1
2
3
...
26
27
28
...
64

– Не надо ничего говорить. Меня не интересует, что вы там нагадали о моем здоровье, богатстве или счастье.

– А как насчет будущего мужа? – Гадалка хитро улыбнулась. – Это тебя интересует? Похоже, что да. Но вначале мы поговорим о твоем прошлом. Твоя мать давно умерла.

– Да, – признала Эверил, встревожено хмурясь.

– Ты обручена, верно?

– Да.

Откуда эта старая ведьма столько знает? Может, у нее особый дар?

– Но есть и другой мужчина. Он где-то рядом и ищет тебя. Он стоит между тобой и твоим нареченным. – Женщина замолчала, уставившись в пространство. – Так будет и впредь.

Укол страха пронзил Эверил. Неужели гадалка считает, что она никогда не вернется к Мердоку Макдуталу? Впрочем, все это чепуха, ведь никому не дано знать будущее… Или все-таки дано?

Не успела Эверил выразить свое несогласие, как предсказательница нахмурилась, черные, как бусинки, глаза забегали по ладони девушки.

– Прошлое играет важную роль в твоей жизни. Узнав его, ты найдешь ключ к своему будущему. И… осуществишь свои мечты о любви и богатстве.

Эверил прикусила губу. Каждый хотел бы услышать, что будет счастлив и богат, поэтому и она не могла не задуматься над словами гадалки. Разве она сама не пришла к выводу, что Дрейком движет прошлое и его сердце отравлено ненавистью.

– А что произошло между моим женихом и этим… другим мужчиной? – спросила девушка, удивляясь своему вопросу.

Старуха задумалась, сосредоточенно сдвинув брови.

– Они давно знают друг друга и связаны общими узами.

Узами? Прежде чем Эверил переварила очередную головоломку, костлявые пальцы гадалки, унизанные драгоценными перстнями, скользнули через стол и с неожиданной силой схватили ее за другую руку. Пальцы Эверил разжались, и лиловая лента упала на стол.

– Мужчина, от которого ты сбежала и который подарил тебе эту вещицу, – старуха кивком головы указала на узкую полоску атласа, лежавшую между ними, – твое будущее. Твоя судьба.

Эверил замерла. Дрейк – ее судьба? Должно быть, бабушка совсем спятила. Хотя откуда она знает, что это подарок Дрейка?

– Боюсь, вы ошибаетесь, – заявила Эверил, поднимаясь.

– Сиди, дитя. – Сморщенная рука усилила хватку. Эверил села, подчиняясь вековой мудрости, светившейся в черных глазах женщины.

– Этого не может быть! – воскликнула она, – он совершенно равнодушен ко мне.

Старуха разразилась отрывистым смехом, от которого по спине Эверил пробежала дрожь.

– Вот уж нет! Ты полюбишь его, и он, – она многозначительно выгнула подрисованную черную бровь, – полюбит тебя так же, если не сильнее.

Полюбит? Чтобы Дрейк испытывал нежность и доверие к другому существу? Нет, это невозможно.

– Теперь вы точно ошиблись.

Прищелкнув языком, гадалка покачала седой головой.

– Смотри дальше его слов и поступков, загляни в его глаза. Подари ему свое доверие. И ты обретешь сокровище.

Эверил молчала, ее охватило смятение. Только худший из людей мог произносить такие слова, как Дрейк, и совершать подобные преступления.

– Я не могу довериться убийце, который принуждает…

– Он не станет принуждать тебя отдаться ему. И он никого не убивал. Посмотри в лицо своему другому ухажеру, если хочешь узнать правду.

Другому ухажеру? Речь может идти только о Мердоке. Но это же невозможно! Эверил понурила голову. Ее мозг лихорадочно работал.

Гадалка уверена, что Дрейк невиновен. Кайрен и Гордон, похоже, придерживаются того же мнения. Но что же тогда произошло? Дрейк намекал, что Мердок обставил все таким образом, чтобы свалить на него это гнусное убийство. Эверил подавленно вздохнула, сожалея, что не может сбежать от старухи и ее загадок.

Вцепившись в ее ладонь, гадалка продолжила:

– Подумай, виновен ли твой возлюбленный? И когда ты осознаешь правду, ты с радостью отдашься ему. Этот мужчина способен оценить твою любовь и невинность, потому что не видел в жизни ни того, ни другого.

С радостью? Эверил не могла отрицать, что возбуждающие поцелуи Дрейка заставляют ее таять в его объятиях. Но она не допускала и мысли, чтобы отдаться этому типу. Она должна вернуться к Мердоку, спасти свой дом, своих подданных. Свое сердце, наконец.

– Мне пора. – Эверил вскочила на ноги. Иссохшая рука сжалась крепче.

– Прошлое твоего возлюбленного хранит мрачные тайны. Но у него нежное сердце, уставшее от одиночества.

Эверил открыла рот, собираясь возразить, но гадалка перебила ее:

– Положись на волю событий и не бойся своей судьбы. А теперь иди. Он ищет тебя.

С этим напутствием старуха выпустила ее руку, откинулась в кресле и закрыла глаза. Все еще ошеломленная, Эверил смотрела на яркую полоску атласа, лежавшую на столе, и думала о мужчине, купившем ее. Дрейк не собирался делать ей подарок. По его же собственным словам, им двигали отнюдь не нежные чувства. Но что-то внутри ее отказывалось верить его небрежным словам.

Обругав себя наивной дурочкой, Эверил схватила со стола ленту, повязала ее вокруг косы и вышла из шатра.

Снаружи уже сгустились сумерки, но, судя по всему, праздник продолжался. Окрестные дома были увешаны яркими вымпелами. На столбах, врытых вокруг танцевальной площадки, занятой теперь горсткой подвыпивших горожан, горели факелы, освещая вытоптанную землю.

За пределами освещенного пространства простиралась кромешная тьма, и Эверил не представляла себе, как уберечься от ужасов, поджидавших ее там. Вздрогнув, она горько посетовала, что не подумала об этом раньше.

Притаившись за исполинским дубом на окраине ярмарки, она огляделась. Дрейка нигде не было видно. Повсюду расхаживали мужчины, некоторые под руку с женщинами. Другие предпочитали мужскую компанию и кружку эля. Но никто из них не обладал ростом Дрейка, его гордой осанкой, смоляными кудрями и неброской элегантностью.

Он ушел.

Эверил с сожалением вздохнула. Суждено ли им когда-нибудь еще увидеться? Что за чушь! Она должна испытывать облегчение, а не ноющую боль в груди. Кто она для него?

Пешка. Ему не нужна ни ее любовь, ни сердце, что бы там ни говорила старая колдунья.

Глубоко вздохнув, Эверил поклялась, что не будет тосковать по этому типу. Ни единой секунды, кроме вот этой, последней.

Она нахмурилась. Дрейк не стал бы скучать по ней. Такова печальная реальность, и нужно принять ее, какова бы она ни была, а не упиваться фантазиями, за которые цепляется ее воображение.

Оттолкнувшись от дерева, она в последний раз обвела взглядом толпу. Ее внимание привлекли трое мужчин – воинов, судя по тяжелым мечам, свисавшим вдоль бедер. По пронзительному свисту и похотливым улыбкам Эверил догадалась, что они ее тоже заметили.

Тревога пронзила девушку, когда один из незнакомцев направился к ней. Двое других двинулись следом. Не медля ни секунды, Эверил кинулась в темноту, борясь со страхом и впервые в жизни надеясь, что мрак поглотит ее и спрячет под своим покровом. Испуганно оглянувшись, она поняла: ее преследуют.

Сердце девушки гулко забилось. Подхватив юбки, она побежала быстрее. Открытое пространство вокруг не предоставляло никакого убежища: ни деревьев, ни кустарника. Топот ног раздавался все ближе и ближе. Споткнувшись обо что-то твердое, Эверил растянулась на земле, ободрав колени и исцарапав ладони. Сзади раздался взрыв хохота. Не обращая внимания на боль, она вскочила на ноги, но не успела сделать и шага, как грубая рука схватила ее за локоть. Эверил вскрикнула.

– Так, что это у нас здесь? – протянул мужчина, повернув ее лицом к себе. – И такая милашка разгуливает совсем одна? Да еще куда-то спешит, когда веселье только началось.

– Я… я ищу своего мужа. – При виде ухмыляющейся физиономии с щербатым ртом и злобными глазками ее сердце бешено забилось от страха.

– Вот как? Но здесь никого нет, кроме нас. Так что, если твой муж такой олух и оставил тебя одну, мы можем считать своей привилегией, нет, правом насладиться твоим… обществом нынче вечером. – Он провел костяшками пальцев по ее груди.

27
{"b":"4980","o":1}