ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стеклянная ловушка
Любовь без правил
Приморская академия, или Ты просто пока не привык
Храню тебя в сердце моем
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Вторая брачная ночь
Сидней Рейли. Подлинная история «короля шпионов»
Гончие псы

– Об этом я не знал. Простите, если мое вмешательство оказалось несвоевременным. – Слова прозвучали едва слышно; сразу было видно, что Гевин не часто извинялся.

Дариус с недовольным видом проговорил:

– Рядом с Венсом всегда есть один-два головореза, так что мне понадобится ваша помощь, чтобы поймать его.

– Я готов. – Гевин поднялся. – Этого негодяя давно пора остановить; он уже и так причинил слишком много зла невинным.

– Несомненно. – Дариус взглянул на Киру, и его голос понизился до шепота: – Но если я узнаю, что ты притронулся к моей сестре, тебе придется очень сильно пожалеть об этом.

Глава 15

Забрав вещи из гостиницы, Кира и Гевин поехали вслед за Дариусом по цветущим полям. Их общий разговор касался только ночного нападения людей Венса и плана, который, по-видимому, уже вечером собирался осуществить этот негодяй, но ни слова не было сказано о том, что не случилось – или случилось – между Гевином и Кирой до приезда Дариуса.

Через час они подъехали к заброшенной хижине недалеко от Фентлет-Мэнора, в которой Дариус жил после того, как уехал из «Высокого дерева». Здесь они увидели Джеймса, растрепанного и небритого, неуклюже сидящего в ветхом кресле. Одна его рука была привязана к подлокотнику. Оказывается, упомянув о том, что Джеймс связан, Дариус отнюдь не шутил.

– Что, ради всего святого, это все значит? – взревел Гевин.

Кира подбежала к Джеймсу, чтобы развязать его, но Дариус остановил ее, схватив за запястье.

– Мистер Хауленд страдает от ложного представления, будто, если мы объясним лорду Венсу порочность его действий, он прекратит свою торговлю.

– И он прекратит! – настаивал Джеймс. – Люди хотят поступать правильно, когда им объясняют их ошибки.

– Боюсь, это безумие, – не сдержавшись, произнесла Кира, и Джеймс бросил на нее полный боли взгляд.

Гевин зло посмотрел на Дариуса.

– Разве нельзя было убедить Джеймса как-то иначе, не привязывая его к креслу?

– Слежка за Венсом заняла почти все мое время. Мне пришлось выбирать – либо убеждать вашего кузена, либо остановить негодяя. Без сомнения, мой выбор правилен, хотя и не слишком гуманен.

– Пусть даже и так, но это варварство! – Гевин указал на путы Джеймса. – Отпустите его.

– Отпустить? А кто будет наблюдать за ним, пока мы с вами будем ловить Венса? Вы думаете, что если ваш кузен действительно захочет проповедовать слово Божье об отречении от греха лорду Венсу, Кира одна сможет остановить его?

Гевин зло выругался и, подойдя к Джеймсу, принялся распутывать веревки на его запястьях. Когда священник встал на ноги, растирая затекшие руки, он раздраженно посмотрел на Дариуса:

– Вы не джентльмен, хотя прежде я вас считал таковым.

Оскорбление Джеймса ничуть не тронуло Дариуса.

– Боюсь, ваше непонимание ситуации слишком опасно.

Внезапно Гевин почувствовал странную радость от их перепалки. Если Дариус не одобряет Джеймса как будущего мужа Киры, возможно, заявленная свадьба вообще не состоится. Тетя Кэролайн будет счастлива, скандал предотвращен, а Кира и Джеймс спасены от самой большой ошибки в их жизни.

Разумеется, Гевин не хотел, чтобы Кира провела всю жизнь старой девой, зависящей от благожелательности своего брата, он желал ей счастья. Но Джеймс все равно не сможет сделать ее счастливой. Порвать с ней и в то же время предотвратить ее несчастливый союз с Джеймсом – вот правильное решение, учитывающее все имеющиеся в наличии обстоятельства...

На этом месте Дариус прервал его размышления:

– Идемте со мной: нам нужно составить план на сегодняшний вечер.

Но Гевин медлил.

– Вы что, собираетесь оставить моего кузена и вашу сестру наедине, без сопровождения?

Он знал, что это нелепо. Если и был кто-то, кто не прикоснулся бы неприличным образом к Кире до свадьбы, то это Джеймс. И все же мысль оставить ее одну с женихом... Конечно, его реакция смешна, и Гевин знал это, но он уже привык считать Киру своей и никак не мог это прекратить.

Дариус, прищурившись, посмотрел на герцога.

– Вопрос решен – они остаются. – Он быстро вышел из лачуги, и Гевин неохотно последовал за ним.

На улице ярко светило весеннее солнце, так что Гевину пришло в голову, что даже этот день слишком прекрасен для такого опасного предприятия...

И тут Дариус резко повернулся к нему.

– Как вы могли? – Молодой человек тяжело дышал от возбуждения, его кулаки сжались. – Как вы могли соблазнить невесту своего кузена? Как вы могли ради собственного удовольствия использовать невинную девушку, которая и так уже стала жертвой злобных сплетен?

Но Гевин вовсе не собирался бесчестить Киру и не хотел причинять ей боль ни сейчас и никогда. Тем не менее он не мог озвучить эти свои чувства, понимая, что все сказанное им вряд ли вызовет у его собеседника хоть крупицу доверия. К несчастью, все было слишком просто. Он только хотел обнять ее и потом уже не мог остановиться. Любое прикосновение к ней было возбуждающим – и даже больше; в этот момент что-то пронзало его насквозь и лишало разума, требуя обладать ею при каждой возможности. Проклятое «что-то» легко побеждало весь его здравый смысл – и сопротивляться этому он был не в силах.

– Проклятый ловелас! – прорычал Дариус сквозь стиснутые зубы. – Когда лорд Венс будет публично обличен, а моя сестра оправдана, я приду за вами, и тогда берегитесь!

Гнев на смуглом лице Дариуса подтвердил Гевину, что молодой человек не шутит. Чтобы уменьшить возникшее напряжение, он примирительно произнес:

– Я восхищаюсь вашей сестрой...

Лицо Дариуса напряглось.

– Но не настолько, чтобы жениться на ней.

– Этого я просто не могу сделать.

– Чепуха! – Дариус наклонился к Гевину, сжимая кулаки. – Вы можете, но не хотите жениться на ней.

Как Дариус мог понять, какой скандал омрачил прошлое его семьи? А чувство долга по отношению к тете Кэролайн и ответственность, налагаемую его титулом, положением в обществе? Любой, принадлежащий к сословию пэров, ни на миг не усомнится, что герцогиня-полуперсиянка в лучшем случае вызовет удивление, а в худшем он будет выглядеть самым безответственным из дураков.

И как может Дариус понять его внутреннюю борьбу с самим собой и доставшейся по наследству испорченной кровью, потворствование которой может привести его к гибели?

Наконец, Дариус отстранился и разжал кулаки.

– Я хочу, чтобы вы поклялись: как только мы покинем Корнуолл, вы не станете препятствовать вашему кузену в женитьбе на моей сестре.

Дариус просил о невозможном.

– Они сделают друг друга несчастными. Кире нужен...

– Не смейте говорить о том, что нужно моей сестре. В настоящий момент ей нужен муже хорошей репутацией, и ничего больше. Или вы хотите и это отобрать у нее?

Гевин опустил глаза.

– Она не подходит в жены священнику.

– Я это знаю и без вас, но вы сами вынудили меня принять окончательное решение. Если Кира забеременеет – что тогда скажет ваша напыщенная светлость?

Действительно, что? Гевин одернул сюртук и поправил галстук. Боже, как бы ему хотелось увидеть ребенка, созданного им и Кирой... но это разрушило бы ее жизнь.

– Я не из тех, кто может бросить на произвол судьбы своего ребенка или его мать, но не делайте и ее, и Джеймса несчастными на всю оставшуюся жизнь.

Несколько мгновений мужчины в молчании смотрели друг на друга, и наконец, Гевин вздохнул:

– Хотя бы сегодня вечером давайте сконцентрируемся на лорде Венсе. Мы не можем позволить себе отложить это дело. Я так же сильно, как вы, хочу увидеть его наказанным за его преступления.

Некоторое время Дариус медлил, зло глядя на герцога, но затем все же неохотно кивнул:

– Хорошо, сначала мы поймаем его. Но не воображайте, что наш разговор закончен.

Ночь пришла в волне тумана и низких облаков. Безлунное небо словно нависало над землей, темное таинственное. Дариус и Гевин скакали к Фентлет-Мэнору, почти не разговаривая по дороге.

50
{"b":"4981","o":1}