ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тогда я без опаски могу высказать мое, – сказала мать Айана.

Улыбка исчезла с ее лица. Она сдвинула брови, отчего две морщинки на переносице стали глубже. И снова Джулиану пронзила мысль, что перед ней сидит женщина, которая изведала в жизни все радости и печали.

– Айан хороший человек. – Она улыбнулась и умолкла, словно подбирая точные слова. – Я слышала, что дети наследуют черты обоих родителей. Уверена, ты прекрасно знаешь, что мы с отцом Айана вот уже несколько лет… не ладим друг с другом, поэтому я никогда не хотела, чтобы Айан обладал какими-нибудь чертами характера своего отца. Но он унаследовал гордость Натаниела. Однако я тешу себя мыслью, что от меня ему достались ум и терпение.

Эмили грустно улыбнулась. Джулиана не имела ни малейшего понятия, что сказать.

– Но мы оба, – продолжила женщина, – одарили его качествами, которые делают его лучше любого из нас двоих. От отца ему достались смекалка и сила убеждения. То и другое делает Натаниела ловким дельцом и законченным негодяем.

От изумления Джулиана округлила глаза. Женщина говорила о состоянии своего брака так откровенно… и с таким безразличием. В то время как грусть на ее личике феи рассказывала совершенно другую историю, чем голос и слова.

– Я шокировала тебя. Извини, но выслушай меня. – Увидев, что Джулиана кивнула, Эмили продолжила: – Айан взял только хорошие качества отца, и их уравновешивает сердце, которое он унаследовал от меня. Если мой сын говорит, что любит тебя, то это действительно так.

Джулиана откинулась на спинку дивана и сглотнула. Временами она верила в это и даже страстно желала. А в остальное время она не понимала, как мужчина, который любит ее, может оспаривать ее независимость, без которой она задыхалась.

Чувствуя замешательство, Джулиана не знала, что ответить Эмили. Возможно, женщина не до конца понимала властную натуру Айана.

Или она сама полностью ошибается насчет него?

Нет. Стоит только вспомнить о многочисленных попытках Айана помешать ее браку с Джеффри. Правильный или нет, но это был ее выбор. Но, даже признав это, он по-прежнему пытался вмешиваться в ее жизнь. Или он действительно изменился за эти пять лет?

Эмили снова отпила чаю и аккуратно поставила чашку на место.

– Знаю, Айан может быть тираном. Но только когда у него есть на это причины.

Выгнув бровь, Джулиана изучающе посмотрела на свою гостью. Эмили верила в то, о чем говорила. И вправду, материнская любовь слепа.

– Вы предлагаете простое решение сложного вопроса, – сказала Джулиана. – Иногда я боюсь, что прошлое имеет слишком большое значение. Слишком много было лжи и слишком мало доверия. Мой отец был, бы рад, если бы моей жизнью управлял «сильный» муж со дня свадьбы до самой смерти. Он выбрал Айана для этой цели, и я догадываюсь почему. Они два сапога пара в своем стремлении повелевать. Я дочь своего отца, поэтому я не могла препятствовать этому, будучи ребенком. Но теперь я вдова. Уверяю вас, я не хочу потерять свою независимость, вступая в брак с мужчиной, который ужасно напоминает моего отца.

Эмили весело рассмеялась и потрепала ее по руке:

– Дорогая, Айан не собирается контролировать тебя. Его суровость – порождение страха.

Джулиана совершенно запуталась. Одно из двух: либо эта женщина сама не понимает, что говорит, либо обладает просто выдающимся умом.

– Страха?

– Конечно. Страха, что ты не дашь ему возможность завоевать твою любовь.

– Я не раз давала ему такую возможность. И даже слишком часто.

– И ты по-прежнему ничего не чувствуешь?

«Если бы», – подумала она, закрыв глаза и моля Бога, чтобы он дал ей сил.

– К несчастью вашего сына, мое детское доверие и обожание уступили место реальности взрослой жизни, в которой он лгал, чтобы помешать моему браку. – Она умолкла, увидев несколько осуждающее выражение на лице Эмили. – Я признаю, что с тех пор он многое сделал для меня, и пытаюсь возродить доверие к нему. Я размышляю над его предложением. Но он почти постоянно приводит меня в ярость и изводит своими попытками затащить к алтарю.

– Это страх, – сказала Эмили, словно это было очевидно. – Он еще не открыл тайну, которой издревле владеют женщины, что мух легче ловить на мед, чем на уксус.

Это совсем сбило Джулиану с толку. Она покосилась на Эмили, словно та совсем лишилась рассудка.

– Простите, что?

И снова Эмили рассмеялась:

– Полагаю, он так боится потерять тебя, что простые ухаживания и обычная учтивость не приходят ему на ум. В своем страхе он реагирует как настоящий мужчина: требует и вступает в сговор. Но в душе он просто хочет любить тебя и добиться ответной любви.

Правда ли это? Неужели поведение Айана объясняется так просто?

– Подумай об этом, моя дорогая, – сказала Эмили. – Если ты пожелаешь стать членом нашей семьи, то я с радостью приму тебя.

И прежде чем девушка успела спросить ее о чем-либо, мать Айана ушла. Но ее слова целый день не выходили у Джулианы из головы.

Но на этом странности не закончились. Не прошло и получаса после визита Эмили, как дворецкий вошел в комнату, где Джулиана сидела, уставившись на пылающий огонь в камине и пытаясь понять истинные мотивы поведения Айана, и возвестил о прибытии Байрона.

На этот раз он явился без подарка, что было несколько странно. Однако она с нетерпением ждала возможности поболтать с ним, а не его подарка, так что отсутствие такового ее не расстроило.

– Лорд Карлтон, как я рада видеть вас! – поприветствовала она его.

Он посмотрел вниз на свои ботинки. Джулиана затаила дыхание.

По правде, леди Арчер думала, что он преодолел свою стеснительность перед ней, но его поза говорила, что она ошибалась.

– Я… я ненадолго. Я не хочу, то есть не стану вам долго докучать.

Джулиана, нахмурившись, посмотрела на своего застенчивого ухажера.

– Вы вовсе мне не докучаете. Присядьте и…

– Нет. – Байрон покачал головой. – Нет-нет. Я просто пришел извиниться.

Уже во второй раз за сегодняшний день она чувствовала, что упустила что-то важное. Это ощущение не только приводило в замешательство, но и чертовски расстраивало ее.

– Вам не за что извиняться, – сказала она. – Вы никоим образом меня не обидели, уверяю вас.

Байрон поднял на нее взгляд и снова опустил глаза.

– Б-благодарю вас за вашу доброту. Клянусь, я не хотел мешать Айану ухаживать за вами.

Да уж, она не просто упустила что-то важное. Должно быть, из ее памяти ускользнул целый день, потому что она не могла понять, о чем толкует Байрон.

– Мешать? Господи, почему вы…

– Айан рассказал мне, что вы пообещали ответить на его предложение выйти замуж, когда наступит Рождество. Для меня большая честь ухаживать за вами, но…

От ее хорошего настроения не осталось и следа.

– Айан рассказал вам об этом обещании?

Байрон поднял голову и устремил на нее неуверенный взгляд.

– Он просто попросил меня, как мужчина мужчину, избавить вас на несколько недель от моего общества, чтобы вы могли выполнить данное обещание и чтобы у него был шанс завоевать вас. Я согласился, поскольку это было бы справедливо.

Справедливо? Где это написано, что у нее не должно быть других поклонников, пока она не даст Айану окончательный ответ на Рождество? Нигде, кроме извращенного сознания Айана. И Байрон подумал, что он мешает? Если кто и мешает ей, так это ее хитроумный сосед.

– Кажется, вы разозлились. О… о нет. О Боже. Я сказал что-то не то, – сокрушался он.

Подавив вздох разочарования, Джулиана старалась не смотреть на Байрона. Неудивительно, что этот предатель Айан так легко уговорил его отказаться от своих намерений. Его велеречивый дар убеждения был своего рода искусством. У лорда Карлтона не было никаких шансов.

– Я посчитал возможным ухаживать за вами только потому, что Айан, как он сам мне сказал, был уверен, что вы ему откажете. – Плечи Байрона поникли. – Но Айан совершенно прав: было бы нечестно украсть у него последний шанс завоевать вас, пока вы не приняли определенного решения. Если… если вы действительно думаете над этим.

42
{"b":"4977","o":1}