ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь Кира надеялась, что напоминание об их ошеломительном совершенстве как любовников поможет начать совместную жизнь со счастливой ноты.

Повесив рубашку на спинку стула, Гевин подошел к гардеробу и достал ночную сорочку, потом, босой, подошел к кровати. Хотя в темноте Кира не могла точно разглядеть выражение его лица, ей показалось, что он выглядит обеспокоенным.

Что ж, долг хорошей жены облегчать тревоги мужа, и она знала для этого лучший способ.

Гевин подошел к кровати и поднял рубашку над головой, собираясь надеть ее.

– Не думаю, что сегодня ночью вам это понадобится, – проворковала она.

Вздрогнув, Гевин резко отдернул занавесь. Его взгляд тут же наткнулся на нее. Она была накрыта. Хотя Кире очень хотелось быть смелой и лежать перед ним совершенно нагой, она обнаружила в себе странную сдержанность, и, пробравшись в его постель, она так и не смогла стать дерзкой.

– Кира, что вы здесь делаете?

Она приподнялась на локте так, что распущенные волосы рассыпались по обнаженным плечам и полуприкрытой груди, и забрала рубашку из его пальцев. Взгляд Гевина проследовал за ее движениями, и вдруг его плечи напряглись.

– С самого Корнуолла мы не были наедине и не могли поговорить. Я так скучала, – прошептала она.

Гевин сделал глубокий вдох, поднял глаза к потолку, как будто ища божественной помощи, и тогда Кира осторожно взяла его руку. Стиснув зубы, он снова посмотрел на нее, на их соединенные руки; потом на твердые бугорки ее сосков, торчащие между струящихся черных локонов. Его копье увеличивалось прямо у нее на глазах.

– Мы должны поговорить, – с трудом выдавил он. Кира как зачарованная смотрела на него.

– Согласна. Что вы хотите сказать?

Гевин потянулся за своей ночной рубашкой, но она держала ее вне досягаемости.

– Кира, я... Нет.

У нее перехватило дыхание. Неужели он хотел оказать ей честь и дождаться свадьбы, прежде чем снова познать радости их единения? Такое было бы очень забавным.

Под ее взглядом член Гевина удлинялся, твердел, пока его мужественность не встала вертикально, почти доставая до пупка. Он застонал.

– Ты хочешь меня.

Вздохнув, он посмотрел вниз.

– Очевидно, да, но...

– Никаких «но». Сегодня ночью имеет значение только то, что может соединить нас вместе. Я больше не невеста твоего кузена.

Гевин, нахмурившись, посмотрел на нее сверху вниз, с видимым усилием пытаясь думать в самом разгаре возбуждения.

– Что?

– Я освободила Джеймса от его обязательств. Мы с ним не подходим друг другу, а вот с тобой, с тобой я чувствую совсем другое. – В ее взгляде он мог прочесть всю любовь, переполняющую ее сердце. – Скажи, а ты когда-нибудь чувствовал такое к кому-то другому?

Он помедлил, внимательно изучая ее лицо.

– Так чувствовал? – снова спросила она, сжимая его руку.

– Нет. – Это короткое слово прозвучало так, будто он вырвал его из груди. – В этом и проблема.

Кира нахмурилась.

– Проблема? Но почему? Ведь это так чудесно! Я не могу представить ничего лучшего, чем то, что чувствую каждый раз, когда соединяюсь с тобой. Ты сильный, надежный и понимающий... С тобой, мне кажется, я могу летать.

– Боюсь, ты преувеличиваешь.

– О, я знаю, что у тебя есть недостатки. Твой темперамент, например, или твой аристократизм, а также твоя склонность думать только головой.

– Кира...

– Думай сердцем, Гевин. Чего оно хочет?

Он сглотнул, глядя на нее так, будто хотел возразить, но она не позволила ему этого. Гевин любит ее: она верила в это всем сердцем, так же как верила, что судьба предназначила их друг для друга. Его борьба смягчила ее сердце. Она нужна ему.

Кира поднесла ладонь Гевина ко рту и поцеловала, легко прикоснувшись губами к пальцам, отчего его тело содрогнулось, а член снова вырос.

– Прекрати.

– Не раньше, чем ты прислушаешься к своему сердцу.

– У меня его нет.

При этих словах Кира вздохнула. Разумеется, он не это имел в виду.

– Конечно, есть, и я знаю, что оно настоящее.

Она отбросила одеяло, встала на колени и перебралась поближе к нему. Гевин закрыл глаза, но не отодвинулся, когда она прижалась обнаженным телом к торчащему копью и поцеловала его обладателя в губы. Затем она прикоснулась губами к его губам очень легко, едва ощутимо. Губы пахли деревом и мускусом – Гевином. Ее сердце задрожало от того, что он был так близко и принадлежал только ей.

Кира нежно провела рукой по шее Гевина и стала перебирать пальцами по его обнаженной спине.

– Это... Ты...

– Ш-ш. Твое сердце, не голова. Что оно говорит? – Кира проложила дорожку горячих поцелуев вслед за пальцами. Гевин не может контролировать свое сердце, так что не нужно и пытаться. Она сама преподаст ему этот урок.

Для начала Кира прижала губы к его губам в долгом поцелуе, наслаждаясь его вкусом. Когда она стала ласкать его нижнюю губу кончиком языка, он застонал и вдруг обхватил ее стальными руками, накрыл губами ее рот и так яростно погрузился в него, что у нее перехватило дыхание и закружилась голова. Он взял ее лицо в ладони, увлекая ее глубже и глубже в свои объятия. Страсть струилась в ее венах, когда он ласкал каждый дюйм ее рта.

«Вот это и есть его сердце», – со вздохом подумала Кира.

– Что ты делаешь со мной? – Гевин тяжело дышал.

– Показываю, как все должно быть между нами. А теперь молчи.

У них еще будет предостаточно времени на разговоры – вся оставшаяся жизнь. Сейчас, когда Кира ощутила любовь в его прикосновениях, разговоры были для нее не столь важны.

Она скользнула двумя пальцами вниз по его мускулистой груди, плоскому животу... потом еще ниже. В их первую ночь в библиотеке он прикасался к ней так же интимно и принес ей невероятное наслаждение. Разумеется, она давно должна была отплатить ему тем же.

Внезапно Гевин схватил ее за запястье.

– Кира...

– Я так хочу. – Она потянула руку, и он не мог не отпустить ее. – Я верну тебе все наслаждение, которое ты дал мне.

Гевин сделал глубокий вдох, который превратился в шипение, когда ее пальцы сомкнулись на его члене. Он был словно железо, покрытое бархатом. Как интересно. Когда она, лаская, добралась до головки, Гевин громко застонал. Кира повторила движение, одновременно покрывая поцелуями его лицо и шею.

– Господи. – С губ Гевина сорвался стон, и он схватился за столбик кровати, чтобы не упасть.

Она снова провела нежной рукой по всей длине копья, потом вверх, исследуя пальцами гладкую влажную головку.

– Тебе приятно?

Он задрожал.

– Даже слишком...

– Ш-ш. Я хочу делать это для тебя.

И она делала, снова и снова, наблюдая, как меняется выражение лица Гевина. В этот момент он показался ей более уязвимым, чем тогда, когда они до этого занимались любовью: его голова откинулась назад, дыхание превратилось в хрип, и Кира поняла, что теперь сила на ее стороне.

– Постой, – пророкотал он, хватая ее за руки, чтобы остановить следующую ласку.

Его тяжелое дыхание выдало возбуждение, и Кира улыбнулась. Доставляя ему наслаждение, она не только приобретала власть, но и возбуждалась сама. Ее соски стали тугими и чувствительными, а сладкий трепет медленными кругами опускался к низу ее живота. Она уже чувствовала ноющую пустоту там, где Гевин скоро заполнит ее.

Однако он не дал ей времени насладиться победой или продлить ласки, а, оторвав ее руки от себя, забрался на кровать, опустил ее на спину и в следующее мгновение накрыл ее своим огромным телом. Такой тесный контакт словно обжег все ее чувствительные места: грудь, плоский живот, нежную кожу на внутренней стороне бедер. Кира изогнулась навстречу ему, и он, положив широкую ладонь под спину, безжалостно прижал ее к себе, а другой рукой обхватил ее затылок.

– Теперь твоя очередь.

Его слова заставили Киру задрожать. Тогда он захватил ее рот жадным поцелуем, страстным в своей способности пробудить ее чувства. Его губы требовали, искали. Он поглощал ее, как человек, лишенный удовлетворения много лет, а не дней.

54
{"b":"4981","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мустанкеры
Время для чудес
Хочу женщину в Ницце
Тайны Баден-Бадена
Охота на охотника
Зона Икс. Черный призрак
Фаворит. Сотник
Маленькая книга BIG похудения