ЛитМир - Электронная Библиотека

Эверил медленно обернулась, обратив на Дрейка вопрошающий взгляд, но его сильные руки вернули ее назад, к отражению в зеркале.

– Нет, – прошептал он. – Смотри. Я хочу, чтобы ты видела, как мы занимаемся любовью.

Его намерения окончательно прояснились, когда он обхватил ее груди и стал пальцами массировать затвердевшие соски. От возбуждающих прикосновений Дрейка, от завораживающего вида его загорелых рук кожа Эверил покрылась мурашками. Она невольно выгнулась.

– Вот так, умница, – ободряюще вымолвил Дрейк и, спустив вырез сорочки, обнажил ее груди.

Эверил уставилась на сладострастную картину. Господи милостивый, как же она хочет его!

Дрейк еще немного поиграл ее сосками, а потом двинулся вниз по гладкой поверхности ее живота к своду бедер. Сквозь тонкую ткань его большой палец принялся выводить круги по ее увлажнившейся плоти. Эверил стиснула зубы, сдерживая крик, и напомнила себе о своих планах: дать ему ощутить всю глубину ее чувств во время их соединения.

Ее решимость продержалась до тех пор, пока зубы Дрейка не прикусили чувствительную кожу у нее на затылке, и первая волна высвобождения потрясла ее тело. Глаза Эверил закрылись. Она больше не владела собой. Дрейк слишком хорошо знал, где и как коснуться, чтобы доставить ей неземное удовольствие. Она сделала глубокий вдох, борясь с мощным напором желания, увлекающим ее в неизведанные глубины страсти.

Звук рвущейся ткани и дуновение холодного воздуха заставили Эверил открыть глаза. Приподняв отяжелевшие веки, она увидела свое обнаженное тело и обрывки сорочки, свисавшие с плеч. Твердый признак его возбуждения упирался в нее сзади.

– Одежда ничего не значит по сравнению с этим, – прошептал Дрейк, снова погрузив пальцы в скользкую расщелину между ее бедрами.

Эверил ощущала, как новый прилив экстаза овладевает ее телом. Груди девушки напряглись, кожа порозовела и увлажнилась, спутанная масса волос рассыпалась по плечам.

Внезапно она поняла, что ей нет дела ни до чего, кроме высвобождения, рвущегося из недр ее существа. Сквозь оглушительную дробь в висках она смутно различила собственный крик. Ее тело, поддерживаемое сильной рукой Дрейка, содрогнулось от бешеного прилива наслаждения. На лице Дрейка, наблюдавшего за ней в зеркале, отразился триумф. Оценивающий взгляд черных глаз прошелся по ее возбужденному телу.

Сняв обрывки сорочки, Дрейк уложил Эверил в постель и опустился рядом. Он потянулся к поясу рейтуз, намереваясь как можно быстрее избавиться от них. Каким-то чудом Эверил нашла в себе силы, чтобы схватить его за руку и остановить.

Только что Дрейк наглядно показал ей, как легко обнажить чувства человека, когда он в порыве экстаза теряет над собой контроль. Она видела собственное лицо и понимала, что никогда не узнает истинных чувств Дрейка, пока он полностью владеет своим телом и разумом. Нужно довести его до такого же безумия.

– Позволь мне, – прошептала Эверил в ответ на его вопросительный взгляд и, заставив Дрейка повернуться на спину, занялась его рейтузами.

Она осторожно прошлась пальцами по его затвердевшей плоти. Торнтон напрягся и стиснул челюсти. Эверил нерешительно прикусила губу. Может, нужно остановиться? Пребывая в неуверенности, она сняла с его ног рейтузы и бросила их на пол. Дрейк разрешил все сомнения, сомкнув ее пальцы вокруг своего напрягшегося ствола и задав направление движения. Вскоре, следуя его безмолвным указаниям, она была вознаграждена. Мужчина запрокинул назад голову, закрыл глаза и застонал. Эверил улыбнулась. Похоже, действуя таким образом, она заставит его потерять контроль над собой.

Она ускорила движения. Пальцы Дрейка сомкнулись вокруг ее бедер.

Наблюдая за выражением лица Торнтона, Эверил продолжала в том же духе.

– Посмотри на меня, – шепнула она.

Дрейк открыл глаза. Свет тысячи адских огней полыхал в их темных глубинах. Эверил сладострастно улыбнулась.

– Хватит, – хрипло выдохнул он. – Я больше не могу терпеть эту пытку.

Прежде чем она успела возразить, Дрейк опрокинул ее на спину. Сжав пальцами ее бедра, он заполнил ее лоно одним решительным толчком, словно хотел войти как можно глубже. Эверил ахнула от нахлынувших на нее ощущений и обвила его талию ногами.

– А теперь смотри на меня, – произнес Дрейк.

Не сводя с нее глаз, он начал двигаться. Эверил казалось, что этот взгляд проникает в ее душу, связывая любовников незримой нитью. Девушка прильнула к его губам. Дрейк откликнулся стремительными выпадами языка и мощными толчками своей твердой плоти, словно хотел быть на ней и внутри ее одновременно.

Вцепившись в его плечи, Эверил вторила его движениям. Еще один толчок, и она взорвалась. Хриплый возглас Дрейка и его агонизирующее тело свидетельствовали о том, что он присоединился к ней. Завершение было ослепительным.

Несмотря на медовую сладость высвобождения, туманившую мозг, Эверил старалась не терять голову. Глаза ее оставались открытыми. Она наблюдала за Дрейком в самый уязвимый для него момент. Странная смесь блаженства, неуверенности и тоски, промелькнувшая на его лице, тронула девушку.

Протянув руку, она коснулась его щеки, чтобы успокоить и заверить в своих чувствах. Спина и плечи Дрейка тотчас напряглись. Он закрыл глаза, в последний раз сжал ее бедра и скатился на постель.

Эверил мгновенно почувствовала, что он отдалился. Это было нечто большее, чем простое отстранение тела. Один взгляд на лицо мужа сказал ей, что Дрейк опять замкнулся.

– Посмотри на меня, – снова прошептала она.

Он глубоко вздохнул и не сразу подчинился. Его черные глаза не выражали ничего – ни желания, ни удовлетворения, ни презрения. Их пустота разбивала ей сердце.

Эверил поднялась и молча оделась; слезы жгли ей глаза. Дрейк никогда не полюбит ее. Он будет безжалостно подавлять любое чувство, не желая признаваться в нем даже себе. Да, он будет дарить ей наслаждение. Бог свидетель, он это может. Будет заботиться о ней, защищать ее. Но Торнтон никогда не позволит себе любить ее.

– Дрейк, я хотела бы поговорить с тобой, – сказала Эверил на следующий день.

Обеспокоенный ее серьезным тоном, Торнтон положил топор рядом с поленницей дров и медленно повернулся. Летний день угасал, в воздухе витал свежий аромат колотого дерева.

– И о чем же, дорогая женушка? – Дрейк смахнул со лба пот, стараясь не замечать ее делового взгляда.

Может, она решила объяснить, почему трижды отстранялась от его объятий прошлой ночью и один раз сегодня утром? Впервые с того момента, как между ними запылало пламя страсти, Эверил своим сладким телом отказала супругу в утешении. Почему?

Эверил откашлялась. Сцепив перед собой руки, она нервно облизнула губы.

– Я хотела бы поговорить с тобой об окончании нашего брака! – прервав его размышления, выпалила девушка.

– Не рано ли? Он едва начался. – Дрейк нахмурился.

– Да, но я хочу, чтобы ты кое-что усвоил.

– Вот как? – Он был явно недоволен ее тоном.

Собираясь с мыслями, Эверил сделала несколько шагов, а затем снова повернулась к собеседнику. Ее напряженная фигурка, облаченная в бледно-голубое платье, казалась хрупкой и в то же время несгибаемо твердой.

– Когда ты удовлетворишь свою месть, я больше не буду тебе нужна. Поэтому я настаиваю, чтобы после окончания нашего брака ты дал мне обещанные средства для восстановления Эбботсфорда.

Ах да, ее дом! Эверил не может не беспокоиться о его стенах и обитателях. Такова суть ее натуры, столь непохожей на характер его покойной матери. Именно это и вызывает в нем чувства, выходящие за пределы обычной похоти. Дрейк расслабился.

– Я же обещал. – Он ласково коснулся ее щеки. – Если мне удастся избежать могилы, я найду способ дать тебе все, что Мердок обещал твоему отцу. Можешь не волноваться на этот счет.

Эверил отвернулась. Прищурившись, Дрейк наблюдал за ее напряженными пальцами, сцепленными между собой, словно в молитве.

– Я также считаю, что между нами не должно быть никаких контактов, то есть ты освободишь меня в полном смысле этого слова.

39
{"b":"4980","o":1}