ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он этого не сделал, – отрезала сестра. – Он не отправил Флинна к лордам в Пейл, хотя такой поступок мог принести ему больше власти и уважения.

– Нет, но...

– Я думаю, сестра, что, услышав о его сделке, ты испугалась, как бы человек, которого ты любишь, не покинул тебя навеки прежде, чем ты сама его прогонишь. Ты думала, что таким путем избежишь боли?

Мэв хранила молчание. Неужели она сделала то, в чем Джейн ее обвиняет? Ее снова охватило отчаяние, а потом гнев.

– Почему он уехал? – закричала она. – Совсем не потому, что я ему приказала. Он никогда меня не слушал.

– Возможно, он следовал твоей воле. Я думаю, он тобой интересовался, Мэв, он не хотел твоего презрения и беспокойства. Кайрен уехал, чтобы не расстраивать тебя.

– Почему ты его защищаешь? Он же англичанин и явился сюда, чтобы покорить нас, сделать английскими рабами.

– Если бы это было правдой, он бы давно убил многих из нас или превратил в слуг, отправил бы в тюрьму или уморил голодом. Вместо этого Килдэр заботился о Лэнгморе, заботился о тебе, помогал при рождении маленького Джеральта, спас жизнь Флинну. Его сделка с королем произошла задолго до того, как он встретил тебя.

Все, о чем говорила сестра, соответствовало действительности, но у Мэв что-то внутри продолжало сопротивляться.

– Но он скрыл от меня свою гнусную сделку!

– Ну скажи он тебе, и что бы это изменило? – Джейн ласково погладила ее по плечу. – Разве ты могла бы ему вечно противиться? Нет. Ты бы все равно любила его, опасаясь, что он скоро тебя покинет.

Мэв закрыла глаза. Это ужасно, но Джейн опять права. У ее старшей сестры не было причин действовать заодно с англичанином. Может, Джейн видела то, чего не видела она сама?

– Я не знаю, что делать, – прошептала Мэв, чувствуя, как глаза щиплет от слез.

– Это придет к тебе, милая сестра. Просто слушай, что говорит твое сердце.

Глава 17

Апрель сменился маем, а тот, в свою очередь, июнем. В первых числах месяца Кайрен сидел за кружкой эля, пытаясь не вспоминать, что минуло сорок восемь дней с тех пор, как он в последний раз держал в объятиях Мэв, видел ее улыбку.

– Эверил, любовь моя, – уговаривал Дрейк беременную жену, держа на руках двухлетнюю Нессу. – Ты не можешь целый день скакать верхом, навещая с Гвинет сельских жителей. Ты сейчас такая хрупкая...

– Она перенесла уже две беременности, дурак ты этакий, – фыркнула Гвинет, спускаясь в зал. – Я за ней пригляжу. Твоя ваза не разобьется.

Женщины обменялись снисходительными взглядами.

– А почему я должен тебе верить? – притворно возмутился Дрейк. – Ты всегда сбиваешь мою жену с пути истинного, ты, крикливая английская девица.

Гвинет лишь рассмеялась.

– Мне нравится это качество в моей жене, – отозвался Эрик.

Он шел по лестнице, гордо неся сверток с дочерью.

– Кстати, – с улыбкой промурлыкала Эверил мужу, – это ты постоянно сбиваешь меня с пути. В доказательство я скоро буду иметь третьего ребенка.

Последовал дружный взрыв смеха. Дрейк поцеловал дочь, которая просилась на пол, и отнес ее в сад к трехлетнему брату. Глядя на его счастливую улыбку, Кайрен вспомнил, как всего несколько лет назад опасался, что никогда больше не увидит своего шотландского друга улыбающимся.

– И я благодарю Господа, что ты позволяешь мне часто сбивать тебя с пути. – Дрейк нежно погладил жену по плечу.

Все опять засмеялись. Кайрен хотел было сделать основательный глоток и выругался, обнаружив, что кружка пуста.

Ему следовало бы радоваться за них. Его лучшие друзья, братья его сердца, нашли счастье в жизни и браке, это очевидно. Но душу грызла ревность. Да, он желал им благополучия, желал видеть их лица счастливыми. И, помоги ему Бог, он хотел того же с Мэв. Пусть его мечты глупы и невыполнимы, он не мог от них отделаться.

– Что скажешь ты, Кайрен? – окликнул его Дрейк. – Разве не своенравие – Гвинет сбивает Эверил с пути?

Кайрен попытался выдавить из себя улыбку.

– Не упрекай Гвинет за свои грехи.

– Ага! – торжествующе воскликнула та. – Кайрен видит правду.

– Ты подаешь моей любимой жене такие бунтарские идеи, – простонал Дрейк.

– А откуда ты знаешь, какие идеи принадлежат ей? – Эверил с дерзкой улыбкой посмотрела на мужа, и Эрик хлопнул его по спине.

– Тут она побила тебя, мой друг. Бедняжка Эверил замужем за тобой всего четыре года, и, без сомнения, это твоя вина, что ты оказываешь на нее подобное влияние.

– Я?! – Дрейк с притворным изумлением ударил себя в грудь. – Мои помыслы невинны и чисты.

Общий смех.

– Теперь мы все убедились в твоей способности ко лжи, – ответила Эверил. – Поднимись в часовню, дорогой. Такая лживость вопиет о покаянии!

– Тебе следует быть на моей стороне, любимая, – прошептал Дрейк.

– На стороне возмутительного лжеца? Никогда! Эверил хихикнула, а муж обнял ее и поцеловал в губы.

Стоявшие рядом Эрик и Гвинет обменялись нежными взглядами.

Кайрен отвернулся, понимая, что не может этого вынести. Их счастье манило его как приз, до которого он был не в состоянии дотянуться.

Он вскочил со скамьи, издавшей громкий скрип, и, прижав к бокам стиснутые кулаки, вышел из зала.

– Бедный Кайрен... – услышал он слова Эверил. Ему хотелось побыстрее оказаться вне досягаемости их сочувственных разговоров.

Когда он наконец поднял глаза, то, к своему удивлению, обнаружил, что находится в часовне. Обычно дом Господа мало его привлекал. Битвы и войны не оставляли времени для общения с Богом.

Кайрен опустился на одно колено, осенил себя крестным знамением и опять встал. Что дальше? Снова преклонить колени? Стоять здесь и молиться? Он вздохнул. Какого чуда просить у Бога? Чтобы Он вернул Мэв, ничего другого ему больше не надо.

Справа донесся вздох, а потом Кайрен увидел поднимающегося на ноги Гилфорда. Он бросился к наставнику, взял за руку и помог встать.

Тот кинул на него сердитый взгляд.

– Я не столь немощен, просто медленно двигаюсь.

– Извини, – сказал Кайрен, отпуская его руку.

– Что привело тебя сюда?

– Тишина, я полагаю. – Килдэр пожал плечами.

– Никогда не знал, что ты ищешь покоя и тишины, парень, – недоверчиво произнес Гилфорд. – Твоя жена взвалила на тебя груз тревог.

Проницательность старика рассердила Кайрена. Неужели он столь открыто проявляет свои чувства? Видимо, да. Но он не хотел, чтобы ему об этом напоминали, и не хотел ничего обсуждать.

– Все в прошлом.

– Не думаю. – Гилфорд нахмурился. – Эрик с Дрейком в конце концов привезли своих жен сюда, пока разбирались с житейскими трудностями и улаживали отношения. Ты оставил свою Мэв в Ирландии. Как же мне тогда с ней познакомиться?

Теперь его жизнью правят бессонница и уныние, он сам не знает, что ему делать, а Гилфорд беспокоится о встрече с Мэв?

– Хочешь, могу объяснить, как добраться до Лэнгмора. Только не верь, если кто-нибудь тебе скажет, что в замок ты должен ехать через болото, поскольку мост разрушен.

Гилфорд коротко хохотнул.

– Так сделала Мэв? – Сгорая от унижения, Кайрен мрачно улыбнулся и кивнул. – Ах, мальчик, теперь ясно, что ты ее любишь. Ты не улыбался со дня своего приезда. Не взглянул на женщин, к которым всегда имел пристрастие, на одну даже рыкнул, хотя, как я помню, считал ее прежде более чем привлекательной. Черт возьми, он и сам это знает.

– История полугодовой давности. Я не нуждаюсь в твоем напоминании, Гилфорд.

Кайрен старался не выглядеть хмурым, но чувствовал, что не может сдержать эмоции и озабоченность отражается на его лице. С чего бы тогда Гилфорду самодовольно улыбаться?

– Оставь меня в покое. Эрик и Дрейк следуют твоим советам. Они – люди мыслящие, склонные к размышлениям.

– А ты у нас человек действия. Особенно в последние дни. Уставился в кружку с элем, отказываешься вернуться в Испанию, повоевать во Франции, взгляд постоянно сердитый. Да, мыслить при таком списке прегрешений, должно быть, очень трудно.

50
{"b":"4978","o":1}