1
2
3
...
46
47
48
...
70

Это зрелище ужаснуло Киру; теперь она не могла думать ни о чем, кроме спасения Гевина.

– Берегись! – крикнул тот, что держал Гевина.

– Чего? – проворчал человек с ножом.

– Сзади...

Решив не дожидаться, пока бандит повернется, Кира изо всех сил ударила вооруженного головореза по голове, и он со стоном упал на колени. Нож со звоном полетел на пол.

Другой бандит перевел глаза с кочерги в ее руке на нож, поблескивающий в лунном свете, продолжая при этом крепко держать Гевина. Он явно нервничал.

– Опусти кочергу, – потребовал негодяй.

– Нет. – Кира осторожно двинулась к ножу, лежащему на полпути между двух злодеев, и хотя Гевин покачал головой, делая ей молчаливое предупреждение, она проигнорировала его.

Ей оставалось всего несколько дюймов до широкого лезвия, когда державший Гевина бандит отшвырнул его в сторону и бросился на нее.

Кира кинулась на пол, чтобы схватить нож, изо всех сил стараясь при этом удержать в руке кочергу, но вдруг почувствовала чью-то руку на своей лодыжке. Головорез, которого она только что ударила, ожил и схватил ее.

Она взвизгнула, но тут же почувствовала в своей ладони рукоять ножа и крепко сжала ее.

Как будто бы издалека она услышала резкий звук и хриплое проклятие. Поднявшись с пола с клинком в руке, Кира поняла, что это Гевин ударил нападавшего на него бандита и не дал негодяю добраться до нее. Она хотела поблагодарить его, но тут же заметила, что другой ее противник медленно поднимается на ноги.

Бандит был невысок, но его пальцы, сжимающие ее лодыжку, доказывали, что он достаточно силен. Отпустив ее ногу, он одним движением вскочил и бросился на нее. Кира повернулась к нему спиной, прижимая нож и кочергу к груди, чтобы держать их как можно дальше от него, но он схватил ее сзади, пытаясь вырвать нож из ее руки.

Кира изо всех сил сжала рукоятку ножа; рука ее дрожала. Она видела, что герцог и его противник все еще продолжают бороться, но не могла понять, кто одерживает верх. Господи, только бы это был Гевин!

– Нож! Отдай мне нож! – Хриплый шепот негодяя обжег ее ужасом. – Если отдашь сама, твоя смерть будет безболезненной.

Смерть? Так эти злодеи пришли, чтобы убить их? Горячая кровь запульсировала во всем теле. Не слишком ли они самонадеянны? Когда она вернулась после фиаско с лордом Венсом, Дариус научил ее кое-каким вещам; так почему бы не использовать их сейчас...

Кира бросила кочергу на пол и наступила на нее, чтобы она не досталась противнику. Холодный металл больно врезался в ее босые ноги, но она только сильнее прижала кочергу к полу и ударила нападавшего локтем в живот.

Лицо негодяя побледнело; он тут же отпустил ее и отступил назад, согнувшись пополам.

– Ах ты, сука!

Кира тоже не испытывала к нему нежных чувств и поэтому, развернувшись, ткнула его пальцем в глаз. Злодей взвыл от боли, и тогда, осмелев, она рискнула приблизиться, чтобы нанести ему удар в самое чувствительное место.

В тот же миг он бросился на нее, вырвал нож и швырнул ее на пол.

– Ах ты, наглая герцогская шлюха! – прорычал он, тяжело дыша. – О нет, я не сразу убью тебя!

Кира отчаянно закричала, но Гевин не мог прийти ей на помощь, так как схватка между ним и его соперником все еще продолжалась; в темноте Кира отличала одного от другого только по тому, что на Гевине были надеты кальсоны.

– Посмотри на меня: сейчас я перережу тебе горло! – завопил ее противник.

Не желая подчиняться негодяю, Кира зажмурила глаза, но тут страшный вопль из противоположного угла комнаты привлек внимание головореза к другой паре дерущихся. Заметив, что он отвлекся, Кира резко согнула ногу, и ее колено мощным ударом врезалось в его пах.

Нападавший испустил долгий, почти беззвучный стон, скатился с нее и рухнул на спину, схватившись за гениталии, и Кира, не теряя времени, попыталась вырвать у него из рук нож. Все же он был гораздо сильнее, и она, не добившись своего, упала на четвереньки и попыталась в темноте найти кочергу. Она нащупала тонкую рукоятку, как раз когда ее противник, шатаясь, поднялся на ноги, и быстро ударила его снова, на этот раз в висок, после чего он со стоном рухнул на пол.

Кира осторожно опустилась на колени рядом с ним, держа наготове кочергу, но, внимательно взглянув в лицо врага, поняла, что он без сознания. Ликование охватило ее. Выхватив нож из его руки, она бросилась к Гевину и его противнику, которые были на полу, перекатываясь, как пара сцепившихся котов.

– Держи! – Она сунула Гевину в руку рукоять ножа, и он, едва взглянув на нее, тут же поднес нож к горлу бандита.

– Кто, черт возьми, послал тебя? Говори, или я тебя убью!

– Куда тебе, хлипкий аристократишка! У вас у всех кишка тонка, – презрительно произнес негодяй.

– О, ты очень ошибаешься. – Голос Гевина был похож на отдаленный гром, и Кира не сомневалась, что он говорит серьезно. – Если бы мне не нужны были кое-какие сведения, тебя бы сейчас уже встречали в аду.

– Да пошел ты!

Гевин сильнее нажал на нож, и из-под его острия появилась капля крови. Глаза бандита расширились, а кожа покрылась потом.

Однако в этот момент сообщник негодяя, поднявшись, бросился на герцога и сбил его с ног. Мерзавец, которого Гевин едва не заколол, тут же метнулся кокну и выскочил наружу. Второй налетчик бросил осторожный взгляд на злое лицо Гевина и быстро последовал его примеру.

Гевин подбежал к окну, но бандиты уже убрали лестницу и исчезли в ночи до того, как он успел погнаться за ними.

– Проклятие! – выругался он, тяжело дыша. – Надеюсь, они не поранили вас?

– Н-нет.

И все же в каком-то смысле Кира была ранена: страх причинял ей почти физическую боль. Что, если Дариус и Джеймс уже стали жертвами этих головорезов? Живы ли они? Страх неизвестности оказался даже еще ужаснее, чем угроза собственной жизни.

– Они... напугали меня, – призналась она.

Не говоря ни слова, Гевин прошел через всю комнату и обнял ее.

– Я знаю, это было ужасно.

Несмотря на прохладную ночь, большое тело Гевина излучало жар, проникающий через ее тонкую ночную рубашку. Она прильнула к нему, и запредельный страх уступил место ощущению безопасности, когда он обнимал ее.

– Вы думаете, это были люди лорда Венса?

– В этом нет никакого сомнения. Уж очень мерзавец, напавший на меня, похож на охранника с рваной губой из Фентлет-Мэнора...

У нее все сжалось внутри от страха.

– Они хотели убить нас. – Ее голос задрожал. Гевин кивнул. Его подбородок погладил ее по щеке, мягкая щетина усов скользнула по коже. Ладонь, которую он положил на ее спину, казалось, была готова поглотить ее всю. Кира чувствовала себя гораздо лучше рядом с ним, и она прижалась к Гевину еще крепче.

– Знаю. – Он поцеловал ее в висок. – Но к счастью, они не смогли! Как вам удалось справиться со вторым негодяем?

Кира пожала плечами, изо всех сил стараясь выглядеть спокойной. В душе она понимала, как близка была к смерти, и теперь эмоции захлестнули ее так, что у нее почти перехватило дыхание.

– Дариус научил меня некоторым... приемам. – Она неожиданно разрыдалась.

Гевин обнял ее еще крепче.

– Ш-ш... Вы прекрасно поработали, защищая себя. Теперь мы в безопасности.

– Нет, – возразила она. – Мы не в безопасности. Дариус и Джеймс все еще неизвестно где, и кто-то собирается убить нас...

– Мы справимся. Все будет хорошо. – Гевин поцеловал ее в щеку так нежно, что Кира растаяла и прижалась к нему. Он и в самом деле заставил ее поверить, что все кончится хорошо, и она крепче обняла его.

Гевин провел ладонями по ее спине вверх, к шее, лаская и успокаивая.

– Никто не сможет причинить вам зло сегодня ночью.

– Обещаете?

Кира понимала всю абсурдность этого вопроса, но от нежного заверения Гевина ей определенно стало лучше.

– Обещаю.

Она прильнула к нему и замерла, слушая стук двух сердец, от всей души желая поверить ему.

Когда Гевин поднял голову, чтобы еще раз посмотреть на нее, Кира почувствовала, что ее поглощает океан чувств: страх, любовь и еще множество других эмоций, которых она не могла назвать. Но Гевину она могла довериться в любой опасности. Надежда и восторг охватили ее.

47
{"b":"4981","o":1}