботит мир в семье, но возможно и такое.

– А как твое здоровье? – мягко поинтересовалась дочь. Взгляд леди Браунли взметнулся вверх. Она протянула костлявую руку и сжала пальцы Джулианы.

– О, ты не должна волноваться, моя милая. Со мной все в порядке. Я же тебе говорила, что просто споткнулась на ступеньках, упала и повредила лодыжку. Я пролежала в постели дольше необходимого и теперь набираюсь сил. Тебе совершенно не о чем тревожиться.

Джулиана надеялась, что так оно и есть.

– Я рада слышать, что ты поправляешься. Я чувствую себя ужасно при мысли о том, что вам обоим нездоровится, – сказала она. – Но теперь я хотя бы знаю, что тебя беспокоит. А что с папой? Насколько серьезна его болезнь? Айан говорил, это связано с сердцем.

– Доктор Хэни опасается, что это такт, – пробормотала она.

– Ужас! Ты тоже так думаешь? Мать пожала плечами:

– Джулиана, я же не врач.

– Да, конечно, мама. Я просто переживаю за него. Папа действительно болен?

– Сейчас ему уже лучше, но раньше его мучили слабость и головокружения.

Джулиана нахмурилась:

– Может, он простудился?

– О нет, – заверила ее мать. – Отец хворал несколько месяцев. Простуда не длится так долго.

– Значит, вы полагали, что его дела плохи? Что болезнь может угрожать его жизни?

Леди Браунли пожала плечами, внезапно заинтересовавшись недоеденным ломтиком хлеба на тарелке.

– Мы не были в этом уверены. В таких случаях не знаешь, что и думать, и ничего нельзя предугадать.

21
{"b":"4977","o":1}