ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, они всех отправили в Дублин?

Старик молчал.

– Всех, кроме мистера Флинна, – наконец пробормотал он.

Удивление, надежда, радость мелькнули в ее глазах, сменяя друг друга.

– Флинн остался здесь? Как? Почему?

– Так приказал милорд.

Кайрен позволил Флинну остаться? Мэв верила преданному слуге, Патрик никогда бы не стал лгать. Ее брат остался в замке и будет жить!

Почему Кайрен это сделал? Зачем он рискует, пряча здесь Флинна?

Она знала единственное объяснение: он выполнил ее просьбу.

Мэв улыбнулась. Сердце ее обрело крылья. Ее непредсказуемый муж опять проявил неожиданную доброту. Святая Дева Мария!

– Я не могу пустить тебя вниз, девушка. Мне не дозволено, – проворчал старик.

– Конечно, я понимаю, – улыбнулась Мэв. – И спасибо тебе.

Под монотонный шум дождя она снова побежала в башню, надеясь отыскать Кайрена.

Но в главном зале она увидела лишь Эрика, составляющего послание. При ее появлении он поднял глаза и улыбнулся.

– Приветствую вас, милорд, – нетерпеливо произнесла она.

– Приветствую вас, миледи, – кивнул Эрик, поднимаясь. – Вы промокли.

Мэв оглядела зал и снова перевела взгляд на лорда Белфорда.

– Да. Милорд, вы не видели моего мужа?

– Миледи... – Он замолчал и шутливо нахмурился. – В общем-то у нас обоих есть имена. Может, воспользуемся ими вместо глупой формальности?

Мэв никогда не причисляла себя к чопорным особам, кроме того, Эрик ей нравился. Да, он был англичанином, влиятельным человеком и доверенным лицом короля Генриха, но ей нравился он сам, его сдержанный юмор, его честность.

– Да... Эрик, – сказала она.

– Спасибо, Мэв. А теперь разрешите спросить, что вы ищете, вбежав сюда с дождя и с такой скоростью?

– Я ищу своего мужа. Вы не знаете, где он?

– Видимо, у себя в комнате. Думаю, он тоже занят письмами, как и я.

– Благодарю. И простите меня за вторжение.

– Я пишу своей любимой жене. Вы должны в скором времени познакомиться с Гвинет. – Он снова улыбнулся. – Полагаю, Кайрена очень порадует ваш приход.

Эрик сел и снова сосредоточил внимание на пергаменте. Бросив на него любопытный взгляд, Мэв направилась к лестнице и через минуту уже стояла перед дверью в комнату Кайрена. Она собралась постучать и увидела, как дрожит ее рука. Захочет ли он с ней разговаривать? Ведь столько недель она не предлагала ему ничего, кроме оскорблений. И все же он выполнил ее желание, оставив тут Флинна, причем с большой опасностью для себя. Только воин, которого интересуют ее чувства, мог пойти на такой риск.

Мэв говорила себе, что он верен королю и Англии, что он приехал в Лэнгмор и женился на ней, чтобы покорить ее семью, ее людей.

Впервые он завладел ее вниманием, когда утешил Фиону, а после этого помог ей с родами Джейн, но она знала, что он как был, так и остался англичанином. И все же Кайрен доказал, что может сочувствовать людям, пусть даже тот, кому больно, ирландец. Для него это не имеет значения. Да, но почему он не мог помешать казни Квейда...

Не постучав в дверь, Мэв опустила руку и тяжело вздохнула.

Правда, Кайрен сказал, что это было не в его силах. А поскольку Мэв известно, что собой представляют епископ Элмонд, лорд Батлер и другие, она не сомневалась в их желании без промедления отправить в ад Квейда и других повстанцев. Один голос действительно не мог ничего изменить.

К тому же Килдэр извинился за то, что взял ее в постели, не сказав правду, целый месяц терпел ее молчание, а потом с опасностью для себя защитил Флинна, которого не любил. Если бы он в самом деле был кровожадным, то выдал бы ее брата лордам в Пейле... или сам убил бы его.

Нет, ее муж не только английский воин, стремящийся к битвам. Он добрый и заботливый, временами нежный, временами яростный, но всегда любимый.

Любимый? Она любит его?

Правда обрушилась на нее, словно молот на наковальню.

Но другой причины, отчего ей не удается выбросить его из своего сердца, отчего ее будто поднимает в воздух при мысли о его улыбке, Мэв найти не могла. Именно поэтому она страдает, когда его нет несколько дней и недель, поэтому все ее существо наполняется радостью, когда он подходит к ней.

Все это может означать лишь одно: она его любит. Мэв снова подняла дрожащую руку и постучала. Молчание длилось секунду, и она издала лихорадочный вздох.

– Входи! – крикнул он.

Проглотив комок в горле, Мэв распахнула дверь. Пламя горящего очага золотыми сполохами освещало комнату, знакомые каменные стены, полог над его кроватью и голую спину мужа, склонившегося над пергаментом.

– Кайрен?

Услышав свое имя из уст жены, Килдэр вздрогнул и тут же поднялся ей навстречу.

– Мэв! – Он был удивлен. – Как ты себя чувствуешь? Твои сестры говорят, что тебе нездоровится.

Ребенок. Она должна рассказать ему. И непременно расскажет, только сначала поблагодарит его за Флинна.

– Как вы можете видеть, я стою вполне живая.

– У тебя все в порядке? Должно быть, ты ходила под дождем.

– Да, но я пришла не для того, чтобы говорить об этом. Кайрен опять сел.

– Мэв...

– Позвольте мне сказать, – прервала она. – Я знаю, что вы сделали для Флинна.

На его лице мелькнуло удивление, сине-зеленые глаза сверкнули. Кайрен снова поднялся. Теперь она видела его профиль, так как он смотрел на огонь.

– Я...

– Я только хочу поблагодарить вас. – Подойдя к нему, Мэв положила ладонь на его руку. – Вы исполнили мое желание с большим риском для себя.

– Я не хотел причинять тебе новую боль, – после недолгого колебания ответил он.

Да, ей хотелось спасти Флинна и всю семью, но что-то заставило ее спросить:

– А если лорды в Пейле или король Генрих узнают, что мой брат жив? Они не обвинят вас в излишней мягкости? Или даже в измене?

Вместо ответа Кайрен небрежно повел плечом, но Мэв ощутила, как его рука напряглась. Открыв рот, она с удивлением смотрела на мужа. Неужели он рисковал жизнью только ради того, чтобы пощадить ее чувства?

Волна тревоги, радости и любви согрела ее сердце.

– О, Кайрен! – прошептала она.

Встав на цыпочки, Мэв обняла его за шею, а он медленно положил ей руки на плечи, на ее мокрое платье. И все. Потом зарылся лицом ей в волосы и прижал к себе.

Так, сердцем к сердцу, они простояли несколько долгих мгновений. Для выражения чувств не нужны были слова. Наконец Кайрен выпрямился и отвел ее руки. Мэв не хотела его отпускать. Заглянув в его глаза, она снова потянулась к мужу и поцеловала его в губы.

Он замер в нерешительности. Время, казалось, тоже остановилось. Она ждала его реакции. Со страхом. Может, он заботился о ней, но отказывался принимать ирландку в свое сердце? Хочет ли он любить, как хотела она? Способен ли вообще на любовь?

Судорожно вздохнув, Килдэр обнял ее за талию, его руки скользнули по ее спине, а губы прижались к ее рту. Мэв с готовностью подалась ему навстречу, и вся их нежность вылилась в бесконечный поцелуй.

– Мэв, – прошептал он. – Я так скучал по тебе. Новая волна чувств омыла ее сердце. Никогда еще она так не любила. Она должна была выйти за Квейда, потому что этого хотели ее родители и Флинн. Человек вроде него дал бы ей жизнь без гнева и треволнений.

Кайрен вознес ее сердце к звездам. При всем их различии и колкостях он заставил ее понять радость связи между супругами, чувство единения в его объятиях.

Страстно желая ощутить его, она погладила широкую спину Кайрена, придя в восторг от твердости мужского тела с бархатистой кожей. Погладила еще раз, и он ответил ей долгим взглядом, словно не хотел ничего другого, кроме как всю ночь любоваться ее красотой.

В следующий момент его губы обласкали ее шею, потом ключицы, спустились к вырезу платья, чтобы неспешно испробовать нежную кожу. Ее груди под тканью напряглись, моля его о прикосновении.

– Милая Мэв, – снова прошептал он, прежде чем его рот утонул в ложбинке между грудями.

Она сгорала от нетерпения почувствовать его везде, окончательно признать, что они навсегда стали мужем и женой.

46
{"b":"4978","o":1}